Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Каспийск остался без Олимпиады


Матч чемпионата РПФЛ ЦСКА - "Рубин"

Матч чемпионата РПФЛ ЦСКА - "Рубин"

Кому будут проданы права на трансляции матчей чемпионата РПФЛ? Каспийск не претендует на Юношескую Олимпиаду 2018 года. Клубы РПФЛ тратят на трансферы много, но предпочитают об этом не говорить. Эти темы освещаются в российской спортивной прессе.

Евгений Дзичковский в газете "Спорт-Экспресс" сообщает, что компания Infront Sports & Media предложила РФПЛ купить права на телетрансляции матчей российской премьер-лиги. В прессе уже появились сообщения о том, что речь идет о 60 миллионах долларов в год. На самом деле суммы больше. И намного.

Первый вопрос, который возникает в связи с потенциальной сделкой: как ее трактовать людям, далеким от футбольного медиарынка? На момент появления информации о предложении швейцарцев большинство российских телезрителей и клубов совершенно не понимали, что изменится конкретно для них, если телеправа отойдут швейцарской фирме Infront Sports & Media. Но они, надо думать, хотели бы это понимать. Попробуем разобраться.

КТО ХОЧЕТ КУПИТЬ?

Для начала – о самой фирме. Ее президентом и генеральным директором является 47-летний Филипп Блаттер, племянник президента ФИФА Зеппа Блаттера. До 2006 года в Infront Sports & Media командовал небезызвестный владелец "Марселя" и президент группы Adidas-Salomon Роберт Луи-Дрейфюс. В 2009 году этот господин скончался, однако к тому моменту родственник главы ФИФА уже был предусмотрительно введен в руководство медиагруппы.

Не берусь судить, насколько весомы в данном случае родственные связи, но в распределении прав на чемпионаты мира по футболу Infront Sports & Media участвует активно. В частности, компания из города Цуг получила под свой контроль мощный азиатский рынок, насчитывающий 26 стран (за вычетом Японии, обеих Корей и Малайзии с Брунеем). В 2010 году она уже окучила эту грядку и планирует заняться тем же самым на турнирах 2014, 2018 и 2022 годов.

Вместе с тем Infront Sports & Media далека от сборища ничего не умеющих мажоров. Наряду с IMG и Sport5 компания Филиппа Блаттера входит в список топ-игроков на спортивном медиарынке, реализуя, к примеру, права на трансляции итальянского чемпионата (серии А и B). Плюс к этому фирма Блаттера в разном качестве участвовала и участвует в продаже трансляций гандбольного, волейбольного, баскетбольного мировых первенств, этапов Кубка и чемпионатов мира по лыжным видам спорта и биатлону, саням, бобслею и скелетону, сотрудничает с Международной федерацией хоккея… Матерая, в общем, контора, желание которой возникнуть на нашем рынке в преддверии ЧМ-2018 удивления вызывать не должно.

Естественно, швейцарцы, будь они хоть трижды родственники президента ФИФА, не справились бы с российской задачей в одиночку. У них нет собственных телемощностей, и, следовательно, Infront Sports & Media была обязана заручиться поддержкой одной из российских телекомпаний. Такой компанией стала ВГТРК, взявшая на себя "медийную часть проекта". Упрощая, имеем: "Россия 2" будет показывать, Infront Sports & Media… А что, кстати, будет делать фирма племянника кроме того, что извлекать доход?

ЗАЧЕМ ХОТЯТ КУПИТЬ?

Российский чемпионат мало продать – сначала ему нужно придать товарный вид. Та картинка, которую мы имеем сейчас, и доход приносит соответствующий. Infront Sports & Media, как сказали мне владеющие ситуацией люди, планирует вложить в качество нашего телепродукта 12-15 миллионов евро. Кроме того, существуют планы резкого расширения теле-аудитории, что напрямую влияет на рекламные доходы. В идеале смотреть футбол на платной основе должны не несколько сот тысяч россиян, как сейчас, а 15-17 миллионов. По кабелю или по спутнику – не суть важно; главное – обеспечить саму возможность прихода российского футбола в каждый дом, где этого желают.

Цена, надо понимать, при таких целях не имеет права быть заоблачной, поскольку доход станет извлекаться не только и, может, не столько из абонентской платы, сколько из рекламы, которая должна хлынуть в рынок такого объема водопадом. Хорошая картинка, рекламные поступления, подписчики, международные продажи, сублицензии - вот составляющие успеха, на который рассчитывают в Infront Sports & Media.

ЗА СКОЛЬКО ХОТЯТ КУПИТЬ?

В прессе была озвучена сумма в 60 миллионов долларов за каждый год шестилетнего контракта. Откуда она взялась? Может возникнуть ощущение, что швейцарцы оттолкнулись от нынешнего договора лиги с "НТВ плюс". Взвесили собственные возможности, растущие аппетиты РФПЛ и небольшой спрос на российский футбольный продукт, после чего накинули немного сверху и округлили. Теперь сидят, ждут ответа и, разумеется, торга.

Однако это не так. По моей информации, озвученная сумма вообще не соответствует действительности. Если браться за дело всерьез, сегодняшние ржавые рыночные механизмы придется сильно смазывать и раскручивать. Навар в такой ситуации не может быть фиксированным из года в год, как не могут быть фиксированными и выплаты РФПЛ. Поэтому Infront Sports & Media только за сезон-2012/13 (первый год договора) предложила лиге 60 миллионов долларов плюс 90 процентов от доходов, превышающих эту сумму. В дальнейшем выплаты должны идти по нарастающей и составить на пятый и шестой годы контракта 90 и 100 миллионов долларов плюс 60 процентов от дивидендов, превышающих эти суммы.

Швейцарцы, судя по всему, взяли за основу опыт британской телекомпании BSkyB, которая, став эксклюзивным обладателем прав на английскую премьер-лигу, долго терпела, несла убытки и приводила в порядок систему доставки футбольного продукта населению. А когда все наладилось, англичане получили море футбола, а BSkyB – море денег.

ЧЕГО ХОЧЕТ РФПЛ?

Прибылей, это понятно. И чем больше, тем лучше. Но в условиях, когда покупатели не давятся в очереди за телеправами, маневр лиги представляется предельно простым: назначь дату, выбери из своих полутора предложений лучшее и подставляй карман. Значит, столько ты, лига, стоишь в настоящий момент.

Не все так просто, однако. Начну с того, что сейчас РФПЛ сама кует деньги, подтягивая к трансляциям спонсоров. Доход лиги складывается из непосредственно телеправ (около 23 миллионов долларов в год) и рекламных поступлений, составляющих, по разным оценкам, примерно столько же. Итого 40-45 миллионов долларов за сезон. "НТВ плюс", в свою очередь, продает тарелки и стрижет подписчиков. Ну и с рекламы, должно быть, телекомпании тоже что-то перепадает.

Infront Sports & Media предлагает другую схему. 60 миллионов лиге - гарантированно, плюс солидный процент от заработанного, только зарабатывать отныне будет не РФПЛ, а швейцарцы. У них опыт, они сделают из трансляций конфету и постараются продать ее гораздо большему числу любителей сладкого, чем сейчас.

Лига, почуяв это дело, завела разговор о 100 миллионах в год. Как минимум. Желание получить больше, чем предлагают, в бизнесе абсолютная норма. Важно только не перепутать бизнес с блефом. Infront Sports & Media и ВГТРК, если я правильно понял, обосновывают свое предложение какими-то расчетами, пусть и играя при этом на понижение. Рынок-де сырой, работы непочатый край, риски велики. Идея может не выгореть, но мы будем стараться и гарантированно платить вам больше, чем вы имели раньше. А вот чем аргументирует свой ответ РФПЛ, кроме "круглости" суммы в 100 миллионов годовых, мне пока непонятно.

Может, лига знает какие-то механизмы, с помощью которых швейцарцы срубят на нашем футболе куда больше, чем они говорят? Тогда почему РФПЛ их до сих пор не реализовала? Клубы ориентируются на выплаты западного ТВ ведущим футбольным лигам? Но разве в России есть кабельные сети, подобные западным, культ футбола и столь же большая – а главное, платежеспособная – футбольная телеаудитория?

КТО КОНКУРЕНТЫ?

У "НТВ Плюс" была возможность доказать свою состоятельность в вопросе продвижения нашего чемпионата в широкие народные массы. Компания в общем-то многое сделала в этом направлении. И продолжает делать. Появились каналы, входящие в базовые пакеты других спутниковых компаний и провайдеров интернет-телевидения. Но до широкого охвата аудитории по-прежнему далеко.

Личный пример: пару недель назад автор этих строк озаботился, наконец, появлением футбола на экране собственного телевизора. И столкнулся с тем, что не могу без определенных проблем (просто доплатив, скажем, небольшую сумму), купить трансляции российского чемпионата. Цена за канал "Наш футбол" - 149 рублей в месяц - меня устраивает. Только ведь это не цена, а доплата к сумме в девять с лишним тысяч рублей за вызов специалистов, долбеж стены, установку тарелки и ресивера, покупку других каналов, которые сейчас либо и так нормально показывают, либо мне попросту не нужны.

Другие предложения также были связаны с прокладкой дополнительных кабелей и со странными ценниками "598 рублей за два месяца". А родное домоуправление с "Нашим футболом" за мной не бегает: на тебе, парень, 18 общедоступных каналов, и отвяжись.

Понимаю, что дело круто замешено на моей природной лености и на сомнениях типа: "А когда же мне спать и есть, если очень много футбола будет не только на работе, но еще и дома?" Но чуть упрости процедуру – с удовольствием заплачу, куда я денусь. И стану покупателем футбольного продукта, а заодно и потребителем рекламы. Просто за меня нужно чуть-чуть побиться, повоевать. Что, в сущности, и собираются сделать швейцарцы.

Правда, клиент я в этом смысле не трудный: живу в очень близком Подмосковье. У нас почти цивилизация: обозначь только спрос – предложение последует. В провинции ситуация технически сложнее. Но не сложнее ведь, чем была в свое время в Германии или Англии, верно? Там были телевизоры без футбола – и у нас есть. Там сейчас взахлеб смотрят национальные чемпионаты – и у нас будут. Вопрос времени и наличия предпринимательской жилки.

ТОЛЬКО ЛИ В БИЗНЕСЕ ДЕЛО?

РФПЛ было бы проще определиться, если бы эксперимент по продаже телеправ в последние годы был чистым. Если бы из него ушла социальная составляющая. Если бы клубы получали не газово-железнодорожные подачки, а те же деньги, но справедливо распределенные – в виде выплат от гостелевидения, раз уж нашему государству так неймется. Если бы они, раскормленные искусственно вздутыми бюджетами, не отворачивались презрительно от малой телевизионной денежки, а думали, как сделать ее большой, и помнили: копейка рубль бережет. Если бы Первый канал и ВГТРК рассматривали футбол не как общественную обузу, а как возможность заработать…

У клубов и лиги, кстати, в любом случае останется огромное непаханное поле для работы: борьба за болельщика на стадионе. Вот этого никакие швейцарцы точно не отнимут. Хольте, лелейте, заманивайте, доите – все в ваших руках, клубы и РФПЛ. Лоббируйте законы, возвращайте пиво, ищите укорот на отмороженных фанатов и полицию, устанавливайте обогрев, завязывайте с договорняками. Трудно? Да, требовать деньги за телеправа проще. Но если хочешь заработать, разве труд в тягость?

А на перекошенном рынке и законы кривые. Одни думают, как картинку улучшить и "Наш футбол" в микрорайон доставить. Другие – как в очередной раз присосаться к госмонополии или к закошмаренному спонсору. Что им та картинка и те зрители?

ВГТРК, мне кажется, тоже не планирует извлекать сверхприбылей из союза с Infront Sports & Media. Государственная компания, обремененная социальной функцией, будет рада выходу в "ноль", паче чаяния такое случится через несколько лет. Практика показывает, что бизнес-схемы, в которых слово "бизнес" заменено на "соцобязательства", работают вяло. Но раз швейцарцы на что-то рассчитывают, это неспроста. Интересно, на что?

А еще интересно, кто и сколько предложит РФПЛ, если сделка с Infront Sports & Media сорвется. И во имя каких целей предложит – это тоже хотелось бы знать.

* * *

Рустам Шарафутдинов на сайте "Газета.Ру" сообщает, что дагестанский Каспийск не станет претендовать на право проведения в 2018 году летних Юношеских олимпийских игр. Правительство РФ сослалось на то, что сложно будет проконтролировать процесс подготовки республики к соревнованиям, учитывая что примерно в эти же сроки состоятся Олимпиада в Сочи и чемпионат мира по футболу. Совместным решением правительства РФ и президента страны было решено, что ОКР не будет выдвигать в МОК кандидатуру одного из городов республики.

1 марта – последний день, когда олимпийские комитеты стран могут направить в МОК письма с просьбой подтвердить ту или иную заявку города в предвыборной борьбе за право принять летнюю Юношескую олимпиаду, которая пройдет в 2018 году. Изначально Россия была одной из стран, которая намеревалась принять эти Игры. Еще 13 декабря прошлого года стало известно, что Дагестан отправил в ОКР заявку на проведение соревнований. Тогда глава республики Магомедсалам Магомедов на заседании совета при полномочном представителе президента РФ в Северокавказском федеральном округе (СКФО) обратился к заместителю председателя правительства России, полпреду СКФО Александру Хлопонину и главам субъектов округа с ходатайством поддержать инициативу проведения Юношеской олимпиады в республике.

В частности, глава Дагестана сообщил, что в заявке в ОКР фигурирует Каспийск.

Известно, что инициатива руководителя республики на тот момент была поддержана руководителями субъектов округа, которые согласились с мнением Магомедова о том, что проведение Игр должно положительно повлиять на имидж региона, а также на социально-экономическое, культурное и гуманитарное развитие как республики, так и всей страны в целом.

Напомним, что Россия уже подавала заявку на проведение летних Юношеских игр (в предвыборной гонке за право принять соревнования в 2010 году принимала Москва), однако столицей первых в истории олимпийского движения Игр такого рода стал Сингапур. На этот раз состязания намерены принять Великобритания, Азербайджан, Колумбия, Аргентина, Нигерия и Нидерланды. Столица второй в истории летней Юношеской олимпиады будет названа в июне 2013 года.

Еще в начале февраля пресс-служба администрации президента Дагестана сообщила, что заявка республики на проведение соревнований была признана перспективной в ходе совещания с участием первого вице-премьера Дмитрия Козака, который, как известно, с конца прошлого года стал главой оргкомитета по подготовке российских спортсменов к участию в зимней Олимпиаде и Паралимпиаде в Лондоне, Сочи и главой оргкомитета по подготовке и проведению международного форума "Россия – спортивная держава". Как сообщают "Ведомости", тогда сотрудники аппарата правительства получили от Козака поручение доработать заявку для рассмотрения ее исполкомом ОКР. 18 февраля зампред поручил главе Дагестана вместе с инвесторами (ОАО "Курорты Северного Кавказа" и ЗАО "Нафта-Москва") подготовить проектирование для строительства всей необходимой инфраструктуры Юношеских игр. Отметим, что владелец "Нафты" (являющийся также и владельцем футбольного клуба "Анжи") Сулейман Керимов был готов в рамках этого проекта вложить в экономику республики $1 млрд, из которых направить $450 млн на строительство многофункционального футбольного стадиона в Махачкале. Также компания планировала построить комплекс из ста футбольных полей, двух тренировочных баз и двух пятизвездочных отелей в Махачкале и Дербенте.

Однако федеральное правительство решило в этот раз не форсировать события, учитывая, что в 2018 году в стране пройдет и чемпионат мира по футболу.

Источник сообщил, что Козак рекомендовал президенту Дмитрию Медведеву взять паузу, учитывая как то, что примерно в те же сроки пройдут Олимпиада в Сочи и футбольный Кубок мира, а также то, что пока Дагестан не готов принимать столь ответственные соревнования, учитывая сложную внутриполитическую ситуацию в республике и отсутствие какой-либо должной инфраструктуры: все ведь планируется строить с нуля. Основные же бюджетно-административные ресурсы сейчас брошены на подготовку двух вышеупомянутых соревнований.

В республике же отмечается, что решение правительства стало в регионе неприятным сюрпризом, учитывая, что упомянутые инвесторы уже занимаются реконструкцией ряда местных спортивных арен, а КСК с 2013 года приступает к строительству туристической зоны. Допускается тот факт, что, во-первых, частные инвесторы предложат правительству выкупить построенные ими объекты, а во-вторых, суммарная стоимость постройки всей инфраструктуры, необходимой к Играм, существенно ниже, чем затраты на зимнюю Олимпиаду и чемпионат мира – всего 44,5 млрд рублей. В то время как на зимние Игры предполагается выделить свыше 1 трлн рублей, а строительство только одних футбольных арен в городах страны оценивается уже в сумму свыше $3 млрд.

В то же время говорится, что Минспорттуризма предложило уже подать заявку Махачкале либо Дербенту на право проведения юношеских соревнований – зимних Игр-2020 или летней Юношеской олимпиады 2022 года.

Это является основанием для надежды, что план обновления спортивной и туристической инфраструктуры в республике будет выполнен, с учетом заключенного летом прошлого года трехстороннего соглашения между правительством Дагестана, "Нафтой-Москва" и КСК. "Все объекты, которые планировалось построить, будут введены в рамках строительства туркластера и за счет тех же инвесторов, – сообщил "Известиям" заместитель генерального директора КСК Ростислав Мурзагулов. – Для продвижения Северного Кавказа как курорта нам, возможно, было бы полезно провести игры в 2018 году, но с точки зрения государственной политики это решение, конечно, правильное".

* * *

Обозреватель газеты "Спорт-Экспресс" Дмитрий Зеленов пишет, что клубы российской премьер-лиги тратят на трансферы очень много, но предпочитают об этом не говорить.

Как-то раз на пресс-конференции, посвященной подписанию спонсорского контракта между РФС и одной пивоваренной компанией, журналисты задали вопрос о сумме и сроке соглашения – и получили нагоняй от Андрея Балашова, работавшего тогда в ведомстве Сергея Фурсенко генеральным директором. Вы, дескать, меркантильны и ни о чем, кроме денег, не думаете. В итоге информация, ради которой все, собственно, и собрались, так и осталась тайной. Вполне невинная попытка приоткрыть ее завесу была приравнена к чему-то неэтичному и постыдному – пришлось довольствоваться признаниями турецких пивоваров в горячей симпатии к сборной России и Дику Адвокату.

Большие деньги любят тишину. В российском футболе к этой присказке относятся серьезно. Причем не только функционеры, но и все остальные участники процесса. Посмотрите, что происходит, когда клубы покупают или продают футболистов: публике не сообщают ни сумму трансфера, ни зарплату игрока, ни даже то, сколько лет новичок планирует пробыть в новой команде. В ход идут благозвучные, но не несущие смысловой нагрузки синонимы вроде "долгосрочный". Стоит спросить о главном – тут же нарвешься на отповедь: нечего рыться в чужом кармане, это некрасиво, давайте мы вам лучше про новые вызовы расскажем и про то, как мы будем на них отвечать…

Между тем наши футбольные клубы остаются главными европейскими импортерами. Пресловутый карман столь откровенно топорщится, что деланно отводить от него взор и кричать об этике – не более чем ханжество. На покупку футболистов российский чемпионат тратит втрое больше, чем получает от их продажи. Согласно порталу transfermarkt.de, который считать "чужие" средства не чурается (и делает это хорошо), по итогам последних двух трансферных периодов сальдо РФПЛ равняется 138 миллионам 270 тысячам фунтов стерлингов - со знаком минус, естественно. Из всех крупных европейских чемпионатов только у английской премьер-лиги разность еще более впечатляющая – 189 миллионов 934 тысячи фунтов. Но там и масштабы совсем другие, и уровень, да и реалии. Разве что старания шейхов "Манчестер Сити" отдают чем-то до боли знакомым.

В России есть команда, которой для исполнения всех прихотей достаточно одного шейха и одного кошелька. Прошлым летом и нынешней зимой "Анжи" потратил на футболистов больше 80 миллионов евро. Если бы не продажа Тарделли и Джуджака, то пропасть между доходами и расходами была бы не просто большой, а колоссальной – почти такой же, как у "Манчестер Сити". Но даже отдав бразильца в катарский "Аль-Гарафа" за 7,5 миллиона и венгра в московское "Динамо" за 19 (недавно, правда, выяснилось, что не евро, а долларов), махачкалинцы с огромным отрывом лидируют в российском списке - минус 54 миллиона евро. Бело-голубые – на втором месте, у них минус 30 миллионов.

Помнится, бывший исполнительный директор "Динамо" Роман Дьяков говорил, что клуб живет на гипотетические доходы от еще не построенной ВТБ-Арены. "Их количество ограничено: увеличатся наши расходы – сократится доля прибыли всего проекта, что не понравится девелоперам, конечно. Но деньги эти точно не бюджетные. Проедаем ли мы шкуру не убитого медведя? С натяжкой можно и так сказать. Но шкурка уже выделана и скроена, ее ни растянуть, ни сузить".

Как видим, шкурка очень даже хороша. Если за один раз динамовцы позволяют себе взять Нобоа за 8 миллионов евро и все того же Джуджака за 19 миллионов долларов, то можно себе представить, какие грандиозные прибыли сулит комплекс вокруг строящейся ВТБ-Арены. И позавидовать терпению кредитора. Первый-то матч стадион проведет только в 2016 году…

Свою арену строит и "Спартак", но он, ограниченный желанием и возможностями одного человека, старается жить скромнее. И хотя красно-белые, верные общероссийской тенденции, покупают больше и дороже, чем продают, в целом они трансферный рынок деньгами не заваливают. 6,5 миллиона евро на Билялетдинова – конечно, не два миллиона, о которых писали сначала, но сумма тоже вполне адекватная. Тем более что клуб закрыл позицию Алекса, которого год назад продали за те же деньги в "Коринтианс". Хотя, чтобы найти средства на летние усиления, придется, допускаю, расстаться еще с одним представителем солнечной Бразилии.

Что касается годовой разности между доходами и расходами, то у "Спартака" она примерно та же, что и у "Рубина" с "Локомотивом", – от 10 до 15 миллионов евро. В пользу расходов, разумеется.

Самой рачительной командой из всей большой восьмерки по-прежнему остается ЦСКА. Армейцы, всегда подчеркивающие, что их бюджет недефицитен, подкрепили свое реноме продажей Вагнера. 10 миллионов евро, которые, пусть даже и частями, выплатит "Фламенго", сделали покупки Вернблума и Мусы (3 и 6 миллионов) практически безболезненными для финансового хозяйства Евгения Гинера. Помимо ЦСКА в премьер-лиге только "Волга" и "Крылья Советов" имеют положительное сальдо купли/продажи. Но им и по статусу положено. Иначе выжить трудно.

Удивительно, но весьма скромные цифры в последнее время показывает и "Зенит", который до появления "Анжи" слыл главным толстосумом премьер-лиги. Чуть больше миллиона арендной платы за Аршавина – ничто по сравнению с тем, на что способен "Газпром". Возможно, питерцы затаились, и час серьезных покупок пробьет летом, после чемпионата Европы? Вот ведь где будет ярмарка так ярмарка! Видимо, к ней сейчас в "Зените" и готовятся.

Вообще, несмотря на очевидную тенденцию (возвращение блудных "англичан"), нынешняя трансферная кампания, на мой взгляд, впечатления увлекательного триллера не оставила. Может, это после того, что в прошлом году устроил "Анжи", любые переходы кажутся мелочью? Ведь даже аренда "Зенитом" Аршавина, которая, казалось, должна была взорвать информационное пространство, прошла как-то уж слишком буднично. Или суммы ниже 10 миллионов евро нас теперь не впечатляют?

Что ж, в таком случае клубам следует срочно менять информационную политику – вместо тотального замалчивания подробно освещать все совершенные сделки. Что скрывать, если через третьи руки цифры рано или поздно все равно выползают? Или там настолько замысловатая бухгалтерия, что лучше и не говорить ничего?
XS
SM
MD
LG