Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Геннадий Зюганов:"Я предлагаю ремонтировать систему и объединять наиболее талантливых людей". Эксклюзивное интервью лидера КПРФ, кандидата на пост президента России Михаилу Соколову


Геннадий Зюганов

Геннадий Зюганов

Михаил Соколов: Кампания по выборам президента России завершается.
В нашей московской студии побывали Сергей Миронов, Михаил Прохоров.
Кандидат на пост президента России лидер Компартии России Геннадий Зюганов так же нашел время для интервью Радио Свобода.
Беседа с Геннадием Зюгановым прозвучит во второй части программы Время политики.
Сейчас в эфире репортаж специального корреспондента Радио Свобода Виталия Камышева, который побывал в Ярославской области, где на выборах в декабре "Единая Россия" набрала всего 29 процентов голосов.

Виталий Камышев: В преддверии выборов президента России газета "Лос-Анджелес Таймс" опубликовала репортаж своего корреспондента Сергея Лойко из Ярославля.

"Андрей Смирнов со своей коренастой фигурой, широким лицом, синим комбинезоном и красной защитной каской выглядит как идеальный представитель рабочего класса. Смирнов с содроганием вспоминает беды и лишения постсоветских лет, и то, что курс страны после тех мрачных дней изменился, он ставит в заслугу одному человеку – российскому лидеру Владимиру Путину. Он лично спас ярославский моторный завод во время мирового экономического кризиса в 2008 году.
Большинство рабочих завода говорят о том, что на президентских выборах будут голосовать за российского лидера: он поднял страну с колен, он замочил террористов в сортире, как и обещал, он заставил Запад снова уважать Россию как сверхдержаву.
Рабочие осуждают недавние массовые протесты в Москве и подозревают, что они могли быть организованы из-за рубежа. "Москва – не Россия, это вообще другая планета с другими ценами, зарплатами, интересами", - говорит 37-летний мастер литейного производства Александр Иванов. "Если власти попросят помочь с разгоном оппозиционных митингов, я поеду туда и сделаю все возможное для их подавления".

Виталий Камышев: В своем репортаже из Ярославля корреспондент "Лос-Анджелес Таймс" забыл упомянуть один примечательный факт: на выборах в Государственную Думу 4 декабря партия "Единая Россия" получила в Ярославской области гораздо меньше голосов, чем в митингующей Москве; 29 процентов – это вообще наихудший результат партии власти по стране.
У КПРФ в Ярославской области всего на 5 сотых процента меньше. В областном же центре "Единой России" отдали свои голоса всего 24 с небольшим процента избирателей.
Между тем моторный завод в Ярославле не один такой – это крупный промышленный центр.
Не верит в лубочных рабочих, которые молятся на Владимира Путина, член фракции "Справедливая Россия" в Государственной Думе Анатолий Грешневиков, представляющий в парламенте Ярославскую область.

Анатолий Грешневиков: Хотел бы я увидеть этого рабочего, которого обобрали до нитки, которого лишили работы, а если не лишили работы – дают нищенскую зарплату, его дети не могут поступить бесплатно учиться, его дети не могут бесплатно лечиться. Нет такого рабочего. А если нашли, то этому рабочему, видимо, дали большую премию или у него что-то с совестью не так. Поэтому я не верю в этих рабочих, которые сегодня пойдут голосовать за эти реформы.
Есть у нас часть людей, которая придавлена социальным положением, люди, которые ни во что не верят. У нас 50% людей не пришли на выборы.
Есть самый низкий уровень доверия к власти в Ярославле, но другая пропасть – это то, что 50% ярославцев уже не верят, что парламентским путем можно сменить власть. Я с ними встречаюсь как оппозиционный депутат. Знаете, что они говорят: тогда мы с вилами пойдем на эту власть. Я не революционер, я говорю: не надо, придите на выборы, и мы эту власть завалим.

Виталий Камышев: Не встречал людей, похожих на героев публикации "Лос-Анджелес Таймс", и кандидат в мэры Ярославля (выборы нового градоначальника пройдут одновременно с президентскими, 4 марта) Евгений Урлашов.

Евгений Урлашов: Полный абсурд, никогда они никуда не поедут бить никого. Потому что они заинтересованы в работе, в своих семьях, в нормальном ремонте подъездов, домов, тротуаров. Дела нет никому до политики, имеется в виду из рабочего класса, они очень мало политизированы.
Встречи у меня прошли со многими тысячами людей, политические вопросы встают, извините, на какое-нибудь последнее место. Обычные жизненные вопросы. Кто-то накручивает это все.

Виталий Камышев: Что касается чудесного спасения Ярославского моторного Владимиром Путиным, то, как выясняется, и это миф.
Рассказывает ярославский журналист Петр Стряхилев.

Петр Стряхилев: Планировался торжественный запуск нового производства, впервые за 30 лет было построено новое производство дизельных двигателей. На открытие этого производства ждали лично Владимира Владимировича Путина, который не приехал, потому что до этого, кто-то говорит, он приезжал на похороны "Локомотива". Но одна из причин, по которой, возможно, он не приехал – это перенос ввода стандарта "Евро-4" на неопределенный срок. Новый завод был построен для производства двигателей стандарта "Евро-4" и выше. Соответственно, на момент голосования этот завод остался без сбыта, и он так торжественно не был открыт.
Была проведена такая вялая процедура, кстати, в рамках предвыборной кампании, торжественного завершения строительства этого завода. Были привезены со старой площадки Автодизеля рабочие, были поставлены к станкам какие-то иностранные специалисты, которые очень возмущались сложившейся ситуацией и говорили, что у нас в Германии мы никогда себе не позволяем такого количество вранья.
Поэтому сказать, что моторный завод как-то особенно благодарен Путину, я не могу. Во всяком случае, я не считаю, что они должны быть благодарны. Потому что обещания помочь со строительством этого завода относятся к разгару кризиса 8-9 года, когда Путин приезжал на моторный завод и пообещал помочь с кредитом, поскольку "Группа ГАЗ" Олега Дерипаски не могла продолжать финансировать это строительство. Вопрос с кредитом, который он пообещал, решался около двух лет. И понятно, что репутация большого руководителя, который в стране решает все, у Путина как раз на моторном заводе не самая сильная.
Как можно было еще эту ситуацию спасти? Можно было, предположим, перед 4 декабря приехать туда министру обороны и пообещать огромный оборонзаказ или сделать какие-то шаги по подготовке к его размещению. Этого тоже сделано не было. Поэтому я не думаю, что на моторном заводе есть какие-то особенные восторги по поводу Владимира Владимировича.

Виталий Камышев: Ответ на вопрос о том, какая сила вызвала к жизни образы "рабочих Смирнова и Иванова", скорее всего, в том, что Ярославский моторный завод входит в "Группу ГАЗ", принадлежащую Олегу Дерипаске. А чем он хуже других олигархов из ближнего путинского круга? Например, таких, как председатель совета директоров "Уралвагонзавода" Евгений Школов, сослуживец премьера и кандидата в президенты по гэбэшной резидентуре в Дрездене. Если в Нижнем Тагиле нашлись пролетарии, готовые разгонять столичные митинги протеста из любви к Путину, то почему не предъявить таких же в своем коллективе?
Хотя….От Ярославля до Москвы всего несколько часов езды на электричке, но парней с "моторного" на Болотной площади что-то заметно не было….
Дискуссия в регионе о том, почему именно в Ярославской области "Единая Россия" установила печальный для себя "антирекорд", продолжается. Версии предлагаются разные.
Ничего страшного не произошло, считает председатель областного профсоюза работников народного образования и науки Алексей Соколов.

Алексей Соколов: Тот факт, что ни одна из оппозиционных политических партий все равно не превысила результат правящей партии, показывает, что пусть "Единая Россия" не является доминирующей политической силой на данном историческом промежутке развития региона, но она имеет достаточно стабильные устойчивые позиции. В политическом разнообразии такая разномастная политическая палитра, думаю, это как раз объективное отражение того, что есть сегодня в том числе вообще в нашей стране.
В Ярославской области не было ярких фактов и примеров фальсификации выборов, нет заявлений о том, что результаты подтасованы. И давление, то самое административное давление, которое было характерно, не будем скрывать, для многих субъектов России, в Ярославской области такого административного давления, такого гнета не было продемонстрировано. В этом и мудрость областного руководства, и уверенность в том, что та политика, которую оно реализует, она будет поддержана с критикой, но она будет поддержана.
У нас хорошая динамика в регионе в том числе и по строительству гражданского общества.

Виталий Камышев: В Ярославской области профсоюзы, областной совет которых возглавляет бывший директор того самого моторного завода Владимир Савельев, и сегодня остаются "приводным ремнем" власти. На сайте Ярославского профсоюза работников народного образования и науки можно найти призыв подписать наказы профсоюзов Владимиру Путину как кандидату в президенты. Образец подписного листа тут же. Так что точка зрения Алексея Соколова наверняка тщательно выверена.
У политолога Александра Миклина совсем иная точка зрения.

Александр Миклин: Ярославская область не является стагнационным регионом. Более того, еще несколько лет назад она была регионом-донором – это не бедный регион. Следовательно, нужно искать какие-то другие причины, почему здесь партия власти провалилась.
Ярославцы всегда, если вы посмотрите на протяжение 20 лет, голосовали немножко отлично от соседей, Костромы, Иваново, центральной России, здесь проценты близки к питерским и московским. В том числе это и благодаря тому, что на протяжение 16 лет руководил один и тот же губернатор Лисицын, который достаточно лояльно относился к оппозиции, к оппозиционным средствам массовой информации.
Губернатором Вахруковым был привнесен тренд на укрепление вертикали. Он углубил эту вертикаль до муниципалов, до средств массовой информации, до оппозиции, до оппозиционных глав. В этом смысле он несколько перегнул палку. Область привыкла к некоей свободе и свободному выражению мнения. Поэтому административное давление натолкнулось на ту привычку, которая существовала и которая сформировалась у людей.
В Ярославской области наблюдается деконсолидация элит. Губернаторы типа Аяцкова, Росселя, Лисицына, которые такое длительное время руководили регионами, естественно, что вокруг них сформировались главы, выросли бизнесмены, выросли редакторы, средства массовой информации. За 16 лет – это очень большой срок. Поэтому где бы ни находился первый губернатор или бывший, назовите его как хотите, вокруг него все равно существует достаточно большой слой элиты. Новый губернатор Сергей Вахруков пришел и стал формировать свою элиту. А в связи с тем, что никакой консолидации между первым и вторым губернатором не было, следовательно, и элиты оказались раздробленными. Раздробленные элиты, один проводит спокойную независимую позицию, вообще отмалчивается, второй настаивает на жесткой вертикали власти, вот мы получили такой результат.
То есть второй причиной я бы назвал явный и очень серьезный раскол элит в Ярославском регионе.
Экономических элит это коснулось точно так же. Практически по всем предприятиям, которые зависели от области. Сергею Алексеевичу нужно было на что-то опираться, на протяжение последних четырех лет он во многом был продуктом внутренней политики федеральных властей, которые требовали от него выполнения тех, либо иных нормативов. А в связи с тем, что он не избираемый губернатор – он назначаемый, когда ему нужно было ориентироваться на приоритеты, выполнять ли указания Кремля или действительно заботиться о жителях Ярославской области, он вынужден был опираться на указания Кремля.
Более самостоятельные губернаторы, которые избирались, они прекрасно понимали, что им надо избираться, поэтому они частично шли на выполнение указаний Кремля, а частично они смотрели, чтобы у них все было нормально, потому что им надо переизбираться.

Виталий Камышев: Депутат Государственной думы Анатолий Грешневиков категоричен.

Анатолий Грешневиков: В Ярославской области действительно сложилась непростая ситуация по отношению к другим регионам, и вся Российская Федерация косо, с одной стороны, а с другой стороны с гордостью смотрит на Ярославский регион, где самый низкий уровень доверия народа к власти. Это складывается по двум причинам.
Первая причина: общая реформа, которая проводится в стране, с таким либеральным монетаристским уклоном, когда во главу только деньги, прибыль, а человеческий фактор, нравственные, духовные позиции, ничего в расчет не берется.
Второе: здесь самый непопулярный губернатор с самой непопулярной командой. Это коррумпированный регион, где по-прежнему в тяжелейшей ситуации находится промышленность. Посмотрите Рыбинск, некогда промышленный ведущий город Ярославской области. "Призма", "Магма", предприятия, которые до сих пор стоят с пустыми окнами, то есть разбитые производства. Есть НПО "Сатурн", где заказов очень мало. Были высокого уровня специалисты, сейчас предприятие влачит жалкое существование. Попытки передать из одних рук в другие закончились тем, что прошли массовые сокращения.
И как люди должны реагировать? Люди, естественно, задают вопросы федеральной власти, региональной и не слышат ответа. Вместо того, чтобы власть, губернатор пошел к народу и объяснил, он не идет к народу, он загоняет толпами людей в ДК, людей туда как скот пригоняют. У них вопросов нет, все вопросы надо по бумажке задавать. Если кто-то задаст вопрос – А кто там спрашивает? Это разве диалог?
Посылают людей, уважаемых в стране, например, великого космонавта Терешкову, но там ее освистывают, потому что она агитирует за ту власть, которую народ не уважает. И результат…

Виталий Камышев: 4 марта в Ярославле одновременно с президентскими пройдут выборы мэра. Говорит независимый журналист Петр Стряхилев.

Петр Стряхилев: Это по большому счету первые выборы за последние 20 лет. Это не некое голосование по переназначению действующего мэра, это первые, назовем это так, свободные выборы. Долго управляющий городом Виктор Волончунас не подготовил себе преемника. При отсутствии преемника была некая свобода выдвижений, самовыдвижений, поэтому народ вначале пошел, и кандидатов возможных число было за десяток.
Более того, мы прогремели как самая демократическая область с самыми честными избирательными процедурами. И у многих была эйфория, что, наверное, на этот раз никого не будут снимать с регистрации, всех будут пропускать и дадут этому эксперименту под названием "демократические выборы" состояться.
Посмотрев же на состав списочный кандидатов, власти поняли, что ситуация полностью вышла из-под контроля и начали приводить к полному знаменателю.

Виталий Камышев: Хотя региональная власть и делает вид, что к партии "Единая Россия" никакого отношения более не имеет, у ее кандидата в мэры Ярославля есть все шансы потерпеть 4 марта очередное поражение, считает журналист Петр Стряхилев.

Петр Стряхилев: Кандидат действующей власти, он случайный. Он появился тогда, когда стало понятно, что не будет выдвиженца от "Единой России", что лидером гонки является Евгений Урлашов. И не потому, что он по натуре лидер или харизматик выдающийся, а потому что пока все решали подковерные вопросы, он был единственный человек, который системно занимался вопросом будущего избрания. Пока решали между собой, кто пойдет, кто не пойдет, от кого, не от кого, он просто уже работал, у него был сформирован штаб, он участвовал в акциях коммунистов, помогал им.
Все остальные приняли решение слишком поздно. Даже группа поддержки под названием партия "Единая Россия", она осталась без своего кандидата. Они выбор сделали свой, вот эта часть элит, кто принудительно сделал, кто в порядке трудовой дисциплины. Сказать, что они очень вовлечены в это дело или им очень нравится кандидат. Безусловно, Яков Якушев не является суперпопулярным человеком уже хотя бы в силу того, что все годы своей предпринимательской деятельности, до этого общественной, комсомольской, разной, он никогда не был публичным человеком. Он человек, который все свои дела делал тихо. И по большому счету, если бы не его депутатство в областной думе, пришлось бы очень долго объяснять населению разницу между Якушевым руководителем завода "Победа рабочих" и Якушевым руководителем радиозавода ярославского. Потому что такой тоже есть.
Поэтому только могучим ресурсом, только давлением беспримерным, угрозами и шантажом можно сделать его более-менее проходным кандидатом.

Виталий Камышев: Кандидат в мэры Ярославля Яков Якушев предлагает, как сказано в его рекламных буклетах, "яркие решения для любимого города". На деле же Якушев исповедует другой принцип – "7 раз отмерь": несколько дней он размышлял о том, давать ли интервью Радио Свобода – да так и не решился. Публичности кандидат Яков Якушев чурается, а вот административный ресурс использует на всю катушку, утверждает его оппонент Евгений Урлашов.

Евгений Урлашов: Очень много лжи. Давайте посмотрим на праймериз "Единой России" – все подстроено было, это все оказалось, как обычно, фикцией. А ведь это так круто освещалось по телевидению: посмотрите, у нас идет праймериз в разных районах города, мы честные, каждый выступает со своей платформой перед людьми в одном районе города, в другом, в третьем. В результате закончилось тем, что никого из "Единой России" не представили на федеральный уровень, а представили человека, который является олигархом, он член "Единой России", но всячески стесняется это говорить – Яков Якушев.
У меня вчера были теледебаты на гортелеканале, на мой взгляд, я его полностью разнес в пух и прах. Вбежал главный редактор горканала в студию и говорит: я эту запись не выдам в эфир. Я говорю: а какое вы имеете право? Есть федеральный закон о выборах, у вас только сигнал на телевидении, а наше время бесплатное, нам предоставили дебаты. "Нет, я не выпущу".
Гортелеканал частично принадлежит моему сопернику Якову Якушеву, преференции оказываются на полную катушку. Ему, пожалуйста, время бесплатное, так называемый информационный повод, а мне: нет, подожди, парень, мы тебя не выпустим. Стандартный административный ресурс.
У нас сейчас идет борьба вертикали и горизонтали. Вертикаль представляет Яков Якушев, власть, которая хочет, чтобы осталось все по-прежнему. Поэтому включается гигантский адмресурс, подписи, которые за него собираются, собирали прямо на предприятиях муниципальных, унитарных, на объектах здравоохранения и образования. И делается все возможное, чтобы препятствовать мне с ним честно бороться. То есть меня не пускают на предприятия, его пускают, его на телевидение на горканал пускают, меня не пускают.
Против меня недавно была организована гигантская акция. Я понимаю, одна цель – просто скинуть меня с выборов, как многих моих коллег, которые пытались участвовать, ряд не зарегистрировали, ряд сдались.
Чего греха таить, мне тоже предлагали: давайте тебе и землю дадим, стройплощадки дадим, давай тебе должность дадим и деньги дадим. Я говорю: нет, ребята, не продаюсь, не покупаюсь и запугать невозможно.

Виталий Камышев: Если так называемая "политическая реформа", затеянная уходящим президентом Дмитрием Медведевым, не будет дезавуирована Владимиром Путиным, то осенью в Ярославской области могут состояться выборы губернатора. Но исход выборов мэра Ярославля для главы региона Сергея Вахрукова жизненно важен в любом случае, говорит журналист Петр Стряхилев.

Петр Стряхилев: Безусловно, судьба Вахрукова как назначенца очень сильно зависит от тех результатов, которые область покажет на выборах президента. Центральным событием выборов президента являются все равно выборы мэра города Ярославля. Соответственно, как он здесь отыграет, видимо, зависит его судьба по итогам 4 марта, останется он губернатором или нет.
Если выборы губернатора все-таки состоятся, не надо забывать о том же самом обстоятельстве: половина избирателей Ярославской области живет здесь – в Ярославле. Поэтому если мэр будет не входить в орбиту Вахрукова, без поддержки нового мэра шансы Вахрукова на избрание губернатором резко понижаются.
Еще есть обстоятельство очень опасное для Сергея Алексеевича: человек, который выигрывает выборы мэра, может легко перепрыгнуть через полгода на выборы губернатора. Если этот человек неподконтролен, если у него амбиции властные есть, тогда это серьезный конкурент. Потому что Сергей Алексеевич нормальные серьезные всенародные выборы не выигрывал никогда.

Виталий Камышев: А депутату Государственной Думы Анатолию Грешневикову всё ясно уже сейчас.

Анатолий Грешневиков: У непопулярного неуважаемого среди ярославцев губернатора никаких шансов нет. Откройте все геббельсовские листочки, которые издает его команда, там написано, что процветающий город, великие реформы, люди поддерживают.
Кстати, у них даже не 29%, по всем соцопросам у них 9%, остальное через "карусели", когда десяток автобусов приезжают.
Какие шансы у Вахрукова, если он на родине у себя в Ярославле его команда победила только в тюрьме, а везде проиграли. Никаких шансов. Пойдут на фальсификации – люди их поймают.
Поэтому перед губернаторскими выборами, если они будут, у меня есть надежда, что они будут, если Путин победит во втором туре, то они стопроцентно будут, если Путин победит в первом туре, я сомневаюсь, что пройдут нормальные губернаторские выборы. Скорее всего они пойдут на хитрость даже не в том, что будет объявлен некий фильтр, где будут отсекать политиков, которые будут реально претендовать на место губернатора в том или ином регионе. Я думаю, дело даже не в фильтре, дело в том, что скорее всего они затянут принятие закона о прямых выборах губернаторов и в этот период они всех переназначать. И выборы состоятся тогда через пять лет. А что через пять лет будет? Я этого опасаюсь.
Но если выборы состоятся в октябре-декабре, то Вахрукову надо собирать чемоданы.

Виталий Камышев: … 26 февраля суд в Ярославле рассматривал вопрос о лишении кандидата в мэры Евгения Урлашова регистрации. Основание - заявление представителя ЛДПР Алексея Молодцова о якобы имевших место нарушении авторских прав в предвыборной газете Урлашова, а также незаконное, по мнению истца, распространение оппозиционным кандидатом в мэры в день Святого Валентина поздравительных открыток.
Поддержать Евгения Урлашова в Прощеное воскресенье к Кировскому районному суду Ярославля пришли более трехсот человек. Алексей Молодцов внезапно свой иск отозвал.
Избежит ли партия власти в Ярославле очередного электорального провала, узнаем 4-го марта.

Михаил Соколов: Кандидат на пост президента России лидер Компартии России Геннадий Зюганов дал эксклюзивное интервью Радио Свобода.

Геннадий Андреевич, вы после думских выборов сказали, что выборы нелегитимны, тем не менее, фракция компартии в думе, а вы все-таки не присоединились к акциям протеста на Болотной площади. Как вы объясняете эту позицию?

Геннадий Зюганов: Возникает вопрос, кто к кому не присоединился. Во-первых, мы после думских выборов провели во всех без исключения городах, почти тысяче городов, свои акции протеста. Они шли мощно, организованно, многочисленно, и все были подкреплены реальными фактами воровства голосов, приписками и нарушения законодательства. С другой стороны, мы на Болотной площади участвовали. От нас выступил Клычков, руководитель нашей фракции в Московской гордуме, выступил ярко, убедительно и изложил наши требования.

Более того, мы максимально учли предложения всех, кто выступал на площадях от Манежной, Пушкинской до Болотной, Сахаровского проспекта. В результате появилось 9 проектов законов, которые мы официально внесли в Государственную думу. Более того, мы настояли на том, чтобы Чуров с силовыми министрами, силовиками отчитались в Государственной думе по итогам выборов. Хотя "Единая Россия" сопротивлялась, тем не менее, отчет состоялся, проекты законов внесены.

И мы просили и предлагали всем, кто выходит на улицы и площади, поддержать хотя бы наши три закона и настоять на том, чтобы они до президентских выборов были рассмотрены.

Первый закон: о необходимости формирования на паритетных началах всех комиссий снизу доверху. Это означает, что независимо от того, кто был бы председатель, пусть был бы единоросс, то тремя замами были бы представители других партий, а это давало бы возможность предотвратить фальсификацию на каждом из участков, которые есть в стране, их 96 тысяч.

Второе: чтобы ни одного наблюдателя и журналиста нельзя было вытащить за ноги с избирательных участков. На каждом втором-третьем участке на думских выборах они были удалены и там были фальсификации.

Третье: чтобы поименно персонально каждый бюллетень обнародовали при подсчете голосов и при присутствии всех наблюдателей и журналистов. Это означает, что у каждого был бы на руках реальный результат, и плюс еще и копия протокола.

Вот три меры, которые бы не позволили фальсифицировать выборы ни на одном участке, и даже если бы переписали результаты в территориальных комиссиях и отдали бы эти фальшивые результаты Чурову, который бы фальшиво посчитал бы, тем не менее, у всех была бы полная возможность, суммируя участки, поймать за руку того главу и тех мерзавцев, которые переписывали итоговые результаты по той или иной территории.

Михаил Соколов: Геннадий Андреевич, сейчас-то что делать? Сейчас этих законов нет.

Геннадий Зюганов: Еще не вечер, во-первых. У нас 28 будет заседание Думы, на этом заседании еще не поздно принять решение, потому что ни один из этих законов не требует дополнительных затрат. Быстро решить в каждой комиссии, что будут двумя-тремя заместителями представители других партий – это можно в одно заседание даже накануне голосования. Так что еще не поздно и надо настаивать и бороться за этот результат.

Михаил Соколов: Геннадий Андреевич, каково ваше отношение к концепции переходного президентства? Вы подписали соглашение с Сергеем Удальцовым, с "Левым фронтом". Насколько я понимаю, вы не полностью все-таки одобрили то, что предлагалось левыми и людьми с площади?

Геннадий Зюганов: Во-первых, мои обязательства перед гражданами страны как кандидата в президенты начинаются с политической реформы. Суть этой реформы заключается в том, что президентский срок должен быть два по пять и не более.

Во-вторых, мы настаиваем на том, чтобы губернаторы и сенаторы избирались прямым голосованием.

И в-третьих, мы считаем, что судьи районных и городских судов должны избираться населением. Эти три меры существенно бы улучшили политический климат.

Одновременно мы поддерживаем формирование партий, и сейчас внесен закон, который будет обсуждаться, он нами будет во многом поддержан. С другой стороны, можно что угодно сегодня говорить, но если мы не сложим все силы для того, чтобы контролировать выборы 4 и 5, то уверяю вас, эта власть пойдет на любые приписки и любое воровство голосов.

Вдумайтесь: от Владивостока до Калининграда "Единая Россия" почти везде проиграла нам выборы. Во Владивостоке нет ни одного участка, где бы выиграла, там нет нигде, где бы она получила более 30% голосов.

В Москве, где были КОИБы, она нигде не набрала более 30%, точнее, набрали еще гораздо меньше. Если взять весь Северо-запад, они тоже там нигде не набрали больше 30%. И вдруг начинают прокачивать по всевозможным опросам, что будет чуть ли не 50-60%.

Михаил Соколов: Вы считаете, это пропаганда?

Геннадий Зюганов: Не пропаганда – это попытка сломать настроения людей, попытаться психологически давить на каждого гражданина: все решено, можете контролировать, не контролировать, все уже написано.

С другой стороны, мы предложили прошлый раз для того, чтобы припугнуть или заставить глав администрации более честно себе вести: давайте проверим, создав комиссии из разных фракций, как прошли выборы думские, прежде всего в Мордовии. На предыдущих 98% сыпали в одну урну, на этих 92%. Мы предложили создать комиссию, проверить, как они прошли в Тамбове, в Ростове, в Саратове, особенно в Дагестане. В Дагестане все говорят: явки не было больше 15%, а написали за 80, и столько же проголосовало за "Единую Россию". Все понимают, что это откровенное жульничество.

Но меня поражает, что господин Путин не открестился от этих результатов. Не дали согласия на комиссию, которая обязана это проверить, не пошли навстречу – очевидный факт. Следовательно, все, начиная от опроса этого общественного мнения до проверки результатов голосования по фальшивым результатам территорий - это наводит на мысль, что будут все делать, чтобы пропихивать в первом туре.

Но еще раз хочу подчеркнуть – это крайне опасный путь. Почему? Потому что нелегитимная ни в моральном, ни в политическом плане дума будет подкреплена нелегитимным президентом, у которого не будет доверия. А доверия давно нет, потому что честные выборы – это программа, ее нет. Кучи статей, я сто человек опрашивал: кто прочитал хотя бы половину? Никто.

Михаил Соколов: Мы с вами прочитали.

Геннадий Зюганов: Нам с вами по долгу службы нужно.
Во-вторых, нет дебатов открытых, уклоняются по-прежнему.
И в-третьих, нагнали людей на стадионы, на площади, многие прибыли недобровольно.

Михаил Соколов: А зачем?

Геннадий Зюганов: Это тоже огромное давление на граждан страны, на общественное мнение. Поэтому надо быть бдительными и понимать.
С другой стороны, когда требуют, чтобы президентская власть после того, как дума полулегитимная, была на два-три года, а дальше опять была порушена, мне кажется, это крайне опасный путь.

Потому что если поддерживают нашу команду, мы в этом году проводим выборы 1 декабря – выборы думские. Я взял обязательство справиться за шесть лет, на второй срок вообще не претендую.

И одновременно отремонтировать политическую систему, изменить финансово-экономический курс, все сделать в пользу тех, кто будет работать, думать, изобретать, а не пьянствовать и воровать, и все сделать для того, чтобы утвердить широкое народовластие на всех ступеньках, снизу доверху. Мне представляется, это более честная, более реалистичная и более эффективная политика.

Михаил Соколов: Вы встречались с Дмитрием Анатольевичем Медведевым и разговаривали в том числе о ходе избирательной кампании. Он как-то отреагировал на ту критику, которую вы сейчас озвучили?

Геннадий Зюганов: Откровенно говоря, на словах – да. А в принципе он сегодня возглавляет "Единую Россию". Можно было сказать: хорошо, вы правы, мы в ближайшие два-три дня рассмотрим ваши предложения и примем эти законы.

Более того, можно и не рассматривать законы, сказать: хорошо, вы правы, даю поручение, чтобы с комиссиями встретились и тремя замами назначили представителей других партий. Можно было пойти по этому пути.
Но такого ответа мы не слышим ни из Кремля, ни из правительства.

Михаил Соколов: Геннадий Андреевич, вы выступаете за изменение конституции?

Геннадий Зюганов: Более того, я внес предложение о формировании правительства народного доверия, там почти 80 кандидатур. Там представлены люди из ведущих партий, движений и организаций, в том числе и из "Единой России". На наш взгляд, наиболее способные, грамотные люди, но которым просто не дают реализовать свой потенциал. Вы можете список открыть и посмотреть, там 15 человек названы.

Допустим, Шевцова работает зампредом думы, грамотная очень. Тот же Рогозин, человек, который знает и законодательное творчество и пытается что-то делать по вопросам безопасности. Тот же Васильев, который работал в Министерстве внутренних дел, возглавлял комитет и хорошо знает правоохранительную систему. Тот же Катренко, который в Счетной палате работает, великолепно знает Кавказ, обстановку.

Михаил Соколов: То есть вы за широкую коалицию?

Геннадий Зюганов: Я как раз за левоцентристское правительство, способное провести разумную, очень прагматичную и одновременно политику, опирающуюся на справедливость, уважение к тем, кто трудится, к человеку труда.

Михаил Соколов: Вы сами будете возглавлять правительство?

Геннадий Зюганов: Я предложил на переходный период. Двойственность, которая сегодня торчит, не поймешь, какому богу молиться. Побежал в правительство, надо немедленно бежать в Кремль. Приехал на встречу в Кремль, надо немедленно бежать в правительство. Ни один, ни второй не отвечает за сказанные слова и за результаты работ. А в условиях кризиса эффективность власти зависит от умных, точных и быстро принимаемых решений. Более того, я предложил, чтобы был принят закон об аппарате президента. Огромный аппарат, который работает очень неэффективно.

Михаил Соколов: Он больше чем ЦК КПСС, где вы работали.

Геннадий Зюганов: А если в сумме - не то слово. В целом чиновничий аппарат удвоился, он больше, чем в огромном Советском Союзе был.
А конституционное собрание, считаю, исключительно важно, оно должно проработать все проблемы и позволить принять очень важные решения. Потому что бесконтрольная исполнительная власть – это проказа, это чума любого общества. У нас ни на одном уровне исполнительная власть не контролируется, она должна контролироваться законодателями и избирателями.

Что первое уничтожил Ельцин – народный контроль. Поэтому мы за то, чтобы такое собрание состоялось и, взвесив, приняло очень ответственное решение. Я даже назвал те, кто мог бы возглавить это, я назвал Болдырева и Бабурина - двух крупных специалистов, которые прошли очень хорошую школу и в думе, и в Сенате, и в Счетной палате, и знают хорошо юриспруденцию, экономику. Люди не ангажированные, они в состоянии собрать наиболее влиятельные интересные силы и подготовить соответствующие предложения.

Ремонт конституции – это очень ответственная вещь. А мы все помним, она принималась под расстрел парламента и принималась, чтобы дать неограниченные полномочия Ельцину. И тот своими указами распродал всю страну по сути дела меньше чем за 3% реальной стоимости.

Михаил Соколов: Геннадий Андреевич, некоторые наблюдатели говорят, что что-то вас что-то связывает в критике Владимира Путина и связанных с ним олигархов – Тимченко, Ковальчуки и так далее. Или вы считаете, что важно критиковать прежде всего систему?

Геннадий Зюганов: Понимаете, это неверная постановка вопроса абсолютно. Я, если вы посмотрите мои статьи, выступления, материалы, я склонен анализировать суть работы каждого руководителя и предлагать варианты решений.

С точки зрения отношения к Путину ни один депутат нашей фракции не голосовал за утверждение Путина как премьер-министра. Вы можете зайти в интернет и послушать мое выступление, я сказал, что вы не сформируете команду, вы связаны пуповиной с ельцинской политикой, и вы ничего нового не предлагаете, ни нового финансово-экономического курса, ни новых решений.

С другой стороны, мы не голосовали ни за один бюджет, внесенный Путиным в Государственную думу. Мы категорически голосовали против его лютых законов, такой как 122, закон об автогражданке, мы голосовали против его социальной политики, которая угробила все льготы.

Мы считаем, что его министры типа Фурсенко, Кудрина и Сердюкова - вообще это недоразумение. И если бы было право у парламента прежде, чем назначать министров, провести хотя бы собеседование в двух профильных комитетах с будущими министрами, никогда ни Сердюков, ни Фурсенко не были бы министрами. Поэтому я предлагаю ремонтировать эту систему и объединять наиболее талантливых людей. Можно сколько угодно орать: ах, такой, сякой, немазаный, - но, на мой взгляд, это неэффективно.

Михаил Соколов: Многие из тех, кто мог бы проголосовать за вас, опасаются, что в экономической области вы пойдете дальше, чем социал-демократические преобразования.

Геннадий Зюганов: Один из самых принципиальных вопросов любой реформы – это найти правильно соотношение государственной, коллективной и частной форм собственности. Берем Европу: там ни в одном государстве меньше трети госсобственности нет. Наиболее эффективно работающих – Германия, Франция, Англия - более 35. Что это означает? Это означает, что у государства есть ресурсы, оно, используя для общенациональных целей, решает целый ряд проблем, связанных с безопасностью, образованием, медицинским обслуживанием и так далее.

Если взять китайскую экономику, у них этот удельный вес еще выше. Но туда приехали все мировые фирмы, не боятся ни красных партбилетов, ни знамен, и Китай превратился в супердержаву. Китай сегодня более эффективно, чем другие страны, выходит из системного кризиса. Он потерял на внешнем рынке 40% продаж готовой продукции, восполнил и за счет внутреннего рынка и умной политики разумного регулирования дает прирост 8-12%. Вот вам два примера, берите, пытайтесь найти соотношение. У нас все на распродажу, все растаскивают.

С другой стороны, найдите мне другую страну, где бы так неразумно использовалась минерально-сырьевая база и природные ресурсы. Покажите, где еще есть такая страна. Мы больше всех добыли нефти - 500 миллионов тонн, из них 250 миллионов продали за бугор. У нас солярка и бензин 28-30 рублей. Берите все нефтедобывающие страны, что там, идиоты сидят? Нет. Что, там рынка нет? есть. В Иране три рубля за 95, самый ходовой бензин, в Эмиратах 5 рублей, в Саудовской Аравии 5 рублей, в Венесуэле один рубль. Но почему у нас 28-30 в большой холодной стране и предлагают конкурировать с другими?

Еще один показатель: почему у нас киловатт-час электроэнергии дороже, чем в Европе и Америке? Почему у нас газ теперь стал дороже, чем в той же Америке? Тогда, каким образом вы собираетесь конкурировать, если у вас все дороже производить и у вас энергосоставляющая уже в объеме производства более трети, а то и к половине подбирается? Тогда давайте думать, как это делать.

У нас все недра захватила олигархия и не желает даже платить нормальные налоги и хранит деньги в своих банках. Тот же Прохоров, все основные предприятия спрятали свои счета в оффшорах.

Тот же кобальт взял, продал американской фирме и теперь, чтобы что-то произвести, а без кобальта нельзя произвести ни ракету, ни авиационный двигатель, ни сложные приборы, надо покупать у дяди по неясно, какой цене.

Теперь возникает вопрос: кто определяет цену на нефть и газ? Лондонская нью-йоркская биржа. Добываем больше всех, получаем больше всех, не участвуем в ценообразовании, а у себя вздуваем цену, что задушили все реальное производство. Поэтому мы выступаем за национализацию минерально-сырьевой базы. Пожалуйста, будут работать и частные, и другие виды предприятий, но государство должно контролировать этот процесс. В противном случае мы не можем производить ничего, иначе мы будем ни с кем неконкурентоспособны.

Плюс на этом фоне вступаем в ВТО. А что ВТО требует: европейские цены на энергоносители – раз, не помогать сельскому хозяйству – два, и не помогать науке – три. Тогда ты будешь обслуживать нефтегазовую трубу, лесоповал и карьеру. Вот и вся ваша судьба будет.

Михаил Соколов: Геннадий Андреевич, во время кампании ставится вопрос об отношении вашей партии с историей. За демократию вы сейчас боретесь, но если речь идет о 20-х 3-х годах, всегда говорят, что вы за Сталина. Что вы ответите?

Геннадий Зюганов: Я за правдивую историю. Когда начинают малограмотные люди, не способные ничего делать, жулики, воры и пьяницы ставить оценки Ленину. Ленин получил растерзанную империю, убитую промышленность, разбежавшуюся армию. Ленин получил во всех портах советской республики высадившуюся Антанту, 14 государств. А через 5-7 лет НЭП, план ГОРЭРЛО – это супермодернизация, пятимиллионная армия, которая выставила всех за дверь советской республики, и новую экономическую политику, которая подняла полумертвую страну из руин и пепла.

Михаил Соколов: НЭП или сталинские методы?

Геннадий Зюганов: Теперь Сталин. Сталин 30 лет страной правил. Когда сводят все только к 1937 году – это и нечестно, и неправильно.

Михаил Соколов: Миллион жертв Большого террора…

Геннадий Зюганов: Это ваша оценка. Страна росла, население росло все годы даже тогда, когда были репрессии. Мы их осудили, мы на этом поставили жирную точку, поклялись не повторять.

За 20 лет последних реформ и перестроек мы потеряли 15 миллионов человек, из них 14,5 миллионов русских. Мы подошли сейчас к черте, за которой каждый год будет убывать по миллиону трудоспособного населения, и в ближайшие 10 лет потеряем еще 10 миллионов.

Поэтому когда повертывают голову и начинают кости перемывать Сталину, что было 50-70 лет назад, и забывают о том, что натворил Ельцин с Чубайсом и им подобными, на мой взгляд, это абсолютно нечестно. Это попытка увести нас в ту эпоху.

В ту эпоха, кроме репрессий была победа в мае 1945-го, был ракетно-ядерный щит, был прорыв в космос, была лучшая социальная система, было классное образование, была супернаука и многое другое. Давайте все суммировать и тогда будет ясно.

Я сторонник из советской эпохи взять все лучшее, опереться на него, отбросить все ненужное, негодное, не прошедшее проверку истории. И забрав все лучшее в мировом опыте, двигаться вперед. Вот моя принципиальная точка зрения.

Поэтому когда в качестве светочей демократии мне подсовывают Горбачева и Ельцина, которые являются изменниками и разрушителями страны, меня это категорически не устраивает. Но я еще подчеркиваю: чтобы двигаться вперед, надо хорошо знать свою историю, брать все лучшее не повторять ошибок, тем более трагических.

Если бы Горбачев изучил опыт Дэн Сяопина, уже 10 лет шли бы реформы, если бы тот же Ельцин изучил опыт формирования Европейского союза, если бы они знали, что главный вопрос – это правильное соотношение государственной, коллективной и частной форм собственности, а не бросались из одной крайности в другую, мы бы сегодня занимали первые три строчки в мировой иерархии.

А мы по человеческому потенциалу съехали на 71 место, по безопасности и так далее. Сегодня занимаем под руководством Путина первое место по убыли населения, по авиационным катастрофам, по дорожным происшествиям, по эмиграции наиболее талантливых людей.

Я считаю, что эта политика несостоятельна. И кризис, который разразился, он еще поставил жирную точку под всеми этими преобразованиями. Мы в "двадцатки" последние в результате преобразований, мы и в "восьмерке" последние, мы и в БРИКе последние и среди нефтедобывающих стран последние.

Следовательно, надо менять курс, надо формировать сильную опытную команду, а не говорить о том, что все держится только на Путине. Что за ржавый гвоздь, на котором держится вся стабильность страны? Это абсолютно ненормальная ситуация.

Нормальная, когда граждане имеют право заявить на любой площади: нам нужны честные выборы, мы готовы защищать эти честные выборы, нам нужна прозрачная сменяемая власть, нужна подлинная свобода слова, истинные права человека, достоинство граждан. Вот эту политику мы и будем проводить.

Михаил Соколов: Чему научила вас эта кампания?

Геннадий Зюганов: У нас нет нормальных выборов и пока не предвидится. Если за так называемый перебор на мероприятиях на тысячи Путин платит одну тысячу штрафа, а с меня за то, что я сказал на "Эхе Москвы", что в стране правит криминал, особенно распоясался он в Кузбассе, оштрафовали на 950 тысяч рублей, то можно себе представить, что это за выборы и что это за выборная кампания.
Перед нами лежит газета "Не дай Бог", ее издавали в прошлый раз тиражом 15 миллионов экземпляров в Финляндии на президентских выборах, сегодня издают даже в такой классической российской области Смоленской, а на думских выборах в Самаре издали 9 таких газет, одна омерзительней другой. Ни прокуратура, ни полиция и не хотят искать. Вы гляньте эти газеты – грязные просто. Поэтому в такой грязной атмосфере проводить выборы противно и недостойно.

Еще раз хочу сказать всем, кто этим занимается: сколько веревочка ни вейся, а конец будет, придется за это отвечать. Страна, уверен, выздоровеет и пойдет нормальным курсом.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG