Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: В четверг поздно вечером, во время рабочего ужина, Совет министров Европейского союза принял решение предоставить Сербии статус кандидата в члены ЕС. Два года Сербия пыталась добиться этого статуса, но решение постоянно откладывалось – сначала из-за того, что она не сотрудничала в полном объеме с Международным трибуналом в Гааге, а потом из-за не урегулированных отношений с Косово. Сотрудничество с Международным трибуналом было успешно завершено – больше в розыске в Сербии никто не значится. Отношения с Приштиной также налаживаются: недавно Сербия, не признающая независимость Косово, дала согласие на участие Косова в международных региональных форумах - при условии наличия особой ссылки к его названию.
В пятницу президент Сербии Борис Тадич обратился к народу.

Борис Тадич: Это большое достижение, но оно не эпохальное. Эпохальным оно будет, когда Сербия перешагнет заколдованную границу и станет членом европейского сообщества, с возможностью использовать все потенциалы, все вступительные фонды и все то, чем располагает каждое государство, которое является полноправным членом Европейского союза. Но до этого нам надо сделать ещё два шага – получить дату начала переговоров и завершить их, став членом Европейского союза. Успех получения статуса кандидата состоит в том, что этот статус открывает для нашей страны большие перспективы.

Ирина Лагунина: О реакции в Сербии рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.

Айя Куге: Правящие круги в Белграде удовлетворены тем, что окончательно устранены все препятствия на пути к получению Сербией официального статуса кандидата в члены ЕС, что, как заявил президент Тадич, является "национальным приоритетом". Особенно довольны в правящей в Сербии Демократической партии президента Тадича – выполнено обещание, данное перед выборами в 2008 году, и это может, как считают наблюдатели, повлиять на результаты предстоящих весной всеобщих выборов в стране. Ведь ситуация развивалась не всегда благоприятно для власти. В декабре минувшего года Евросоюз отложил рассмотрение кандидатуры Сербии на конец февраля, выдвинув конкретные требования по урегулированию отношений с Приштиной. В последний момент Белград эти требования выполнил, но оказалось, что есть новые помехи – Румыния, которая, кстати, обычно поддерживает близкие дружеские связи с Сербией, отказалась давать свое согласие – недовольна положением румынского национального меньшинства. Этот спор был также разрешён в последний момент. Однако не секрет, что Сербию на пути евроинтеграции ожидает ещё немало проблем и вызовов. Как считает аналитик Берлинского института международных отношений Душан Релич, Европейский союз и дальше будет настаивать на том, чтобы Сербия и Косово установили добрососедские отношения и разрешили все практические вопросы, мешающие нормальной жизни граждан.

Душан Релич: Ясно, что метод, который ЕС начал применять с минувшего декабря - выдвижение очень конкретных требований (и то не только по отношению к Белграду, но и к Приштине), - будет практиковаться и дальше. Мне видится, что для нормализации отношений между Приштиной и Белградом, которого требует Запад, ещё остается решить проблемы транспортного сообщения, снабжения электроэнергией и телекоммуникаций. Электроэнергия: кто будет снабжать электричеством сербские анклавы на севере Косова. Телекоммуникации: как будет функционировать телефонная сеть. Всё это открытые и сложные вопросы, ясного ответа на которые нет, и мне кажется, что дипломатам предстоит ещё немало поработать, чтобы разработать соглашения, которые бы обеспечили прогресс в отношениях Белграда и Приштины.

Айя Куге: Статус кандидата в Евросоюз – это лишь первый конкретный шаг в направлении вступления в ЕС. Следующий - добиться начала процесса переговоров. Прогнозируется, что в лучшем случае эта дата Сербии будет предоставлена в конце года. Что может помешать Сербии? Какие проблемы остаются?

Душан Релич: Мне кажется, что самая крупная помеха – это экономическое состояние Сербии и региона в целом. Регион обременяют не только политические проблемы. На мой взгляд, даже более серьезная проблема сейчас - отсутствие экономического роста, рост безработицы и задолженности стран. Поэтому одним из важнейших вопросов будет: когда экономика Сербии и региона начет расти.
Кстати, поведение Румынии в очередной раз показало, что государства-члены Евросоюза из этого региона используют процесс расширения Европейского союза для разрешения двусторонних отношений. Был такой пример между Словенией и Хорватией, когда решался вопрос о морской границе между двумя государствами. Есть требования Венгрии к Сербии по вопросам реституции имущества ее граждан, отнятого после второй мировой войны, Болгарии - относительно их национального меньшинства… Возможно, и Хорватия в какой-то момент, когда будет решаться вопрос о спорной пограничной линии, выдвинет Сербии условия. Я хочу сказать, что многие слабые государства в регионе пользуются Евросоюзом как инструментом, чтобы решить в свою пользу спорные вопросы. Это будет большой проблемой. А есть ещё одна крупная политическая проблема: отношения внутри Боснии и Герцеговины. Там Запад наверняка потребует от Сербии поддержать то решение, которое он считает правильным.

Айя Куге: В Белграде в эти дни демократически ориентированная сербская интеллигенция задается вопросом: готово ли общество к глубоким реформам, готово ли оно принять европейские ценности и пойти ради этого на определенные жертвы? Молодой кинорежиссер Стеван Филипович считает, что Евросоюз многие в Сербии воспринимают как кормушку, к которой можно припасть, чем-то немного пожертвовав.

Стеван Филипович: Наше государство ведет себя как несовершеннолетний ребенок. Этому ребенку кто-то постарше, опекун или родитель, в данном случае Евросоюз, должен объяснить, почему что-то для него хорошо. На самом деле это - абсурд: кто-то нам должен объяснять, почему надо арестовывать людей, которые убивали во время войны, и почему их нужно судить. Ведь для нас проблема арестовать соплеменника-убийцу! Но хуже всего то, что у нас подобные требования представляют так, как будто страшный ЕС выдвигает нам неприемлемые условия. Наши власти поддерживают идею вступления в Евросоюз, но ничего для этого не делают.

Айя Куге: Писатель молодого поколения Саша Илич думает, что Сербия не готова кардинально изменить свою политику

Саша Илич: Мне кажется, что большинство в Сербии не хотят этого. Ведь если вы постоянно выполняете очередные условия за минуту до полуночи, когда уже все сроки истекают, тогда нельзя говорить о каком-то долгосрочном плане и системном разрешении проблем ради нас самих. В последние 10 лет постоянно все проблемы решаются только под давлением со стороны. И достигнутых договоренностей мы потом не придерживаемся. У нас все ещё полагают, что нам в регионе угрожают, все ещё внутри страны ищут предателей родины, и власть держится именно на этой напряженности.

Айя Куге: Сербия не изолирована от Европы и мира, однако, европейскую идею все-таки в душе не поддерживает большинство населения. Это мнение политика и психолога Жарко Корача.

Жарко Корач: Насколько Сербия готова меняться? Я скажу: очень мало. Всё на Балканы пришло поздно – и результаты французской революции, и результаты промышленной революции. Мы во всем опаздывали. Опаздываем и с европейской интеграцией. Мы - часть Европы, которая постоянно в хвосте. Но в меньших делах мы все-таки усваиваем европейские ценности. Многие наши граждане работают и живут за границей, уезжают, возвращаются, привозят новости. У нас все-таки есть интернет, мы читаем газеты и не находимся в изоляции от Европы.
Однако в Сербии сегодня, как и раньше, идет постоянная борьба между консерваторами, которые ничего не хотели бы менять, и теми, кто желают перемен. Плохо то, что те, кто выступает против перемен, очень сильны, например Сербская православная церковь и некоторые другие части общества. Но все равно - это общество будет меняться быстрее, чем нам кажется, но не так быстро, чем мне бы хотелось.

Айя Куге: Член руководства Либерально-демократической партии, наиболее последовательно выступающей за Сербию в Европе, драматург Ненад Прокич придерживается осмотрительной позиции.

Ненад Прокич: Сначала мы должны понять, что статус кандидата для Сербии является в больше мере результатом решимости Европы привлечь Сербию к себе, чем стремления Сербии вступить в Европу.

Айя Куге: Это было мнение нескольких представителей сербской интеллигенции. В последнее время поддержка европейской интеграции в Сербии существенно снизилась – с семидесяти пяти процентов до чуть более пятидесяти. Аналитики считают, частично это объясняется обидой сербов на Европу, которая, на их взгляд, выдвигала Сербии слишком много условий.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG