Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Чем отличается голосование в тюрьме от голосования на обычных избирательных участках? Чтобы выяснить это, корреспондент Радио Свобода в день выборов 4 марта поехала в Следственный изолятор номер 2, более известный как "Бутырка".

Бутырская тюрьма в Москве - это несколько корпусов и больше тысячи заключенных. При желании проголосовать могут и сотрудники учреждения. Для них установлена одна стационарная урна в главном здании. Еще три переносных ящика для голосования перемещают из одного тюремного корпуса в другой. Голосовать выходят покамерно. Из одной камеры люди вышли, проголосовали, зашли обратно и только после этого открывается следующая камера. "Каруселей" тут, естественно, быть не может.

О других особенностях голосования в тюрьме рассказывает начальник "Бутырки" Сергей Телятников:

- Вся особенность заключается в том, что на обычном участке человек дома встает утром, сам выходит и идет голосовать. А здесь, поскольку лица содержатся под стражей, содержание покамерное, наша обязанность - предоставить каждому, кто имеет право голоса, осуществить свой выбор. Открывается камера, предлагается выйти и проголосовать. Если человек не хочет, он вправе не ходить. Очень редко бывает,что люди стоят на такой позиции - я не хочу.



- Принуждали ли заключенных голосовать за определенного кандидата?

- Агитационную работу мы не проводим. Мы информируем только - какого числа проходят выборы, кто кандидаты плюс телевизор, радио. Человек смотрит, и ничего более.

- Вы говорите, что они обязаны участвовать в выборах?

- Нет. Вы можете даже заметить, что камеру открывают и никого принудительно не выводят. Те, кто несут службу, они могут либо здесь проголосовать, либо он может отъехать, если рядом избирательный участок. Кто-то по открепительным удостоверениям приходит.

- А вы сами голосовали здесь?

- Обязательно проголосую здесь. Каждый раз, когда проходит голосование, я голосую на этом избирательном участке.

Активист "Другой России" Матвей Крылов находился именно в этом СИЗО, когда были парламентские выборы 4 декабря. Его задержали после того, как он облил водой прокурора у здания Тверского суда в Москве. Матвей Крылов рассказывает, что отказаться голосовать у него не было возможности:

- 4 декабря я находился в Бутырском следственном изоляторе, и участвовал в выборах. Выглядело это примерно так. В 8 утра к нам пришли оперативные сотрудники, те, кто следит за режимом и по воспитательной части, и сказали, чтобы все после 8 вышли из камеры, подошли и расписались за полученный бюллетень. Я сказал, что я не буду участвовать в выборах. Мне сказали, что в случае моего неучастия в выборах, мне светит карцер. Отказаться от участия было невозможно. Соответственно, когда избирательные участки открылись, нас начали выводить из камеры, перед нами в коридоре поставили стол, где сидело трое сотрудников УФСИНа с амбарной книгой, в которой каждый расписывался возле своей фамилии. Я не видел никаких наблюдателей там. Вряд ли они там были. Нам сказали, что неважно кто как отметится, важно, что просто вы распишетесь. И все. Там не идет никакого подсчета. Там просто идет учет записавшихся.

- Им неважно - за какого кандидата голосуют, важно, чтобы человек отметился?

- Да, Они сдают протоколы с подписями и рисуют итогового какое-то число.

Один из учредителей "Лиги избирателей" и лидер неформального объединения "Русь сидящая" Ольга Романова была единственным общественным наблюдателем в Бутырке.

- Сегодня я одна, и это совершенно ненормально, - говорит Ольга Романова, - у меня к кандидатам в президенты очень много вопросов. Я знаю, что одна из партий традиционно пользуется поддержкой тюремного населения. И у двух наблюдателей, которых я видела на проходной, оказались неправильно оформлены документы. Не может быть! Как это так, ребята, вы самая опытная партия? Мне кажется, что прежде всего наблюдатели должны присутствовать в больницах и тюрьмах. Именно здесь должно быть максимум наблюдателей. Хотя бы потому что, чем больше учреждение закрыто, тем меньше доверия, тем есть больше что скрывать, считает Ольга Романова.

Всего в России 230 СИЗО и 160 помещений, работающих в режиме изолятора. В них содержатся чуть больше 76 тысяч российских граждан, которые обладают избирательным правом. Все они включены в списки избирателей, подчеркнули в Федеральной службе исполнения наказания.

"Это мероприятие государственной важности" и отказов голосовать на выборах практически нет, это единичные случаи, заявил Радио Свобода официальный представитель ФСИНа Александр Кромин.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG