Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о президентских поправках в закон о выборах


Москва в преддверии президентских выборов

Москва в преддверии президентских выборов

Во вторник, 28 февраля, Госдума приняла в первом чтении три президентских законопроекта о реформе политической системы. Первый документ предусматривает возвращение прямых выборов губернаторов, но - под президентским контролем. Второй законопроект упрощает процедуру регистрации политических партий, - минимальная численность партии снижается с 40 тысяч до 500 человек. Третий законопроект освобождает политические партии, не представленные в парламенте, от сбора подписей на выборах разных уровней.

Владимир Кара-Мурза: Госдума приняла в первом чтении законопроекты о выборах губернаторов и об упрощении процедуры регистрации политических партий. Также был принят законопроект об освобождении политических партий от сбора подписей при проведении выборов (за исключением президентских). Приглашенным непарламентским партиям разрешили участвовать в дискуссии и взять слово для выступления. От "Яблока" был Сергей Митрохин, от «"Правого дела" – Андрей Дунаев, от "Патриотов России" – член политсовета Сергей Глотов.
В Думу пригласили представителей так называемой несистемной оппозиции – Владимира Рыжкова и Сергея Удальцова.
О том, обещают ли реальную демократию президентские поправки в закон о выборах, на эту тему беседуем с Сергеем Глотовым, активистом партии "Патриоты России", бывшим депутатом Государственной думы, Андреем Дунаевым, лидером партии "Правое дело", Алексеем Макаркиным, заместителем гендиректора Центра политических технологий и Максимом Рохмистровым, первым замруководителя фракции ЛДПР в Государственной думе.

Максим Рохмистров: Первый заместитель бюджетного комитета Государственной думы. Я же был инициатором закона, что нельзя два раза подряд одну и ту же должность занимать, поэтому я два созыва побыл, отдал должность другому человеку, ушел работать в комитет.

Владимир Кара-Мурза: Вас тогда с дебютом. О чем удалось сегодня сказать с думской трибуны?

Андрей Дунаев: Самое основное то, что сегодня происходило, что были приглашены не только непарламентские зарегистрированные партии, но и нужно обратить на это внимание – уже на протяжении 10 лет не приглашались лидеры общественного мнения на пленарные заседания, может быть приглашались, но, по крайней мере, не по таким важным вопросам. Мы, партия "Правое дело", предложили ряд поправок в тот законопроект, который внес президент Медведев и в части законопроекта о политических партиях, и в части законопроекта о губернаторских выборах тоже. Мы считаем, что вектор в целом, который задан президентскими инициативами, этот вектор позитивен и сможет дать как раз нашему обществу возможность создания альтернатив на следующих выборах в Государственную думу, выбирать, точнее альтернативы на следующих выборах президента. На самом деле это очень серьезная общественная задача, чтобы следующие выборы были альтернативными.

Владимир Кара-Мурза: О чем вам удалось сказать вашим бывшим и, надеюсь, будущим коллегам?

Сергей Глотов: Все правильно было сказано. Фантастический результат – 441 депутат проголосовал сегодня за политические партии, за дальнейшую реформу, за то, чтобы в 80 раз сократить численность политических партий для того, чтобы их можно было зарегистрировать. 443 и один воздержался за то, чтобы избирать депутатов. И какая-то небольшая тут ошибка: два против, 442 за, один воздержался за то, чтобы полностью отменить сбор подписей. Мне удалось сказать то, что хотел сказать и то, что поручала партия. Первое: речь идет о том, что надо вернуться к рассмотрению вопроса о создании партийных, точнее сказать, избирательных коалиций. Это дело будущего, потому что следующий тур в думе – это рассмотрение как раз избирательного законодательства по выборам депутатов. Мы внесли вместе с Андреем и Митрохиным Сергеем предложение о том, чтобы создать совет политических партий при Государственной думе или хотя бы при председателе Государственной думы. Удалось высказать позицию партии по целому ряду этих трех вопросов, в том числе по избранию депутатов, по избранию губернаторов, в том числе и такая вещь, как самоходчики, я бы их так назвал, кто будут выдвигаться не от партий на должности губернаторов, а самостоятельно. Удалось сказать о президентском фильтре и о многих других вопросах, которые сегодня обсуждались. Нам дали 10 минут, за 10 минут мы могли сказать все, что думаем о сегодняшней реформе политической системы, не только мы, но и наши руководящие органы партийные.

Владимир Кара-Мурза: Вам как депутату думы показалось ли, что пахнуло ветром перемен, когда вы увидели хотя бы в ложе директорской новые старые лица участников избирательного процесса?

Максим Рохмистров: ЛДПР всегда выступала за то, чтобы и барьер снизить, и приглашать лидеров партий. Ветром пахнуло, но понимаете, у нас есть такая особенность, что хорошая идея, но доведенная до абсурда, она сама себя дискредитирует. Несмотря на то, что мы приветствуем все введения концептуальные, мы поддержали внесенные законопроекты, но тем не менее, у нас тоже есть целый ряд замечаний, чтобы хорошую идею не довели до абсурда. Потому что все-таки, например, политическая партия федерального значения в районе 500 человек, мягко говоря, позволяет манипулировать всеми этими вещами. Потому что представляете, что случится с избирателями, если на следующие думские выборы выйдет 254 партии в бюллетени. С ума сойдет. Может быть действительно в эти партии войдут по одному приличному человеку, который наберет 0,5%. Сегодняшнее распределение, барьер будет, слава богу, 5%, проходной будет снижен. Мы считаем, что надо снижать и в дальнейшем, чтобы был европейский – порядка 3%. Но когда нераспределенные проценты будут делиться, то вот здесь попахивает таким вариантом, что партия власти тем самым делает себе такой запас.
Сегодня "Единая Россия" в сегодняшней Государственной думе не получила 50%, но имеет техническое большинство. За счет чего? За счет тех процентов, которые она получила в результате перераспределения мандатов, которые пошли в зачет тех партий, которые не преодолели этот барьер. Теперь представьте себе, что кто-то захотел создать систему, при которой будет вечно сидеть у власти, они будут клепать эти партии. 500 человек, извините, мой 21-летний сын наберет среди своих друзей-студентов и создаст политическую партию. То есть идею хорошую нельзя доводить до абсурда.
Если мы говорим общефедеральная партия, которая может принять участие в выборах, это действительно должна быть партия, которая имеет представительство, которое реальное существует. Доводить до абсурда не надо. Поэтому действительно мы будем какие-то моменты все-таки попытаться редактировать во втором чтении.
Или мы говорим о выборах губернаторов. Ведь здесь тоже открываются некоторые вещи, которые в конечном итоге мы можем, как я люблю повторять, русские – это особая нация. Это единственная нация в мире, которая, наступая на одни и те же грабли, получая по лбу, при этом начинает смеяться. Мы проходили это в 90-х, когда криминал, коррупция приходила к власти, используя свободные так называемые выборы губернаторов. То есть здесь тоже должно быть влияние общества на эти процессы, чтобы не пришел криминал. Завтра объявите выборы в Москве, заявится Лужков, он придет к власти. Самое коррупционное правительство, об этом знают все, но тем не менее, если он придет к власти, вложит миллиард долларов, он пройдет. В этом проблема. Поэтому какие-то моменты, чтобы общество могло влиять на эти процессы и существенная часть общества, а не просто 500 человек заявились: мы давайте будем выдвигать. Есть некоторые моменты, которые как раз и называются – доведение хорошей идеи до абсурда. Поэтому все должно быть взвешено и сделано правильно.
Никто не цепляется за власть, у оппозиции власти никогда не было. Нас многие обвиняют в том, что те думские партии, которые были, неслучайно, наверное, не ведут прямые заседания, трансляции из Государственной думы, неслучайно придумана система, что мы говорим, люди об этом не услышали, не увидели. Наверное, никто не знает, что я являюсь единственным депутатом Государственной думы прошлого созыва, который не пропустил ни одного пленарного заседания ни по какой причине. Я долгое время был одним из самых выступающих депутатов. И премию не дали, и ни медали, ни органа, ни благодарности, ничего не получил ни от кого, потому что оппозиция. И ни одно мое выступление не было нигде показано. Поэтому любая идея, в этом тоже есть определенная опасность. Потому что если полная свобода по-другому называется анархия, когда нет законов. Поэтому свобода, но в рамках закона, и закон должен быть такой, чтобы не доводил до абсурда.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, насколько исчерпывающим выглядел список приглашенных для обсуждения политиков?

Алексей Макаркин: Список приглашенных политиков – это представители трех политических партий, двух внепарламентских и одной парламентской. Всего у нас 7 партий. Так что пока партий у нас немного. Конечно, когда закон будет издан, вступит в силу, количество партий существенно увеличится. И уже столкнемся, действительно я согласен, с другой проблемой – проблемой избытка партий. Когда у нас было в 95 году 43 избирательных списка, прошло в думу всего 4 и где-то около половины голосов избирателей практически пропали, те, которые голосовали за 39 списков. Поэтому действительно нужны какие-то решения серьезные, чтобы ограничить это количество партий. В то же время не создавать какие-то негативные репрессивные мероприятия против партий, реально существующих.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG