Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

До и после


Алексей Навальный, надежда российской блогосферы

Алексей Навальный, надежда российской блогосферы

В российской сети пытаются выяснить, есть ли жизнь после 4 марта. Пессимистических сценариев много. Блогер проекта Сноб.ру Леонид Бершидский размышляет над оптимистическим:

Для политически озабоченных жителей России жизнь сейчас разделилась на "до" и "после" 4 марта. В «до» остались Чистые пруды, Болотная, проспект Сахарова, Якиманка и прекраснодушное белое кольцо по внутренней окружности Садового. В "после" только одна константа — Путин. Самое время подумать о радужном сценарии на "после". Мой сценарий мечты: После выборов, которые Путин, скорее всего, выиграет все же в первом туре, оппозиция — в первую очередь сама "толпа", самоорганизующаяся через соцсети, — коллективным разумом решает избегать столкновений и всяческого насилия. Обыграть Путина на следующих выборах — да, через шесть лет — может только человек не менее привлекательный для большинства. В моей утопии такой подход может привести лишь к тотальному обращению взоров на высокого православного блондина с окраины, отца двоих детей и примерного семьянина по фамилии Навальный. Найдя себе избираемого кандидата, все потенциальные лидеры твердо договариваются помогать ему построить к следующим думским выборам мощную политическую машину со штабами во всех регионах, с системой primaries, с выдвижением сильных кандидатов в губернаторы, которым лидер помогает победить. Новая партия выигрывает следующие думские выборы. Ну, а дальше Конституционное собрание, президентско-парламентская республика, торжество демократии. Чудные времена конкурентной политики, коалиционных правительств и прочих европейских красивостей. Вот вам, господа, еще одна утопия. Почему она несбыточна, знает каждый из нас. Особенно те, кто хоть чуть-чуть знаком с "организаторами". Или все-таки попробуем?

Обозреватель Полит.ру Андрей Левкин задается вопросом, чему будет посвящен митинг оппозиции на следующий день после выборов:

Коль скоро заявка подается на 5-е, то тема митинга - фальсификации. Это сужает пространство маневра, поскольку фальсифицировать будут аккуратнее и в качестве повода к негодованию придется употреблять уже сущую ерунду. Еще есть заявка на митинг 10 числа, но это дело уже и вовсе блуждающее. В общем, по ситуации, так и надо. Сначала найти дату, чтобы выходной, а уж потом думать, за что это и про что. Все в мутной среде, где без иррациональностей делать нечего. Самом логичным было бы использовать название проекта И. Кабакова "В будущее возьмут не всех". То есть, создавать общественные комитеты, которые будут выдавать удостоверения "Взят в будущее". Могут возникать альтернативные комитеты, множество версий, интриг, а ровно по ходу такого дела и сложится структура альтернативной власти. Но, собственно, именно это и происходит сейчас – и даже не без выдачи удостоверений через соцсети и СМИ. Так что - хэппиэнд.

***
В американских блогах в связи с короткой передышкой в битве за республиканскую номинацию (следующее голосование пройдет во вторник в Огайо) подводят предварительные итоги кампании. Блог American Democracy на сайте британского еженедельника The Economist указывает на любопытную деталь: битва демократов и республиканцев в США всегда была культурной войной – если демократы выступали за либерализацию всех сторон жизни, то республиканцы поднимали на флаг христианские ценности, чтобы оградить Америку от потоков порнографии, растущего числа абортов и равных прав для геев и лесбиянок. Культурная война никуда не делась, отмечает блог, - напротив, форму войны культур приобрели все без исключения дискуссии:

На одном из митингов сторонники Ньюта Гингрича стояли с плакатами, изображающими заправку, на которой значится "$2.50 – за Ньюта". Именно до такого уровня он пообещал опустить цены на бензин, если станет президентом. А почему сейчас цены на бензин такие высокие? Потому что министр "антиэнергетики", как называет Гингрич Стивена Чу, желает, чтобы мы платили, как европейцы. Почему? Ну, это как-то связано с преклонением Обамы перед саудовскими королями и извинениями за солдат, сжегших Коран. Призыв Гингрича добывать больше нефти и газа был встречен бурными аплодисментами. И кто знает: может, нам действительно стоит добывать больше нефти и газа. Может, кое-где и стоило бы поступиться идеалами защиты окружающей среды. Но собравшиеся на митинг аплодировали совсем не этому, и Гингрич тоже не об этом говорил. Добывать нефть и газ – это по-американски, точка. Выступать против добычи – по-европейски. Споры о реформе здравоохранения тоже никак не связаны с попыткой предоставить как можно большему числу американцев доступ к медицинским услугам. Предложенная Обамой реформа – "европейский социализм", противостоять ей значит вести себя по-американски. А задавать едкие вопросы о конкретных мерах реализации той или иной цели – значит перейти на сторону врага.

Отчасти поэтому шансы Митта Ромни, лидирующего на данный момент в республиканской гонке, блогер портала The Spectator Алекс Масси оценивает как сомнительные:

Ромни не может создать себе убедительного культурного образа. И дело даже не в том, что он, по сегодняшним вкусам, слишком богат или слишком технократичен там. Дело в религии. По понятным причинам ему не хотелось бы превращать вопрос о своей номинации в референдум о мормонстве. Но объяснить, кто он такой, не упоминая об этом, тоже невозможно. Поэтому Ромни обречен на роль Человека Ниоткуда, кандидата без основы – все, что он нем можно сказать, это послужной список, размер его состояния и название его инвестиционного фонда. В другой предвыборной кампании этого было бы достаточно – но только не в нынешней. Один пример: при обсуждении проблемы иммиграции Ромни упомянул, что его отец родился в Мексике. Это же интересно! Его семья вынуждена была покинуть Мексику после революции 1912 года. Они потеряли все, что у них там было, и в США им пришлось начинать с нуля, но они достигли успеха. Однако бедный Ромни не может извлечь из этой необычной и во многих отношениях блестящей истории ровным счетом ничего, потому что прадед Ромни с тремя женами и двенадцатью детьми бежал в Мексику из США после запрещения полигамии в 1882 году. Семья до последнего следовала своим принципам, но и на этом Ромни сыграть не может. Точно так же, как не может рассказать, как был епископом-мирянином, потому что это тоже может привести к разговорам о мормонстве. И этот человек претендует на то, чтобы стать кандидатом от партии, для которой культура и личная позиция значат больше, чем политика или реалистичность обещаний!

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".
XS
SM
MD
LG