Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марина Тимашева: В феврале в залах Строгановского дворца Русского музея были выставлены графические работы Михаила Шемякина – ''Шемякин. Высоцкий. Две судьбы'': 42 иллюстрации к стихам и песням Владимира Высоцкого. Рассказывает Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Художник и поэт познакомились в 1974 году, вскоре после того, как Высоцкий женился на Марине Влади и стал часто бывать в Париже. ''Наша дружба родилась действительно внезапно, но было ясно, что это – навсегда. Ангелы наши творящие и любящие Свет, Красоту и Справедливость, узнали друг друга, а духи бесшабашности, буйного отчаянного веселья и разгула, сидящие в каждом из нас, узнали друг друга тоже'', - так вспоминает об этом Михаил Шемякин. Подвести некий итог этой яркой дружбе предложило Михаилу Шемякину издательство ''Вита Нова'', - говорит его арт-директор Наталья Дельгядо.

Наталья Дельгядо: На самом деле идея этого проекта возникла очень давно, в начале 2000-х годов, и тогда уже родилась общая концепция этого проекта — создать цикл иллюстраций к стихам Высоцкого. Мы знали о том, что Михаил почти сразу после смерти Высоцкого начал рисовать работы на темы его стихов и песен, но это были разрозненные работы, и это не предполагалось как будущая книга. Мы договорились с ним именно о том, что это будет книга и в ней будет 42 иллюстрации, по числу лет, прожитых Высоцким, и 43-я иллюстрация это портрет поэта, сложный и расшифровывающий его личность с позиции Шемякина. Естественно, за время развития этого проекта, он очень сильно видоизменился, и уже получилась не книга стихов Высоцкого с иллюстрациями Шемякина, а книга, посвященная их дружбе, потому что вошли в нее, в основном, те песни или стихи, которые были посвящены Михаилу, либо были навеяны воспоминаниями об их совместной жизни и совместных развлечениях, о том, как они проводили время во Франции, либо навеяны его работами. Шемякин вспоминает о том, как рождался цикл стихов Высоцкого, посвященный графическим листам ''Чрево Парижа'', это была графическая серия шемякинская, рассматривая которую Высоцкий, буквально в течение одной ночи, написал несколько текстов, несколько стихов на тему этих работ. Получилась книга, посвященная взаимопроникновению творческих миров Шемякина и Высоцкого. И вошли в нее, кроме этого, воспоминания Михаила о дружбе с Высоцким. Полная версия, написанная, можно сказать, специально для этой книги, потому что какие-то варианты этих воспоминаний публиковались в интервью, но это наиболее полный, на данный момент, вариант воспоминаний. Кроме того, очень редко бывает, что художник объясняет свои работы, но в данном случае этот редкий случай как раз и произошел, потому что в книге есть еще и автокомментарий Шемякина к его работам. Он расшифровывает те образы, которые появляются в иллюстрациях, их происхождение, и довольно часто эти образы берут свое начало в беседах Высоцкого и Шемякина о песнях Высоцкого. Кроме того, что они дружили, это была еще и связь, можно сказать, профессиональная, потому что Шемякин специально закончил курсы звукооператоров и в течение, по-моему, трех месяцев работал звукорежиссером, чтобы научиться профессионально записывать музыку - это было сделано специально для того, чтобы записать песни Высоцкого и оставить их для нас. На выставке есть несколько подлинных писем Шемякина Высоцкому, есть пластинки, которые записывал Шемякин, и есть эскизы, то есть можно проследить возникновение образа от эскиза до законченного рисунка.

Татьяна Вольтская: Художник, вынужденный уехать из России, знакомил поэта с неподцензурной литературой и свободным искусством, путь которым в СССР был закрыт. А поэт помогал художнику не выпадать из мира российского быта. Сегодня, оглядываясь назад, свои 42 иллюстрации к песням Владимира Высоцкого Михаил Шемякин разбил на 8 отдельных тем: ''Судьба'', ''Алкоголь'', ''Охота на волков'', ''Психбольница'', ''Цветы зла'', ''Гражданская война'', ''Великая Отечественная война'', ''Россия''. Иллюстрировать поэзию невероятно сложно, - говорит Михаил Шемякин.

Михаил Шемякин: Она почти никогда не поддается переливу в изобразительное ремесло, поэтому часто, если вы рассматриваете книжки, возьмите того же Бернса — кувшинчик, фигурка девушки, цветочек, поле, солнышко. Такие ''заставки'', как это называется в нашей профессии книжного иллюстратора. А мне нужно было показать, за что власть имущие его не любили, почему он был так опасен. Поэтому я сделал 42 иллюстрации, потому что Володя ушел, когда ему было 42 года или, вернее, ''его ушли'', к чему склоняются в последнее время все больше люди, которые анализируют, как он ушел из жизни. И это очень большая работа - иллюстрации, комментарии, потому что некоторые песни могу расшифровать только я, потому что он мне посвятил 12 своих произведений, и некоторые произведения затрагивают тему нашего бытия с Володей в Париже или того, что я ему рассказывал о своей жизни, которая его всегда очень интересовала или о жизни моего отца, которому он посвятил песню ''Пожары''. И есть такие моменты, которые могу разъяснить только я. Например, ''перелетел через ''Пежо'' и приобрел повторное звучанье''. Дело в том, что когда Володя приезжал ко мне, он садился за стол на кухне и говорил: ''Ну, рассказывай!'' При этом глаза у него блестели таким нехорошим огнем. Как-то так попадал, что он приезжал после очередного запоя ко мне. Естественно, после запоя мы все, как все грешники, каемся, чувствуем угрызения совести, глаза полны слез, поэтому мрачным голосом я поведывал, что я делал, вернее, то, что помню из данного загула, и Володя почти всегда валялся от смеха, чуть ли не падал со скамейки на кухне. И вот я рассказывал ему как я вышел как-то на рассвете из кабака ''Царевич'' и мне показалось, что я могу летать. Я раскинул руки широко, оттолкнулся сапогами от земли и, действительно перелетел через машину ''Пежо'', но не рассмотрел, что за ней был столб. Я, слава Богу, не полностью, но ухом, пролетая, ударился об этот столб.
Мне пришлось через несколько дней обратиться к врачу, потому что каждый звук повторялся, то есть мне кто-то скажет ''здрасьте!'', а потом, через некоторое время, я снова слышу голос. Я, конечно, испуганный пошел к врачу.

Татьяна Вольтская: Вы приобрели внутреннее эхо?

Михаил Шемякин: Да, ''повторное звучанье''. Еще песня ''Осторожно - гризли'', такая песня, которая тоже написана об одном моем загуле. Он говорит: ''Ну, чем ты занимался?''. Я говорю, что помню только, что сел на колени к французу, стал резать бифштекс или сосиску и на вилке совать ему в рот, то есть я его кормил, как бы.
Почему-то эта сцена у Володи вызвала приступ совершенно истерического хохота, поэтому я сделал иллюстрацию, где я сижу на коленях у француза. Поэтому он в песне пишет ''и потому французский не учу, чтоб мне не сели на колени''. Я как раз поясняю куски этой песни, и много там чего, что совершенно не поддается расшифровке, потому что это написано для меня - в то время Володя не думал, что они когда-то станут народным достоянием.

Татьяна Вольтская: Наверное, какие-то есть песни известные?

Михаил Шемякин: ''Купола'', мне посвященная. Семь пластинок, которые я сделал. Там перед песнями часто Володя говорит: ''Песня посвящается моему другу Михаилу Шемякину и одному загулу, очень странному, который, надеюсь, больше не повторится''.

Татьяна Вольтская: Из воспоминаний Михаила Шемякина о Владимире Высоцком.

''Встреча была назначена в роскошном особняке 18 века на улице Гренель, в нем и жила родная сестра Марины Влади, не менее известная актриса кино и театра Одиль Версуа, а для нас, русских, Таня Полякова. В большой парадной зале состоялось знакомство с сестрами актрисами и с Володей Высоцким. Высоцкий был в завязке выпивки ни на столе, ни под столом не было. Но был ошеломляющий и опьяняющий концерт спектакль одного актера, певца, поэта Владимира Высоцкого. Трагизм текста и нечеловеческая энергетика, исходящая от исполнителя, покорили и захватили меня. На улицу мы с Володей вышли вместе и до рассвета бродили вдоль Сены. Было ощущение, что мы давным-давно знаем друг друга, но только очень долго были в разлуке. Наша дружба состоялась.''
XS
SM
MD
LG