Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Миронов: "Я понял, что должен выставить свою кандидатуру против Владимира Путина. России нужны перемены, сменяемость власти как лучшая профилактика коррупции и любых застойных явлений. Никто не может сказать, что Миронов где-то что-то украл, и замешан в каких-то коррупционных деяниях. Я здесь чист, и совесть моя чиста!"


Сергей Миронов

Сергей Миронов

Михаил Соколов: В нашей московской студии - кандидат на пост президента России, лидер партии "Справедливая Россия" Сергей Миронов.

Я где-то прочитал, что вы уже признали победу Владимира Путина в первом туре?

Сергей Миронов: На самом деле, признавать пока нечего, потому что все определится 4 марта. И у меня такое ощущение, что, несмотря на известную социологию, - которую я оглашал, когда было можно, а теперь нельзя, и слава богу, потому что, на самом деле, все может измениться, - я абсолютно убежден, что 4 марта граждане Российской Федерации могут изменить свою страну. И если будет очень серьезная явка, нас могут ждать очень интересные сюрпризы.

Михаил Соколов: Скажите, чему вас научила эта президентская кампания? Вот чем все это отличалось от парламентских выборов, где, в общем, партия достаточно успешно выступала?

Сергей Миронов: Во-первых, впервые за последние годы, даже за все время новейшей истории Российской Федерации, президентская кампания прошла под фоном улицы. То что были уличные демонстрации, раньше мы этого не видели, и я думаю, что это один из главных уроков. А урок заключается в том, что власть должна уметь слушать и слышать свой народ. И даже когда власть предержащие говорят, что они не собираются вступать с диалог, когда начали мериться, кто больше соберет народу, это своеобразный диалог.

То есть Поклонная - это ведь ответ Болотной, и акции 23 февраля - это предтеча того, что было 26-го в Москве, "Белое кольцо". И мы это прекрасно видим. Второй урок, кстати, неожиданно для меня, но, похоже, мы раз мы навсегда расстались с черным пиаром. Потому что люди перестали верить этой лабуде, простите за такой термин, и люди теперь четко понимают, что их не обманешь, они не знают цену таким политтехнологиям. И можно сделать такой вывод: наше общество намного умнее, чем многие политтехнологи. И это, мне кажется, тоже очень важный урок.

Михаил Соколов: Многие как-то обижаются на вас, что вы не вышли на второй митинг на Болотной. Все-таки Михаил Прохоров хоть и не стал выступать, но он пришел, а вы как-то обещали и вот не появились там.

Сергей Миронов: У меня были к тому свои резоны. Но 26 февраля я был на митинге в Петербурге. Сначала было шествие, я не очень был здоров, была простуда, поэтому я половину шествия прошел, половину не прошел с самого начала, но на митинге я выступил.
И впервые, кстати, в истории Санкт-Петербурга инициаторами проведения митинга была несистемная оппозиция и были три парламентские фракции в региональном парламенте - фракция "Справедливая Россия", "Яблоко" и КПРФ. И было, соответственно, как бы четыре группы, которые шли одной колонной, но четыре группы: несистемная оппозиция, "Справедливая Россия", КПРФ и "Яблоко". Мне кажется, хороший получился митинг "За честные выборы".

Михаил Соколов: Вопрос с сайта: "В данный момент существует большой процент избирателей, которые не хотят отдавать свой голос ни одному кандидату, включая Миронова. Почему бы вам ни собрать эти голоса в оставшиеся дни? Ассоциируйте себя в графой "Против всех", поскольку абсолютно негде консолидировать эти голоса на выборах. Естественно, под ваше обещание провести прозрачные перевыборы или референдум в течение ближайшего года с учетом мнения всех людей".

Сергей Миронов: Я это уже обещал, и я действительно считаю необходимым распустить эту Госдуму, потому что многие депутаты от "Единой России" занимают там не свои места, они украдены. И нужно принять новый Избирательный кодекс, новый закон избирательный этим составом Госдумы, потом ее распускать и на декабрь этого года назначать новые выборы. Также я готов в случае необходимости досрочно сложить полномочия президента, проведя необходимые политическую, судебную и начав значительную часть социальных реформ. Для того чтобы назначить новые спокойные выборы президента на холодную, трезвую, спокойную голову. Чтобы большинство людей голосовало не по принципу "против", а "за", чтобы был осознанный выбор президента Российской Федерации на нормальные, спокойные шесть лет.

Михаил Соколов: Сергей Михайлович, вы уже сказали о политической реформе, но в Думе, собственно, ее сегодня стали обсуждать, обсуждались три законопроекта. Вас устраивает вот такая конфигурация, которая предложена сейчас президентом Медведевым, и обсуждение, которое состоялось?

Сергей Миронов: Первое, что бросается в глаза, когда громко говорится о политической реформе, на самом деле, это возвращение в прошлое. Мы просто-напросто возвращаемся в 90-е годы. Выборность губернаторов, легкое создание партий, небольшое количество требуемых подписей - это все было. Поэтому когда с такой помпой говорится: ох, мы начали политические реформы, - давайте называть вещи своими именами, это мы возвращаемся в прошлое. Но я считаю, что это возвращение оправданно.

И сегодня, когда я выступал в Госдуме, сразу хочу сказать, наша фракция в первом чтении поддержала все три законопроекта, но у нас есть серьезные поправки, во втором чтении мы будем подавать ко всем трем законопроектам. И если наши поправки будут учтены, а я сейчас коротко расскажу, в чем суть поправок, то мы будем готовы поддерживать эти законопроекты и дальше. А если наши поправки не примут, то мы уже не будем голосовать "за".

Поправка к закону о возвращении выборов губернаторов. Сегодня существует так называемый президентский фильтр, он предложен в законопроекте, и почему-то считается, что политические партии не могут самостоятельно выдвинуть кандидата на пост губернатора, а должны провести консультации с президентом. Меня это и нашу партию совершенно не устраивает, и первая поправка будет исключать эту норму.

Вторая поправка касается возможности отзыва губернатора. В законопроекте, внесенном Медведевым, предусматривается, что это возможно только после решения суда. Назовите мне сегодня в Российской Федерации суд, который по требованию народа примет решение против губернатора. Нет такого суда. Если Кремль скажет, то это возможно. Таким образом неугодных Кремлю можно снимать и досрочно отзывать, а неугодных народу нельзя. И поправка наша будет касаться упрощения этой процедуры.

К закону об облегчении регистрации партий - мы за то, чтобы 500 человек, а не 40 тысяч, и здесь наша позиция отличается от КПРФ и ЛДПР. Они боятся конкуренции, они считают, что будет много партий, и что-то такое будет страшное. Пускай избиратели решают, дееспособна и жизнеспособна партия или нет. И только проходя через сито муниципальных, региональных и федеральных выборов, мы поймем, есть партия как таковая или у нее просто есть амбиции некоторых людей и никакой электоральной поддержки.

Ну, и в законе об уменьшении количества подписей очень простая поправка: на выборах любого уровня, слава богу, подписей не нужно, но на выборах президента партия, которая не парламентская, должна собирать 100 тысяч подписей. А я предлагаю, если она участвовала, партия, в выборах в Госдуму, и за нее проголосовало 100 тысяч человек, не менее, зачем ей собирать подписи? Она уже имеет такую поддержку. Значит, она имеет право выдвигать кандидата в президенты без сбора подписей. Я пересказал наши поправки.

Михаил Соколов: А как вы относитесь к восстановлению избирательного залога?

Сергей Миронов: Отрицательно. Потому что, коль скоро мы убрали подписи, не надо вводить дополнительный ценз. Потому что этот ценз будет финансовый: если партия богатых, у них будут деньги для залога, а если партия людей небогатых, у них просто не будет денег. Поэтому я категорически против.

Михаил Соколов: Еще один пункт - это избирательные блоки. Нужно их восстанавливать или нет?

Сергей Миронов: Обязательно нужно восстанавливать! Причем, обратите внимание, это право партий, это не обязанность. Если у нас будет много партий, наверное, легче им объединяться. Но и давайте вспомним о том, что если бы право создать блоки было на прошедших думских выборах, я думаю, что, несмотря на все капризы и нежелание Геннадия Андреевича Зюганова я бы убедил его сделать единый список и идти единым блоком против "Единой России".

Михаил Соколов: А как бы он назывался? КПРФ - "Справедливая Россия"?

Сергей Миронов: Может быть, и так. А может, просто мы назвали бы, допустим, "Социалистический блок" или еще каким-то образом. Или - блок СР-КПРФ, можно и так. Неважно, как бы мы назвали, главное, что была бы возможность юридическая и была бы политическая воля.

Михаил Соколов: Я подозреваю, что это такой путь к объединению с КПРФ, о котором вы периодически говорите.

Сергей Миронов: На самом деле, конечно, это путь именно к этому, и я еще раз повторю свою мысль: исторически это объединение неизбежно. Но только на платформе социал-демократии, без икон Сталина и Ленина.

Михаил Соколов: Еще пара вопросов, связанных с этими проектами политической реформы. Несистемная оппозиция тоже предложила свои поправки, я хочу еще парочку здесь назвать. Они считают, что губернатор не должен избираться на должность свою более чем два срока. Ваша оценка?

Сергей Миронов: В моей программе есть такая норма: и президент, и любое должностное лицо исполнительной ветви власти избирается в течение своей жизни не более чем на два срока.

Михаил Соколов: И еще один законопроект, он очень странный, о выборах депутатов Государственной Думы. Похоже, там принципиально ничего не изменяется, кроме разбиения вот этих списков на огромное количество маленьких групп.
Вот такие политики, как Владимир Рыжков, считают, что надо просто вернуться к старой смешанной системе: 225 по партийным спискам, 225 по одномандатным округам. Что вы об этом думаете?

Сергей Миронов: У меня другое предложение, но сначала я скажу несколько слов о том законопроекте, который внес Медведев. Законопроект направлен на возможность партии, которая будет иметь административный ресурс, иметь большинство, включая конституционное. Поэтому закон вреден, закон абсолютно не устраивает нашу партию, и мы даже в первом чтении будем голосовать против.

А у меня есть альтернативный законопроект, который я сейчас вношу в Государственную Думу. Я предлагаю разбить территорию Российской Федерации на 90 5-мандатных округов, и мое предложение - это пятимандатные мажоритарные округа. Выдвигать кандидатов имеют право политические партии, общественные объединения, но голосуют персонально за кандидатов, и первые пять от каждого округа становятся депутатами. Это позволяет учесть как можно больше голосов избирателей, чтобы ни один голос не пропал.

Когда чисто мажоритарная система, одномандатная, первый проходит, допустим, с 30 процентами, а 70 процентов, отданные за других кандидатов, оказываются отданными в никуда, и люди не имеют своего представителя. А мой законопроект позволяет до 90 процентов всех голосов избирателей учесть, и они получат своего представителя в Госдуме. А вот этот законопроект, который внес Медведев, во-первых, он играет в пользу только партии, которая будет опираться на административный ресурс.

Я приведу абсолютно конкретный пример. Город Москва - сегодня он имеет трех депутатов во фракции "Справедливая Россия". Мы разбили Москву на три региональные группы, в каждой группе мы имеем своего депутата. Если закон будет принят в том виде, как предлагает Медведев, Москва разобьется примерно на 20 маленьких таких окружков, ну, в лучшем случае, пять, допустим мы проведем. От пяти маленьких территорий Москвы будет наш депутат, а от 15, а это две трети Москвы, не будет никакого депутаты. А закон предусматривает, идеология, как можно ближе привязать депутата к региону. А получается наоборот: у нас просто многие регионы вообще никакого депутата иметь не будут.

Поэтому, мне кажется, это ошибка, концептуальная ошибка. На самом деле, ошибка с нашей точки зрения. Похоже, ведь мы слышим, что Медведев хочет возглавить партию "Единая Россия" или, возможно, там переименуется в "Народный фронт" или еще как-то. И, похоже, закон уже пишется под будущую эту партию власти или при власти. И в этом ошибка.

Михаил Соколов: Сегодня произошло еще одно событие. Губернатор Дарькин почувствовал себя тяжело, вдруг заболел, и ушел в отставку. Что вы думаете о происходящем в Приморском крае?

Сергей Миронов: Для меня это большая и очень радостная новость. Давно необходимо было господина Дарькина отправить в отставку. Впрочем, как и господина Ткачева в Краснодарском крае. Это просто уже становится неприличным, когда такие люди занимают такие посты.

Михаил Соколов: А у вас какие к нему претензии?

Сергей Миронов: К Дарькину претензии очень простые. При Дарькине - что естественно, зная его историю, - пышным цветом расцвел криминал в Приморье. Я это знаю сам, знаю от своего депутата Светланы Петровны Горячевой. И когда Дарькина переназначили какое-то время тому назад, честно говоря, это просто было дикостью.

Ну, и раз я уже вспомнил господина Ткачева, это, конечно, никто никогда меня не уверит в том, что господин Ткачев не знал, что творилось в Кущевке. И, к сожалению, я знаю, там не только одна Кущевка. И конечно, он давным-давно перестал иметь любое моральное право быть губернатором Краснодарского края.

Михаил Соколов: Хочу вас спросить о событиях в городе Лермонтове, где голодают кандидаты в депутаты, которых не допустили на выборы, в том числе и члены вашей партии.

Сергей Миронов: Да, два человека.

Михаил Соколов: Тем не менее, Центризбирком нынче сказал, что выборы там законные, все хорошо, и пусть хоть сдохнут.

Сергей Миронов: Это лишнее доказательство того, что господин Чуров перестал иметь хоть какое-то моральное право возглавлять Центральную избирательную комиссию. Никаких выводов не сделано, все остались на своих местах, все фальсификаторы, которые участвовали в фальсификациях в думской кампании. И это очень печально. И то, что принимается такое решение, и плюют на голодающих людей, плюют на закон...

Ведь дело в том, что выборы были назначены с опозданием минимум на сутки, а на самом деле мои коллеги из Лермонтова говорят, что на двое суток. Это грубейшее нарушение закона. Сняли всех мало-мальски оппозиционных кандидатов, и они голодают и пытаются таким образом повлиять. Я написал обращение к президенту Медведеву, я написал обращение к Чурову с требованием отменить эти выборы. К сожалению, вот сейчас я слышу из ваших уст реакцию, я еще не читал об этом, Чурова, - ну, это безумие.

В данном случае я могу сказать, что Чуров перешел вообще все границы и, конечно, должен был давным-давно покинуть пост председателя Центральной избирательной комиссии. Не сомневаюсь, что все равно он уйдет, только по принципу: мавр сделал свое дело, мавр может уходить, - уже после президентской кампании. К сожалению.

Михаил Соколов: А не получится так, что в том же Лермонтове люди, в конце концов, увидев происходящее, просто выйдут в день выборов на улицу, сорвут выборы, будет вот какой-то яркий такой конфликт? Неужели власть добивается возникновения все новых и новых точек напряженности?

Сергей Миронов: К сожалению, этого исключать нельзя. И возмущение людей просто перехлестывает. И я на месте и господина Гаевского, ставропольского губернатора, и уж тем более господина Чурова трижды подумал. Зачем на ровном месте в угоду непонятно чьих амбиций, так как там не понравился глава города, решили всех переизбрать... Так не делается, потому что нарушаются права граждан, права избирателей.

Сегодня уже, наверное, все знают название этого города Лермонтова, и все внимательно следят, что же там в конечном итоге будет. И действительно, там могут происходить самые разные процессы и самые разные даже эксцессы. Кому это надо? Кто считает возможным дестабилизировать ситуацию в отдельно взятом городе? Знаете, как бывает, вот начнется в одном городе, а потом пойдет в другие города. Это ошибка власти, которая поступает так со своими гражданами, не слушая их.

Михаил Соколов: Кстати о губернаторах. Не получится так, что пока вот вы обсуждаете законы о губернаторах, а власть просто всех переназначит, и действовать законы начнут через четыре-пять лет?

Сергей Миронов: Такое ощущение, что вы присутствовали сегодня в Госдуме, потому что я с трибуны именно об этом и говорил. Я предлагал Дмитрию Анатольевичу Медведеву мораторий добровольно наложить на новые назначения губернаторов. Уже если закон идет сейчас, давайте дождемся. Зачем господина Баженова, который дважды с грубейшим нарушением фальсифицировал выборы в Астрахани, делать губернатором Волгоградской области?

Михаил Соколов: Но сделали же! И, кажется, ваши депутаты за него проголосовали.

Сергей Миронов: Наши депутаты получили, по-русски говоря, по башке за такой конформизм, потому что нашего товарища Олега Шеина бортанул господин Баженов, не дал ему депутатского мандата, который он по праву должен иметь, потому что за него астраханцы проголосовали.

Михаил Соколов: Вы имеете в виду, что там были массовые фальсификации?

Сергей Миронов: Конечно. Дело в том, что мы не признали результаты выборов в Астрахани, и мы в судах судимся. Кстати, в Петербурге мы не признали, а суд - все, принял решение, что все замечательно, все по-честному. Полное безумие!
Судебная система лишний раз демонстрирует, что это уже не судебная система, а это карательная система, которая находится на службе власть предержащих, прежде всего партии "Единая Россия". Поэтому мое требование реформы судебной и выборности судей народом - это, мне кажется, просто уже веление времени.

Михаил Соколов: А выборности до какого уровня? Или всех абсолютно?

Сергей Миронов: До высшего уровня. Высшие суды должны формироваться парламентом, без участия президента. Двумя палатами - и Госдумой, и Советом Федерации - Верховный суд, Конституционный суд и Высший Арбитражный суд. Сегодня кандидатуры вносятся президентом, это излишне, и я считаю, что только парламент сам должен определять, кому быть в составе высших судов Российской Федерации. А уже нижестоящий уровень всех судей должен избираться населением.

Михаил Соколов: А не получится так, что, скажем, партия типа "Единой России" сделает себе 50 процентов голосов и назначит всех судей?

Сергей Миронов: Дело в том, что если мы начнем избирать судей населением, и, соответственно, уже в вышестоящие судебные инстанции, в высшие суды будем избирать судей, прошедших горнило выборов народа, а там, естественно, никакой партийности быть не может, то у кого бы ни было большинство в парламенте, все равно эти люди будут уже прошедшие через выборность. Это будет совершенно другая судебная система и совершенно другие судьи, зависящие прежде всего от своего народа, а не от вышестоящих начальников либо от корпоративной этики.

Михаил Соколов: Есть идея, что судья должен иметь адвокатский стаж, хотя бы небольшой, чтобы понимать, с другой стороны как работает суд.

Сергей Миронов: Ну, здесь можно подискутировать о тех необходимых требованиях к кандидатам на пост судьи: безусловно, юридическое образование, желательно какой-то опыт, может, как раз и адвокатский, - но это уже дело техники. Главное - идеология: необходимо переходить к выборности судей, я в этом абсолютно убежден.

Михаил Соколов: Из Петербурга пришел вопрос: "Как вы оцениваете события, связанные с отстранением Суходольского, начальника полиции в Петербурге?" И я к этому добавлю: как вы относитесь к выборности вообще руководителей органов внутренних дел?

Сергей Миронов: Я напомню свою давнишнюю идею. Когда шла реформа милиции, я предлагал разделить милицию на две составляющие - федеральная уголовная полиция, которая бы занималась уголовным преследованием и расследованием уголовных преступлений, и муниципальная милиция общественной безопасности. И я предлагал руководителей муниципальной милиции общественной безопасности избирать населению. Точно так же как участковых. Поэтому к выборности отношусь положительно.

По поводу господина Суходольского - мне было понятно, что Суходольского отправили во временную ссылку из руководства МВД, он там пересиживал, я так понимаю, наверное, в надежде, может быть, даже занять место Нургалиева. Сделали все, чтобы Суходольского убрать, и, похоже, к этому были основания, потому что убийство 15-летнего юноши говорит о непорядке в санкт-петербургской полиции.

Я не собираюсь оправдывать господина Суходольского, но здесь наложились внутриведомственные войны на действительно полное неуправление и полную деморализацию с точки зрения полицейских в Петербурге. Потому что как голова управляет, так и вся полиция себя ведет.

Михаил Соколов: Ваше отношение к вчерашнему сообщению по поводу готовившегося в Одессе чеченцами и нечеченцами якобы или не якобы покушения на Владимира Путина?

Сергей Миронов: Я еще год назад был постоянным членом Совета безопасности, поэтому я должен сказать, что это очень может быть. Такая работа постоянно ведется террористическим подпольем, и я это знаю. Я считаю, что эта информация очень может быть правдой.

Но возникает один вопрос. Как мы видели из сообщения новостей, арестованы были подозреваемые 4 февраля, рассказали об этом вчера, в последнюю неделю перед выборами, и то, что это использовано в качестве пиара, я нисколько не сомневаюсь. Поэтому я разделяю два посыла: первый - те, кто не верит в это, говорит, что это постановка, я думаю, они не правы, очень может быть, с большой долей вероятности, что это правда, потому что такая работа ведется постоянно, и я знаю, сколько необъявленных было пресечено различных попыток на разных этапах, это все правда.

Михаил Соколов: Но в данном случае это же случайность там: собирали бомбу неизвестно для кого, и она взорвалась... Так что заслуги украинских спецслужб тут большой нет, конечно. Да и российских тоже.

Сергей Миронов: Должен сказать, что, к счастью, есть и другие примеры, когда действительно целенаправленно велась работа, и результатом такой работы явились предотвращенные и террористические акты, в том числе и подготовка по таким крупным терактам по уничтожению тех или иных руководителей страны. Я еще раз могу четко сказать, что я это знаю, я информирован об этом был в свое время. Поэтому я допускаю вероятность того, что это действительно имело место, то есть это не какая-то постановка.

Но факт оглашения, дата оглашения, конечно, меня, скажем так, наводит на мысль, что это сделано специально для того, чтобы подогреть некий электоральный интерес к кандидатуре Владимира Путина.

Михаил Соколов: А вот господин Осмаев, там такая звучит фамилия, который задерживался по этому делу, сейчас, кажется, отпущен, отец одного из подозреваемых, он был членом Совета Федерации. Вы его знаете?

Сергей Миронов: Не помню такого, нет.

Михаил Соколов: Он был спикером чеченского парламента, потом поссорился с Кадыровым...

Сергей Миронов: Он, наверное, был в начале работы Совета Федерации, когда избирался Совет Федерации, первые два года. Я пришел в Совет Федерации в 2001 году, и такого сенатора я не помню.

Михаил Соколов: Еще о пиаре, который стоит довольно много денег. Владимир Путин прибыл в Астрахань на совещание по ликвидации последствий обрушения подъезда жилого дома. Уж не знаю, должен ли премьер-министр заниматься лично таким делом, но, тем не менее, выделил 300 миллионов рублей на расселение жильцов, слава богу, люди там получат квартиры. Тут же полетел в Уфу на какое-то совещание по сельскому хозяйству. Как это все соотносится с избирательным законодательством? Каждый день мы видим поездки, заявления, раздачу денег и так далее.

Сергей Миронов: 20 февраля партия «Справедливая Россия» у телебашни Останкино проводила митинги о неравенстве предоставления эфира кандидатам на пост президента. Для нас совершенно очевидно, что идет огромный перекос, в несколько раз больше показывают Владимира Путина, чем, наверное, всех остальных кандидатов вместе взятых. Мы здесь можем до хрипоты спорить о том, в качестве кого показывают Владимира Путина. Нам официально говорят каналы, говорит Чуров, что вот показана работа председателя правительства, а отнюдь не кандидата, но люди воспринимают: вот Путин – кандидат в президенты, премьер. Его видят очень много, получают информацию и делаю те или иные выводы.

Другое дело, что, с моей точки зрения, столько много показывают, что просто перекармливают, и у кого-то это, может, обратную реакцию вызывает, но это уже дело вкуса. А то, что закон, к сожалению, несовершенен, а административный ресурс у нас делает все, что считает нужным, это правда.

Михаил Соколов: Слушатель написал нам, что выборы – это «политический спектакль с политическими ассистентами в театре одного актера». А другой пишет: «Почему бы вам ни снять свои кандидатуры? Жириновский и Зюганов говорили о возможности такого поступка. Сейчас это сделать, чтобы сделать выборы нелегитимными».

Сергей Миронов: Я считаю, что у граждан Российской Федерации должен быть выбор, и я осознанно просил моих товарищей по партии выдвинуть мою кандидатуру, понимая, что, к сожалению, все остальные кандидаты либо участвуют в ритуальных танцах под названием «выборы президента», я имею в виду прежде всего Жириновского и Зюганова, они делают это не первый раз с известным результатом. Господин Прохоров – это технический кандидат, у них штаб один с Путиным, мне это известно.

Михаил Соколов: Вы точно знаете?

Сергей Миронов: Абсолютно точно знаю, не сомневаюсь в этом. И я вчера на дебатах прямо об этом сказал господину Прохорову. Я это знаю. Откуда – это уже другой вопрос, но я это знаю. И то, что господин Прохоров выполняет эту функцию, для меня совершенно очевидно.

Михаил Соколов: А задача?

Сергей Миронов: Задача – сделать более демократичные выборы, оттащить часть голосов, в том числе, у меня, и всему миру показать: вот у нас вполне демократично – два постоянных игрока, один на новенького – Миронов, и еще один на новенького – господин Прохоров.

Михаил Соколов: Даже подписи собрал.

Сергей Миронов: Я уже тоже об этом говорил. Никогда не поверю, что 2 миллиона подписей у Явлинского плохие, а 2 миллиона подписей, собранные в новогодние каникулы человеком, не имеющим партии, они якобы качественные. Это политическое решение по Явлинскому и политическое решение по Прохорову.

Как человек, имеющий очень большой опыт участия в избирательных кампаниях и сбора подписей, я утверждаю: любые подписи я могу признать как достоверными, так и недостоверными. Любые! То есть, если есть политическое решение, соответственно, можно сделать либо так, либо так. И было политическое решение: Явлинского снять…

Кстати, господин Мезенцев, оказывается, был именно для этого нужен – чтобы не выглядело одиозным, что только Явлинского снимают. Сначала я думал, что странно, что господина Прохорова и господина Мезенцева, аж целых двух технических кандидатов Путин выдвинул, но потом понял, что свою роль Мезенцев сыграл во время снятия кандидата Явлинского, а Прохоров продолжает играть роль до конца.

Михаил Соколов: Андрей интересуется: «Вы прекрасно знаете, что за вас будут голосовать не только ваши последователи, но и люди, которые просто требуют сменяемости власти. Вас можно назвать социал-демократом. Что вы можете сказать людям либеральных и умеренно-националистических убеждений? Как вы можете убедить их в том, что они станут меньшинством, чьи интересы можно игнорировать?

Сергей Миронов: Я скажу следующее. В моей программе есть требование немедленного принятия закона о национальной политике, где в статье 1-ой должно быть написано, что русский – государствообразующий народ. Точка.

Я уже говорил о необходимости перевыборов Госдумы и говорил о том, что в случае необходимости готов стать президентом переходного периода и добровольно досрочно сложить свои полномочия, проведя определенные реформы. Третий пост в государстве я добровольно оставил почти год тому назад, надо будет – оставлю и первый. Более того, я утверждаю: я единственный из кандидатов, который действительно готов это сделать. Если кто-то говорит, что он тоже уйдет досрочно в отставку, я знаю, что власть – это наркотик, и никто не откажется. Я это готов сделать.

Михаил Соколов: Сейчас стали оживать разные политические зомби – ДПР, «Гражданская сила»… И вот у меня появилась новость: завтра Партия пенсионеров России заявит о своем возрождении. Пишут, что от «Справедливой России» может отколоться организация «Российские пенсионеры за справедливость» во главе с Игорем Зотовым. Что происходит с вашей партией?

Сергей Миронов: Наша партия демонстрирует успех. Наша партия впервые в новейшей истории объединила 9 партий и дала возможность многим бывшим членам Партии пенсионеров, партии «Родина», Партии жизни, Народной партии, Партии развития предпринимательства, «Зеленым» стать депутатами различного уровня, включая депутатов Государственной Думы.

Если господин Зотов… я сегодня задал ему прямой вопрос, мы собирали фракцию, и он сказал, что он там якобы будет влиять на это движение, думаю, что он для себя решение принял. Как только мы увидим его на съезде, и если он будет участвовать в организации Партии пенсионеров, мы тут же его исключим из партии. Но я должен сказать, что депутатом он стал под флагом партии «Справедливая Россия», и вот пускай попробует…

Сейчас эйфория у многих в головах, что мы сейчас создадим партию… Я знаю, что такое создать партию, и я знаю, как трудно добиться доверия избирателей, и еще труднее его удержать. Поэтому я спокойно отношусь к таким инициативам. Как в таких случаях говорят, флаг им в руки, пускай пробуют. Для меня результат заранее известен, но я не буду упреждать события.

Михаил Соколов: Александр пишет: «Господин Миронов, ваша программа выглядит симпатично, и я бы за вас проголосовал, но дружба с Владимиром Путиным не вызывает доверия».

Сергей Миронов: Давайте еще раз затронем этот вопрос. Когда в первом сроке своего президентства Владимир Путин боролся с олигархами, когда он отказывался от наследия Ельцина, я был с ним. Но когда Владимир Путин возглавил партию «Единая Россия», когда он пошел совершенно другим путем, наши пути разошлись. И они расходились, может быть, не так быстро, как мне хотелось или еще кому-то, но они разошлись. И сейчас, год назад, когда я принял решение, понимая, что мне изнутри власть уже не переделать…

Хотя должен сказать сегодня откровенно, когда я был председателем Совета Федерации, это был последний бастион. Только я знаю, скольких бандитов я не пустил в Совет Федерации. Самые громкие посадки были именно членов Совета Федерации, и за всеми стоял я. Только я знаю, сколько глупостей я не пропустил, и сколько вредных, абсолютно антинародных законов все-таки удалось тормознуть. Не все удалось, и, к сожалению, честно скажу, похвастаться, может быть, и не очень многим можно, но, тем не менее, я пытался честно сделать.

Когда я понял, что изнутри ничего уже не изменить и нужно четко определяться, я принял для себя решение, я оставил третий пост в стране, возглавил ту самую оппонирующую силу, которая реально является силой и оппонирует «Единой России», и я понял, что когда наступят президентские выборы, я должен выставить свою кандидатуру против Владимира Путина. Потому что стране нужны перемены, нужна сменяемость власти как лучшая профилактика и коррупции, и любых застойных явлений.

Михаил Соколов: Кстати, о коррупции. В журнале «Нью-Таймс» опубликована статья о Владимире Путине, и вот движение «За права человека» уже обратилось в прокуратуру и пишет: «Лицо, занимающее государственную должность, председатель правительства Российской Федерации Путин Владимир Владимирович, являющийся кандидатом на пост президента России, в течение 11 лет был замешан в многочисленных коррупционных преступлениях, получал взятки в особо крупных размерах, открывал банковские счета в оффшорах на подставные имена». Знаете ли вы эту статью? «Конкретный кандидат» она называется.

Сергей Миронов: Нет, я не знаю ее.

Михаил Соколов: Но разговоров таких много было, теперь есть документы. Что в такой ситуации нужно делать, если есть такая публикация?

Сергей Миронов: Нужно делать одну простую вещь, и это есть в моей программе. Необходимо создавать специальную коллегию уполномоченных прокуроров, в задачу которых входит расследование любой информации, в том числе, любых преступлений, которые были совершены во время исполнения обязанностей любого должного лица – президента, премьера, министра, депутата, губернатора, кого угодно. Я считаю, что этим должна заниматься не Генеральная прокуратура, не Следственный комитет, а специальная коллегия уполномоченных прокуроров.

Михаил Соколов: Уполномоченных кем?

Сергей Миронов: Уполномоченных в данном случае законом. Должна быть процедура избрания таких прокуроров, назначения их, наделения их полномочиями и функциями. Аналоги существуют в мире, когда необходимо расследовать коррупционные деяния высших должностных лиц или любых должностных лиц в той или иной стране.

Михаил Соколов: Помните, в Италии была операция «Чистые руки»? Рухнула вся политическая система.

Сергей Миронов: Абсолютно правильно. Но ведь Италия никуда не делась. Италия – суверенное государство. Система, основанная на коррупции, должна рухнуть рано или поздно, а должны прийти люди честные, ответственные, нравственные во власть. Собственно говоря, я этого и добиваюсь и через создание партии социал-демократической «Справедливая Россия», и через свое участие в президентской кампании.

Михаил Соколов: Вадим из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Я бы занес господина Миронова в Книгу рекордов Гиннеса, так как он, являясь лидером оппозиционной партии, был избран на второй по значению пост в государстве при поддержке правящей партии.

Сергей Миронов: Давайте расставим временные акценты. Председателем Совета Федерации я стал в 2001 году, на тот момент я был беспартийным. Только 28 октября 2006 года родилась партия «Справедливая Россия», и я ее возглавил. Я рассказал, как разошлись наши пути с Владимиром Путиным, как я пытался изменить систему изнутри, и как, убедившись в том, что это невозможно, принял решение оставить высокий государственный пост.

Я человек, который полжизни проработал в геологии, я ногами исходил полстраны и всю Монголию, я искал полезные ископаемые, в том числе уран. За моими плечами 18 полевых сезонов. Я отслужил срочную службу в армии, не откосил, как сейчас говорит молодежь, от армии, служил в воздушно-десантных войсках, чем очень горжусь. Я пришел в политику осознанно, я законодатель. Я с гордостью могу сказать: никто, ни один человек в нашей стране или за рубежом не может сказать, что Миронов где-то что-то украл, что у Миронова есть какой-то бизнес, и Миронов замешан в каких-то коррупционных деяниях. Я здесь чист, и совесть моя чиста!

Михаил Соколов: Федор, пожалуйста.

Слушатель: Когда пять лет назад вы были в СПБ, в Большом Головинском переулке. И тогда все перекрывали. Вот как бороться с этим, с мигалками, как вы считаете?

Сергей Миронов: Честно говорю, не помню, и не думаю, что перекрывали. Потому что в Петербурге я вообще стараюсь не пользоваться, даже когда работал председателем Совета Федерации, услугами ни ГАИ, ни ФСО. Потому что люблю свой город и стараюсь не мешать петербуржцам. Моя позиция очень простая. Мигалки так называемые должны остаться только в кортежах двух человек – президента и председателя правительства. Больше мигалок ни у кого быть не должно. На моей машине уже три года мигалки нет, на служебной, хотя она должна была быть. Чаще всего я езжу без сопровождения ГАИ, в обычной машине, которая ничем не отличается, и в общем потоке.

Михаил Соколов: Спрашивают: «Можно ли поверить в то, что с объявлением Владимира Путина победителем выборов в первом туре политический кризис в России закончится?»

Сергей Миронов: Политический кризис закончится тогда, когда власть все-таки начнет слушать свой народ и верить ему, и любить его. Потому что сегодня большая стена между властью и народом. Эту стену нужно разрушать. Эта стена, в том числе, в виде монополии партии «Единая Россия». Мы, правда, видим, как Владимир Путин очень четко дистанцируется от нее…

Михаил Соколов: «Единая Россия» спряталась, на выборах, все ее кандидаты теперь самовыдвиженцы.

Сергей Миронов: Да, и сейчас они переименуются в какой-нибудь «Народный фронт», будет очередное перерождение партии власти, мы это все проходили. Поэтому политическая конкуренция, сменяемость власти, нормальная судебная система и подлинное народовластие через референдумы, через нормальные, честные выборы – это механизмы, которые позволят нам действительно сделать так, чтобы ни у кого не было сомнений в том, что политический кризис позади, и нас впереди ждет действительно свободное, демократическое и справедливое общество.

Михаил Соколов: Сергей Михайлович, люди собираются выйти в Москве на демонстрации 5 марта, им пока отказывают в Лубянской, в Манежной площади, снова предлагают идти на Болотную. Вот я смотрю опросы в Фейсбуке – половина с этим не согласна и пойдет куда-то в центр. Возможно, будут стихийные такие акции. Что происходит? Что, власть хочет, чтобы в Москве были беспорядки?

Сергей Миронов: Я воспользуюсь прямым эфиром и еще раз обращусь напрямую и к президенту страны Дмитрию Медведеву, и к кандидату на пост президента страны Владимиру Путину.
Давайте сделаем одну простую вещь. Коль скоро мы потратили 15 миллиардов рублей на веб-камеры, никто не может мне объяснить, почему нельзя будет включить веб-камеры в 21:00 по Москве, когда голосование закончится в Калининграде. Давайте дадим команду – включить веб-камеры. Потому что на четырех пятых страны еще будет вестись подсчет голосов. И прямо чтобы мы видели вот эти стопки бюллетеней. Есть в законе такая норма, что участковая комиссия, подведя итоги голосования, должна заполнить увеличенную форму протокола – это плакат размером А1, лист ватмана, и давайте мы этот плакат покажем в веб-камеру и в режиме онлайн, в присутствии всех виртуальных наблюдателей заполним этот протокол. И сумма голосов на всех 96 участках за каждого кандидата, посчитанная по первичным протоколам, будет истиной в последней инстанции. Если мы это увидим, я вас уверяю, ни у кого не возникнет при любом итоге голосования и желания, и необходимости, а самое главное, каких-либо основания выходить на улицу.
Как Россия проголосует по-честному, так и будет. Но когда мне говорят, что, нет, будет какая-то запись, Чуров потом будет выдавать непонятно какие записи с каких участков, - значит, тогда, ребята, вы хотите жулить что ли опять? Тогда действительно у людей появляются основания не верить. Я сегодня еще раз с трибуны Госдумы говорил, и сейчас говорю. Есть еще время, не надо никаких законов, просто команду дать Чурову: включи веб-камеры в 21:00 по Москве. Все! И сразу миллион вопросов снимается, и появляется уверенность, что мы действительно увидим подлинные результаты. Вот что необходимо сделать. Я не скрываю, если бы мы увидели заполнение протокола в веб-камере, это был бы альтернативный подсчет голосов, альтернативный господину Чурову и Центральной избирательной комиссии, веры которой нет после думской кампании.

Михаил Соколов: Сергей Михайлович, есть люди, которые уже считают выборы не вполне легитимными, а то и нелегитимными, потому что не все смогли участвовать, Явлинского сняли и так далее.
Эти люди хотят выйти на митинг в центре Москвы. Почему власть не может им предоставить одну из площадей в приличном, хорошем, удобном месте?

Сергей Миронов: Я сторонник того, чтобы не мешать людям высказывать свою позицию. Когда 31-го числа на Триумфальной площади в свое время регулярно люди собирались, их разгоняли, я публично это осуждал, когда еще был председателем Совета Федерации. Я говорил: зачем вы это делаете? Пускай говорят, сколько хотят. Начнут говорить, устанут и через месяц скажут: ребята, все, мы все сказали, больше не будем собираться. Нет, нужно не пущать, делать из них мучеников.
И в этой связи если сегодня у кого-то есть желание что-то сказать 5-го числа, - дайте такое разрешение, пускай говорят. Может быть, и говорить нечего будет, если прислушаются и включат веб-камеры.

Михаил Соколов: Может, у вас надежда на второй тур остается?

Сергей Миронов: Есть надежда и на второй тур, но самое главное – есть надежда на здравый смысл, что вот те минимально необходимые решения, я уж не говорю, что не удалять наблюдателей, бог с ним…

Михаил Соколов: А Чуров грозит, что будут удалять, если они неквалифицированные. Сегодня сказал.

Сергей Миронов: Ну, вот опять занимаются ерундой! И понятно, господина Чурова все равно снимут. Но ведь это уже притчей во языцех становится. И зачем наступать на грабли, зачем делать больно самим себе, лбу своему тому же господину Чурову? Мне непонятно это упорство и нежелание сделать совершенно очевидные и самые простые вещи, о которых я сказал.

Михаил Соколов: Есть такой прогноз: после выборов, когда Владимир Путин, видимо, все-таки победит, премьером будет Дмитрий Медведев, а главой администрации президента Алексей Кудрин. Как вам такая комбинация?

Сергей Миронов: Не знаю. Я в таких случаях говорю. Во-первых, надо решать проблемы по мере их поступления, а во-вторых, есть хорошая русская пословица: поживем – увидим.

Михаил Соколов: Просто мы тут прочитали в разных сливах в «Викиликс», что Владимир Путин очень любит балансировать людей, поставить одного на такое важное место, его противника – на другое, и, как говорится теперь, разводить. Вы это заметили?

Сергей Миронов: Я заметил одну простую вещь: когда нас пытаются убедить, что в стране все зависит только от одного человека, не будут строиться мосты и не будут открываться больницы, не будут нормально работать школы. Вот в Астрахань нужно приехать лично премьеру и навести порядок. Тогда возникает вопрос: что же мы за систему такую построили?

Михаил Соколов: Ручное управление.

Сергей Миронов: Так вот, нужно не ручное управление, а управление законом. Нужна диктатура закона, о которой, кстати, Владимир Путин в свое время очень хорошо сказал, но, к сожалению, это все осталось словами. Вот когда у нас все будет зависеть от закона, вот тогда будет совершенно другая ситуация.

И не важно, кто там будет балансировать или не балансировать, есть закон, предписание – его нужно четко выполнять. Сегодня, когда мы в Госдуме обсуждали новые законы, я тоже с трибуны Госдумы сказал: господа хорошие, можно принимать самые замечательные законы, но если за нарушение закона никому ничего не будет, будет та самая безнаказанность для фальсификаторов…

В Петербурге же нам отказали в судебном иске: 221 участок, у нас на руках документы о фальсификациях, - нет, говорят, все хорошо. Это же безумие! Тогда получается, что бессмысленно опротестовывать, бессмысленно идти в суды и бессмысленно принимать законы, которые потом можно спокойно нарушать, плевать на них, и за это никому ничего не будет. Безнаказанность, безответственность – это обратная сторона коррупции и беспредела.

Михаил Соколов: Вот как раз Георгий интересуется: «Как вы думаете защищать свои голоса от фальсификаций?»

Сергей Миронов: Мы объявили набор волонтеров, очень рады, что люди откликнулись, и мы планируем закрыть все избирательные участки. Мы распределили партийцев по наблюдению через веб-камеры за избирательными участками, по полчаса каждый будет дежурить. Во-первых, мы посчитаем реальную явку, по крайней мере, это уже гарантировано. И во-вторых, все-таки я еще раз повторю, я надеюсь, вот я все-таки вижу, что несколько суток остается, социология известна, и, к сожалению, несмотря на то, что нельзя говорить о цифрах, очень может быть, что Владимир Путин может выиграть в первом туре, может и не выиграть, но, тем не менее, давайте зафиксируем, как реально люди проголосуют. Чего бояться? Вот проголосовали в первом туре – значит, так оно и есть, второй тур – ничего страшного не произошло. В странах, где предусмотрен второй тур, как правило, второй тур происходит, и ничего здесь такого экстраординарного нет. Мне непонятно упорство здесь и такое нежелание.

Михаил Соколов: Еще маленький вопрос. Вы как считаете, с переводом часов – это была ошибка или нет?

Сергей Миронов: Конечно, ошибка. Но давайте вспомним, что в 1930 году декретом Совнаркома мы от астрономического времени прибавили час. Когда мы переходим с вами на летнее время, мы прибавляем еще один час. Иными словами, все граждане Российской Федерации сегодня вынуждены жить на 2 часа вперед астрономического времени. Это не может не сказаться на здоровье. В прошедшую зиму, когда я в 10 часов вижу темень, у меня просто волосы на голове дыбом встают.

Михаил Соколов: То есть отменяем?

Сергей Миронов: Конечно, нужно возвращать летнее время.

Михаил Соколов: Спасибо!

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG