Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Внезапная кончина известного американского консервативного медиаиздателя и интернет-публициста Эндрю Брайтбарта, вызвала шквал комментариев вокруг не только этой неоднозначной фигуры, но и роли сетевой журналистики в обществе.

43-летний журналист и блоггер Эндрю Брайтбарт скончался в Лос-Анджелесе в ночь на 1 марта. Известно, что в последний год он жаловался на боли в сердце. Получив известность как сотрудник консервативного онлайнового медиадайджеста Drudge Report, он затем основал собственные интернет-проекты по освещению работы правительства и деятельности СМИ. Его фирменным стилем стала громкая, без оглядки на авторитеты, критика коррупции государственных чиновников и ангажированности классических СМИ. Его убедительная, цветистая антилиберальная риторика – в живых выступлениях, в статьях и блогах – вызывала восторг консерваторов и ненависть либералов.

Именно Брайтбарт в прошлом году опубликовал на своем вебсайте фотографии полураздетого конгрессмена-демократа Энтони Винера, которыми тот в интернете приманивал женщин, хотя заявлял, что является примерным семьянином. Скандал привел к отставке Винера. Эндрю Брайтбарт также разместил на своем сайте вырванный из контекста фрагмент речи темнокожей чиновницы из штата Джорджия Ширли Шеррод, намекая на ее якобы неприязнь к белым. Шеррод была немедленно уволена, но открыла судебную тяжбу против Брайтбарта.

Многие консервативные политики, включая нынешних соискателей республиканской номинации кандидата в президенты, 1 марта выразили глубокое сожаление по поводу безвременной кончины Эндрю Брайтбарта.

Почему смерть известного блоггера вызвала заметный резонанс в стране? На этот вопрос Радио Свобода ответил профессор истории Принстонского университета Джулиан Зелицер:

– Он более, чем кто-либо другой, использовал интернет для отстаивания консервативных взглядов. Неудивительно, что смерть такой личности вызвала массу комментариев и споров о том, что он делал, и какие приемы при этом использовал.

Своим феноменом Эндрю Брайтбарт был отчасти обязан развитию технологий. Он принадлежал к поколению политических медийных организаторов, как левых, так и правых, которые первыми поняли колоссальную роль постоянного круглосуточного интернет-форума как политического инструмента. И он его использовал. Он не только писал свои статьи, но и давал на своих вебсайтах сноски на материалы из других источников, что в считанные секунды популяризовало определенные идеи и их носителей. Как представитель когорты сетевых журналистов, Брайтбарт не был уникален, но среди них он был одним из лучших, одним из самых видных. Он честно и откровенно выражал свои взгляды, не подвергая себя самоцензуре – и это во многом способствовало его известности.

– Однако не секрет, что Брайтбарта многие ненавидели за его взгляды и за то, как он их выражал. Симптомом каких процессов в американском обществе это является?

– Нынешнее время отличается сильной политической поляризацией партий и избирателей. А соответственно – и средств массовой информации. Ушло в прошлое старое понятие беспристрастных СМИ. Сегодня растет число журналистов и издателей, которые не только радикализуют собственные взгляды, но и сами выплескивают их в медиапространство во все более хлесткой форме. Например, люди с консервативными воззрениями терпеть не могут либерала Кита Олбермэнна, который восемь лет проработал политическим комментатором на телеканале MSNBC. Многие либералы, в свою очередь, не переваривают людей типа Эндрю Брайтбарта. И вот американцы вынуждены жить в таком разделении СМИ на "левые" и "правые". Эти СМИ, по сути, ангажированы интересами той или иной политической партии. Отражением этой картины в последнее десятилетие и был Эндрю Брайтбарт.

– Тем не менее некоторые либеральные оппоненты уже в первые часы после кончины Брайтбарта почтительно отзывались о нем в некрологах. Так, Ари Рабин-Хавт, вице-президент онлайнового ресурса Media Matters, пишет: "Мы с ним чаще не соглашались, чем находили точки соприкосновения, но страстность и верность Эндрю своим убеждениям никогда не вызывали вопросов". Что это – политкорректность или нечто большее?

– На мой взгляд, это скорее дань вежливости, соблюдение правил приличия по отношению к покойному. Но я все же предполагаю, что среди либеральных журналистов и издателей есть те, кто восхищается не тем, что делал Брайтбарт, а как он это делал. Насколько он был убежден в своих взглядах, как искренне выступал, как умело подбирал аргументы, как искусно выстраивал свою организаторскую деятельность.

– Как бы вы сформулировали нынешнее и будущее место сетевой журналистики в американской политической жизни?

– Сетевая журналистика отвоевывает себе все большее пространство. Интернет обеспечивает людям, подобным Эндрю Брайтбарту, площадку, с которой они могут обращаться напрямую к публике в общенациональном и международном масштабе без особых материальных затрат и барьеров. Это тот вид журналистики, где сами журналисты становятся менее важны, но более ярко выражена роль технологий, позволяющих быть услышанными большему числу граждан. При этом сокращается число фильтров, не позволяющих людям самовыразиться. Брайтбарт был типичным выразителем этой тенденции, которая будет набирать силу в ближайшие годы, – считает Джулиан Зелицер.

Самые частые эпитеты, которыми награждали Эндрю Брайтбарта при жизни – это "неутомимый борец" и "разгребатель грязи".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG