Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Организация в Лондоне Международного антикоррупционного комитета вызвала резонанс как в России, так и на Западе, в очередной раз высветив проблему российской коррупции, вывода капитала на Запад, а заодно и проблему массового бегства российских бизнесменов в западные страны. Участь Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в обстановке набирающего силу перераспределения собственности многому их научила. Обосновавшись на Западе, российские бизнесмены объединились в Международный антикоррупционный комитет с целью назвать поименно российских коррупционеров в государственных структурах и выявить принадлежащие им активы, вывезенные на Запад.

Один из инициаторов создания МАК - бежавший во Францию петербургский бизнесмен Виталий Архангельский, ставший жертвой преследования со стороны петербургских властей и подвластных им банкиров. Виталий Архангельский был президентом компании "Осло марин групп", стоимость активов которой оценивалась в миллиард долларов. Ему также полностью или частично принадлежали Выборгский порт, морской перегрузочный терминал "Онега", Западный терминал, Выборгская судоходная компания.

Тесно связанный с городской администраций банк "Санкт-Петербург" неожиданно, раньше окончания срока кредитного соглашения, потребовал возврата кредита. По мнению Архангельского, у него просто хотели отнять успешный бизнес. Летом 2010 года против него было возбуждено уголовное дело по обвинению в мошенничестве. Впоследствии французский суд установил, что предъявленные банком "Санкт-Петербург" в прокуратуру документы были сфальсифицированы, а подписи Архангельского на них подделаны.

Опасаясь за свою жизнь и жизнь своей семьи, 36-летний бизнесмен бежал во Францию. Сейчас он проживает в Ницце. Российские власти объявили его в международный розыск и потребовали от Франции его экстрадиции. Французский суд отказал России в экстрадиции Архангельского, ссылаясь на фальсификацию документов и невозможность для него справедливого и беспристрастного суда на родине. Однако российская Генеральная прокуратура направила Франции второй запрос об экстрадиции российского бизнесмена, и сейчас готовятся новые судебные слушания по этому поводу.

Виталий Архангельский активно включился в работу Международного антикоррупционного комитета со штаб-квартирой в Лондоне. Вот что он рассказал корреспонденту Радио Свобода о том, как у него отнимали бизнес и почему он бежал во Францию:

– В один прекрасный день весной 2009 года я узнал, что не являюсь больше директором ряда компаний. Сотрудники милиции просто выгоняли моих людей из офисов и наших портовых объектов. Дальше они стали распродавать имущество, принадлежащее этим компаниям. Ряд компаний – допустим, "Страхобщество Скандинавия" – сейчас находится в состоянии банкротства, благодаря активной деятельности банка "Санкт-Петербург" и тех менеджеров, которых они туда поставили. Портовые терминалы практически прекратили свою работу также из-за халатного отношения и заинтересованности сотрудников банка "Санкт-Петербург" именно в распродаже имущества, а не в наличии хорошего работающего актива. Абсолютно стандартные методы. Толпы полицейских - от 20 до 100 человек с автоматами Калашникова - приезжали на наши объекты, выгоняли людей, проводили обыски, изымали документы, компьютеры. Банк "Санкт-Петербург" был одним из нескольких моих кредиторов, кредиторов моего бизнеса. Они говорят, что такого рода действия были направлены на возврат кредитов, выданных компании. В моем случае банк "Санкт-Петербург" просто решил ускорить эти все процессы, используя неограниченный ресурс, которым они обладали, благодаря тому, что одним из основных собственников банка являлись семья Матвиенко и семья Полукеевых – бывшего вице-губернатора Петербурга, помощника полпреда президента в Северо-Западном федеральном округе.

– Вы заявляете, что намерены вызывать в качестве свидетелей на судебный процесс в Ницце экс-губернатора Петербурга Валентину Матвиенко, главу банка "Санкт-Петербург" Александра Савельева, бывшего главу УВД Пиотровского. Насколько это реально?

– Все-таки вызываю не я, а французский суд. Существует международная конвенция о вызове и допросе участников процесса.

– Вы теперь член Международного антикоррупционного комитета. Как вы намерены добывать доказательства наличия у российских коррупционеров банковских счетов на Западе?

– Путем возбуждения здесь уголовных дел в отношении этих фигурантов. В этом случае они обязаны сами предоставлять суду всю информацию о своих активах, счетах и имуществе. С другой стороны, безусловно, я обращаюсь и работаю с детективными агентствами. На базе этого мы строим свою юридическую позицию.

– Сейчас у вас, наверное, есть уже какое-то представление о примерной сумме тех средств, которые аккумулированы на западных счетах этих людей.

– По самым минимальным прикидкам - это сотни миллиардов долларов! Это колоссальные деньги! Есть такое понятие, которое называется экспорт коррупции. Я смотрел статистику. Сейчас у России в международном розыске находится порядка 100 тыс. бизнесменов. Это в каждой деревне, в каждом городке затрапезном есть 1-2 своих как бы джентльмена удачи типа меня - у кого-то бизнес-ларек, ему не осилить проживание в Англии, но при этом, наверное, он серьезный бизнесмен для своего Урюпинска.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG