Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Генис: Недавний номер ''Нью-Йоркера'' вышел с обложкой, изображающей Обаму, который с удовольствием смотрит по телевизору схватку Гингрича с Ромни, одетых в форму американских футболистов. Смысл ясен: ожесточенная схватка претендентов от Республиканской партии идет на пользу кандидату от демократов. Однако это, казалось бы, бесспорное утверждение, не выдерживает проверки историей. На прошлых выборах шла бесконечная, просто эпическая борьба между Бараком Обамой и Хилари Клинтон. Но и это не помешало демократам добраться до Белого Дома. Более того, победивший президент пригласил Хилари Клинтон в госсекретари, и бывшие соперники быстро сработались на своих постах, несмотря на то, что еще недавно месяцами чернили друг друга. Это объясняется самой природой демократии, которая подразумевает борьбу, но не исключает примирения. Избиратели всегда хотят твердо знать, за кого они голосуют - чего бы это ни стоило кандидату. Что же такое ''негативная кампания'', каковы ее правила и пределы?
У микрофона со своим историческим репортажем Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: В 1996 году избирательную кампанию Бориса Ельцина консультировала группа американских специалистов. Один из них, Джордж Гортон, писал впоследствии, что дочь президента Татьяна Дьяченко, которую он запомнил ''стеснительной идеалисткой'', пугалась американских ''грязных трюков''. ''Но это будет нечестно'', - ответила она на одно из предложений американской команды.
С тех пор российские политтехнологи далеко превзошли своих американских учителей по части грязных трюков. Но родина ''черного пиара'' именно Америка, где были изобретены и отточены способы как ''раскрутки'' своего кандидата, так и дискредитации чужого. За два с лишним века эта страна накопила огромный опыт избирательных технологий. Классическая формула принадлежит Роберту Пенну Уоррену, вернее герою его романа ''Вся королевская рать'' Вилли Старку, прообразом для которого послужил луизианский сенатор Хьюи Лонг. Поручая своему помощнику журналисту Джеку Бёрдену найти грязное пятно в карьере политического противника, Старк произносит свою знаменитую фразу: ''Человек зачат в грехе и рожден в мерзости, путь его – от пеленки зловонной до смердящего савана''. А на реплику Бёрдена, что в данном случае можно ничего и не найти, отвечает: ''Всегда что-то есть. Сработай на совесть''.
Джордж Вашингтон никакой избирательной кампании не вел ни в первый, ни во второй раз, но уже Джон Адамс и Томас Джефферсон, вступившие в борьбу за президентский пост сразу после Вашингтона, в 1796 году, отличились в нехорошую сторону. Сторонники Адамса, воспользовавшись галломанией Джефферсона, приклеили ему ярлык атеиста, опасного радикала и французской марионетки, которая спит и видит, как бы ввести в Америке гильотину и устроить революционный террор. Поклонники Джефферсона утверждали, что Адамс собирается действовать ровно наоборот: отменить Конституцию и провозгласить себя королем, а своих сыновей – наследными принцами. Президентом стал Адамс. Спустя четыре года все повторилось. Президентом был избран Джефферсон. Адамс отказался присутствовать на церемонии принесения присяги и покинул столицу в день инаугурации еще до рассвета.
Однако это еще цветочки по сравнению с тем, что довелось испытать его сыну, Джону Квинси Адамсу, спустя 28 лет. Президентская кампания 1828 года вошла в анналы как самая грязная в истории США. Это был уже второй поединок Адамса-младшего с генералом Эндрю Джексоном. Первым делом Адамс получил кличку ''сутенер'' за то, что, будучи американским послом в Санкт-Петербурге, он будто бы способствовал императору Александру I в соблазнении молодой американки. Противники ответили Джексону публикацией, в которой утверждалось, что его мать была дешевой проституткой и привезена в Америку в обозе английских войск. Жену Джексона Рэчел обвиняли в двоемужии (она сошлась с генералом до того, как был оформлен развод с ее первым мужем), а его самого – в военных преступлениях и безжалостных казнях дезертиров. Обмен любезностями продолжался до бесконечности: безбожник, развратник, алкоголик, маньяк, садист... Был момент, когда Джексон, отчаянный дуэлянт, был готов вызвать Адамса на дуэль. В итоге он выиграл выборы, но лишился горячо любимой жены: не выдержав диких оскорблений, не отличавшаяся крепким здоровьем Рэчел Джексон скончалась через несколько дней после выборов. Как и его отец, Джон Куинси Адамс не пожелал присутствовать на торжествах по случаю инаугурации своего врага и рано утром покинул Вашингтон.
Подобные неистовства давно отошли в прошлое. Сегодняшняя негативная кампания ведется несравненно более мягкими, но и более тонкими методами. Прежде всего – в ней никогда не участвует сам кандидат. Компромат на соперника подбрасывается в прессу, видеоролики с отрицательными характеристиками заказываются так называемыми комитетами политического действия, формально не связанными с кандидатом. Время для вброса выбирается так, чтобы переключить внимание публики с наиболее популярных предвыборных обещаний соперника, так, чтобы сбить его растущий рейтинг и так, чтобы у него не было времени оправдаться перед очередными праймериз.
Нынешняя президентская кампания дает обильный материал для разговора о таких приемах. Бизнесмен Герман Кейн, который неожиданно вырвался вперед на раннем этапе гонки, сошел с дистанции после обвинений в сексуальных домогательствах. Электорат Кейна отошел к бывшему спикеру нижней палаты Ньюту Гингричу, но и он стал жертвой разоблачений интимного характера. Его вторая жена Марианна Гингрич в интервью телекомпании ''ABC News'' заявила, что Ньют Гингрич, у которого в тот момент уже был роман с сотрудницей Конгресса, его нынешней женой Каллистой Бизек, предлагал ей ''открытый брак'', то есть брак, свободный от обязательсва супружеской верности. На ближайших теледебатах в Южной Каролине модератор, обозреватель ''CNN'' Джон Кинг открыл дискуссию вопросом на эту тему. Гингрич изобразил благородное негодование, но нет сомнений, что он был готов к вопросу.

Джон Кинг: Господин спикер, я хочу начать сегодня именно с этого. Как вы знаете, ваша бывшая жена дала интервью ''ABC News'' и ''Вашингтон пост''. Эту историю мгновенно растиражировал интернет. Она говорит, что в 1999 году вы пришли к ней, когда у вас уже была внебрачная связь, и предложили ей, сэр, вступить в открытый брак. Желаете ли вы ответить?

Ньют Гингрич: Не желаю, но отвечу. Я считаю, что деструктивный, порочный и негативный характер многих органов прессы осложняет управление этой страной и отвращает достойных людей от борьбы за выборные должности. И я потрясен тем, что вы начинаете президентские дебаты подобной темой.

Джон Кинг: Это все. что вы хотите сказать, сэр?

Ньют Гингрич: Дайте мне закончить.

Джон Кинг: Сделайте одолжение.

Ньют Гингрич: Каждому человеку в этом зале известно, что такое боль от личных нападок. Использовать бывшую жену за два дня до праймери, превратить это в существенный вопрос президентской кампании – ничего подлее я представить себе не могу. Обе мои дочери написали президенту ''ABC'', что это не так, что интервью нужно снять с эфира, и я, откровенно говоря, изумлен тем, что ''CNN'' подбирает такой мусор и пользуется им, чтобы открыть президентские дебаты.

Джон Кинг: Как вы отметили, господин спикер, эта новость исходит не от нашего канала. Вам известно также, что эта история уже стала темой кампании. Я принимаю к сведению вашу точку зрения.

Ньют Гингрич: Джон, ваш канал повторял это. Вы решили начать дебаты этой темой. Не пытайтесь перевести стрелки на кого-то другого. Вы и ваши сотрудники решили задать этот вопрос в самом начале. Отвечу с предельной ясностью: история сфабрикована. Это вам скажет любой мой личный друг, знавший нас в тот период. Мы предлагали ''ABC'' поговорить с ними. ''ABC'' этой возможностью не заинтересовалось, потому что они хотели выступить с нападками против любого республиканца. Они нападают на губернатора Перри, нападают на меня. Я уверен, что они подбираются к сенатору Санторуму и конгрессмену Полу. Я сыт по горло элитной прессой, защищающей Барака Обаму при помощи нападок на республиканцев.

Владимир Абаринов: В итоге разоблачение достигло обратного эффекта – Гингрич с большим отрывом выиграл праймери в Южной Каролине.
Эксперты установили, что самую негативную кампанию ведет фаворит гонки Митт Ромни. Он не столько излагает собственную программу, сколько критикует конкурентов. 99 процентов видеороликов, оплаченных его избирательным комитетом и показанных в течение недели перед праймери во Флориде, имели негативный характер. Из роликов, оплаченных его комитетом политического действия, негативными были все сто процентов. Но именно перед голосованием во Флориде Митту Ромни пришлось отражать удар, направленный в него самого: его обвинили в том, что он укрывает свои средства от налогообложения в оффшорах. Модератор очередного раунда теледебатов Вулф Блитцер обратился к Ньюту Гингричу, который неодобрительно отозвался о налоговых операциях Ромни. Позднее в диалог вступил сам обвиняемый.

Вулф Блитцер: Ранее на этой неделе, после того как губернатор Ромни опубликовал свою налоговую декларацию, вы сказали, что удовлетворены уровнем прозрачностью его личных финансов. Я просто хочу, чтобы вы сейчас подтвердили: вы действительно удовлетворены прозрачностью его личных финансов?

Ньют Гингрич: Вулф, у нас с вами прекрасные отношения. Мы давно знаем друг друга. Я на его стороне. Это вздорный вопрос. Почему бы нам всем четверым не договориться, что остаток времени сегодня мы посвятим проблемам управления Америкой?

Вулф Блитцер: Но, господин спикер, ведь это вы заострили внимание на этом вопросе, вы сказали на этой неделе: ''Он живет в мире банковских счетов Швейцарии и Каймановых островов''. Не я это сказал, а вы.

Ньют Гингрич: Сказал. Абсолютно нормально сказать это на ток-шоу. Но сейчас национальные дебаты, где у нас есть возможность обсудить широкий круг проблем.

Вулф Блитцер: Однако коль скоро вы выдвигаете против губернатора Ромни такие серьезные обвинения, вам необходимо объясниться.

Митт Ромни: Было бы неплохо, если бы обвинения не предъявлялись там, где на них нет возможности ответить? (Аплодисменты.)

Ньют Гингрич: Хорошо. Ладно. Я сказал, Митт, что мне эта практика представляется необычной. И я не знаю ни одного американского президента, у которого был бы банковский счет в Швейцарии. Я буду рад объяснить вам подобные вещи.

Митт Ромни: Хорошо, я повторюсь. Мои инвестиции находятся в слепом управлении. Я передал их в слепое управление, чтобы избежать конфликта интересов. Когда на прошлой неделе моего управляющего спросили об этом, он ответил, что хотел диверсифицировать инвестиции. И одно время он держал деньги в швейцарском банке. Об этом было известно властям США, налоги с этих сумм, американские налоги, полностью уплачены. В этом нет ничего незаконного. Я знаю, что найдутся люди, которые попытаются раздуть это дело публично, как сделали вы. Но позвольте, я полагаю, не стоит осуждать тех, кто добился успеха, и создавать тем самым впечатление, что быть успешным и иметь инвестиции означает делать что-то дурное. Спикер, вы заявили, что я не заработал эти деньги. Я их заработал. Я не получил их в наследство. Я рисковал. Я инвестировал. Эти инвестиции способствовали созданию рабочих мест в Америке. Я горжусь своим успехом. Я горжусь налогами, которые я плачу. Мои налоги и мои благотворительные пожертвования составят в этом году 40 процентов от моих доходов. Так что давайте бросим эти нападки на меня из-за моих денег и скажем, как настоящие республиканцы: то, чего вы достигли в жизни, не должно рассматриваться как ваш порок – это средство помочь Америке.

Владимир Абаринов: И в этом случае негативная кампания привела к противоположному результату: Митт Ромни выиграл праймери во Флориде с большим преимуществом. Как видно, американские избиратели знают технологию ''грязных трюков'' не хуже политиков.
XS
SM
MD
LG