Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Власть идеальная и власть реальная


Группа «ЦИРКОН» провела исследование под названием «Качества власти: восприятие и представления населения». В основе - всероссийский массовый опрос. Россиянам задавались вопросы по поводу того, как они представляют себе идеальную власть, какими качествами она должна обладать и в какой мере соответствует этим представлениям власть нынешняя. Социологи предложили россиянам список из 19 качеств власти и предложили выбрать наиболее важные качества, характеризующие «идеальную» государственную власть. Как выяснилось, самым важным качеством идеальной власти считается забота о народе. Так думает половина опрошенных. Далее с большим отрывом (около 30%) следуют: справедливость, строгое соблюдение законов, некоррумпированность и честность. Такие качества, как компетентность, стабильность, ответственность и нравственность, собирают значительно меньше голосов, чем первые позиции, а на последних местах в этом списке - авторитет, доброта, активность и современность. Исследование комментирует Игорь Задорин, директор группы «ЦИРКОН».

Игорь Задорин: В сознании населения существует две модели восприятия власти и две модели идеальной власти – это власть-отец и власть-менеджер. Что важно для восприятия власти в модели власть-отец? Он должен быть справедлив, честен, но при этом к нему не предъявляется требование, связанное со строгим соблюдением законов. А другая модель – это власть-менеджер, к которому предъявляют требования, которые в большей степени определяют важность строго соблюдения законов, неподкупности в жестком юридическом, формальном плане. Понятно, что эти две модели идеальны для разных групп населения. Та часть населения, которая чувствует себя не самостоятельной к роли, самостоятельной к обеспечению, она ожидает для себя модели власть-отец, а той части населения, которая себя ощущает самостоятельной, самодостаточной, важнее всего, чтобы власть соблюдала правила игры, законы.

Вероника Боде: А какими чертами россияне наделяют ныне существующую власть в стране?

Игорь Задорин: Чаще всего называлось такое качество как сила и активность. В то же время некоррумпированность и неподкупность, эти качества практически не назывались как качества, которыми обладает нынешняя власть.

Вероника Боде: То есть получается, что самыми важными с точки зрения людей качествами нынешняя российская власть и не обладает?

Игорь Задорин: Может быть совершенно обратный ход. Люди, смотря на сегодняшнюю реальную власть, выделяют некоторые качества, которые, как им кажется, в дефиците и их называют как наиболее важные качества идеальной власти. Конечно, можно сказать, что, да, такой запрос неудовлетворенный получается. Хотя в то же время 50% называли как самое важное качество власти забота о народе. И действительно порядка 44%, то есть около половины, говорили, что этого как раз качества в большей степени не хватает реальной власти.

Вероника Боде: Связаны ли общественные настроения, проявившиеся в этом исследовании, с массовыми протестами, которые последовали за декабрьскими выборами в Государственную думу? – такой вопрос задала я социологу Игорю Задорину.

Игорь Задорин: В какой-то степени они, безусловно, связаны. Мы все время говорим о том, что за последнее время фундаментальный, главный, доминирующий запрос общества к власти изменился. Если в начале нулевых годов был запрос на сильную власть, на установление порядка, и это был очень естественный запрос после хаоса 90-х годов, то в конце нулевых годов мы увидели такую динамику, что спрос на эту силу, на доминирование и жесткую упорядоченность, этот запрос уменьшается. Нельзя сказать, что он исчез совсем. Безусловно, довольно большие группы населения по-прежнему эти качества воспринимают как востребованные. Но, тем не менее, существенно выросла доля населения, которая в первую голову ставит такие качества, как соблюдение законов, честность, некоррумпированность. Вот эта смена общественного запроса, конечно же, отразилась и в протестах, которые проявились с точки зрения определенных нарушений избирательных прав, нарушений, связанных с доминированием в информационном поле и так далее. С этой точки зрения, на наш взгляд, ничего существенного не произошло. Такого рода вещи были всегда, начиная с 90 годов. Но отношение к этим манипуляциям существенно изменилось. Если раньше граждане готовы были это терпеть, потому что более значимым для них было другое, то сейчас довольно многие граждане этого терпеть уже не могут.

Вероника Боде: Принципы взаимоотношений власти и общества достаточно ярко проявились в вопросе о том, должны ли главы регионов избираться населением или назначаться президентом. С тех пор как губернаторские выборы отменили, самые разные социологические службы (некоторые, в том числе, и по заказу администрации президента) много раз проводили опросы по этому поводу. Подавляющее большинство населения в течение последних лет настойчиво выступает за выборность губернаторов. Однако высшая российская власть об этом заговорила только теперь, после того, как по всей стране прошли массовые протесты. Почему власти так долго делали вид, что не замечают подобных общественных настроений? – спросила я у политолога Александра Кынева.

Александр Кынев: Чиновник никогда не признает своих ошибок – это раз. Во-вторых, постепенно шло накопление негативных тенденций. И то, что власть уперлась в конце прошлого года – это как раз следствие ее собственных кадровых ошибок, в первую очередь электоральных. То есть в последние два года недовольство в разных регионах растет более широко. Если мы посмотрим географию протестов региональных, мы увидим, что она связана не с социально-экономическими проблемами, а скорее связана с ситуацией политической в конкретном регионе. Калининград, например, Самара, Екатеринбург, Архангельск и так далее. То есть у нас нет регионов, в которых бы отсутствовали социально-экономические проблемы. Но почему-то митинги проходят далеко не везде. Если мы посмотрим лозунги, с которыми люди выходили на митинги, там главными лозунгами были как раз отставки конкретных руководителей. То есть это был очевидный драйвер недовольства.
Данные социологии 2008 года, ФОМ беспрецедентно широко опубликовал в мае месяцы данные всероссийских опросов по регионам по доверию, там видно очень хорошо, что общий уровень позитивных оценок губернаторов по сравнению с началом 2000 годов упал резко, единицы губернаторов имели по тому опросу положительное сальдо оценок. То есть в целом общее доверие к власти очень сильно сократилось, потому что в отсутствии выборности исчез стимул взаимодействия с населением. Понятно, что чиновник, как любой человек, ориентируется на того, от кого его судьба зависит. Если его судьба зависит от московских начальников, то он на них будет ориентироваться. Если он будет знать, что ему через два года выходить на выборы, то он себя, конечно, будет вести иначе, какие-то вещи, которые сегодня в регионе могут быть невозможны, в условиях изменения правил наверняка будут решаться по-другому и с оглядкой на то, что об этом люди подумают. Как можно поступать, скажем, с местными общественниками, с прессой, с простыми гражданами, когда они недовольны, что у них строят какой-то завод или прокладывают дорогу без учета мнений граждан, вырубают лес или что-то еще. Многие вопросы будут решаться иначе.

Вероника Боде: Отношения власти и общества в России в течение последнего десятилетия пребывали в более или менее стабильном состоянии. Однако в последние месяцы ситуация сильно изменилась. Об этом - Алексей Левинсон, руководитель отдела социокультурных исследований Левада-Центра.

Алексей Левинсон: Впервые за очень много лет у нас образовалась ситуация, когда какая-то часть общества взяла на себя функцию разговаривать с властью путем, который не предусмотрен нашей политической традицией. Часть представителей власти уже заявила некоторое время тому назад, что и они считают, что такие переговоры необходимы. Сложилась беспрецедентная ситуация. Но похоже, что те заявления были сделаны под обаянием момента или может быть в испуге. Потому что никто не ожидал, что такое количество людей вдруг выразит свой протест явкой на московские митинги. После того, как первый испуг прошел, мне кажется, что появились люди, которые решили, что мы, власть, или они – власть, дали слабину и из-за этого такое множество людей решились участвовать, в сотни раз превзойдя обычное количество участвующих, и потому такие далеко идущие требования эта оппозиция стала выдвигать. Теперь те, кто так думают, решают вопрос, нельзя ли этот процесс прервать путем демонстрации силы или насилия. В какой-то смысле это главный вопрос. Потому что если у власти не найдется другого языка насилия, это значит, что открывшееся окошко исторической возможности для страны сейчас свернуть с пути, который в общем, по мнению очень многих, был дорогой к превращению России в какую-то третьесортную, малоуважаемую, большую, но никому неинтересную державу, с этой дороги, кажется, появился шанс свернуть. Будет этот шанс упущен – это будет самым большим грехом на совести тех, кто так поступит.

Вероника Боде: На вопрос социологов исследовательской группы «ЦИРКОН»: «Что нужно предпринять для того, чтобы власть в России стала лучше, 61% россиян отвечают: «усилить ответственность представителей власти за выполнение своих полномочий». По мнению 47% граждан, нужно усилить народный контроль за деятельностью представителей власти. А 33% респондентов настаивают на необходимости обеспечить открытость и честность выборов. О взаимоотношениях власти и общества размышляет писатель, литературовед и общественный деятель Мариэтта Чудакова.

Мариэтта Чудакова: Сегодня, начиная с выборов практически, общество предъявило свои требования власти. Не только предъявило, а не хочет останавливаться до тех пор, пока эти требования не будут удовлетворены. Я считала, когда мы писали обращение в июле к гражданам России, мы писали это обращение на руинах гражданского общества. Не было ни малейшего представления, что общество может начать формироваться как гражданское общество. И вот это произошло. Сейчас идет нарастание требований общества к власти. К сожалению, власти кажется, что она реагирует адекватно, но, конечно, нет. Крайне важно, чтобы наше движение осталось мирным. Но я очень боюсь, что сегодня власть толкает к тому, что часть людей, внутреннее экстремистки настроенных, пойдет бить витрины. И виновата тогда будет именно власть.

Вероника Боде: Социологи группы «ЦИРКОН» предполагали, что исследование под названием «Качества власти» вызовет интерес у российских властей, но признаков такого интереса пока не наблюдается. По мнению главы «ЦИРКОН»а Игоря Задорина, массовые протесты последнего времени – это во многом результат того, что власть с некоторых пор перестала задумываться о том, как ее воспринимает население.
XS
SM
MD
LG