Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Путин удержал проценты


Владимир Путин на Манежной площади, 4 марта 2012 года

Владимир Путин на Манежной площади, 4 марта 2012 года

По мере продвижения процесса подсчета голосов с востока России на запад Владимир Путин так и не опустился ниже 60 процентов. Таковы данные ЦИК.

По предварительным данным, кандидат в президенты РФ от партии "Единая Россия" Владимир Путин по итогам обработки почти 99% протоколов набирает 63,83% голосов, Геннадий Зюганов (КПРФ) набирает 17,18%, самовыдвиженец Михаил Прохоров - 7,76%, сообщает Центральная избирательная комиссия России.

По данным Центризбиркома, Владимир Жириновский (ЛДПР) набирает 6,23%, Сергей Миронов ("Справедливая Россия") - 3,84%.

Путин в абсолютных цифрах получает голоса более чем 44,3 миллиона избирателей, Зюганов - более 11,9 миллиона, Прохоров - более 5,3 миллиона, Жириновский - более 4,3 миллиона, Миронов - более 2,6 миллиона.

Продолжается подсчет голосов в Москве. Это единственный регион, где Путин получает меньше половины голосов - на данный момент его результат около 48 процентов. На втором месте в Москве предприниматель Михаил Прохоров, набравший почти 20 процентов голосов. Немного отстает от него лидер КПРФ Геннадий Зюганов.

Из Москвы и Петербурга поступает наибольшее количество сообщений от наблюдателей о нарушениях, вплоть до прямых фальсификаций - вбросов бюллетеней, так называемых "каруселях", переписывании протоколов. Пока в Москве Владимир Путин набирает около 50 процентов голосов, это - самый низкий показатель из всех субъектов федерации. Наибольший процент Путин получил в Чечне - более 99,8.

В Санкт-Петербурге по итогам обработки 100% бюллетеней, Владимир Путин набрал 58,77%. Следом за ним идет бизнесмен Михаил Прохоров, набравший 15,52% голосов избирателей, третье место занял лидер КПРФ Геннадий Зюганов с 13,06% голосов. У Сергея Миронова в Петербурге лишь 6,61%, а у Владимира Жириновского – 4,65% голосов. Наблюдатели говорят о массовых нарушениях, происходивших в ходе голосования. По официальным данным, выборы в городе прошли без особых нарушений.

Если утром 4 марта в сообщениях о нарушениях, в основном, говорилось о том, что наблюдателей в массовом порядке не пускают на участки, то после 8 вечера их в столь же массовом порядке с участков стали выдворять. Впрочем, нарушения самые разные: "УИК №540: наблюдатель удаляется с участка", "УИК №604: удаление члена комиссии с решающим голосом", "УИК №134: Карусели", "УИК №371: Вбросы", "УИК №1208: собираются увозить журналистов без аккредитации в полицию", "УИК №344: удаляют члена комиссии с правом совещательного голоса и наблюдателя от Прохорова". На участке №604 большая часть внесенных в список на выездное голосование оказались давно умершими или не проживали по указанным адресам. На участке №1447 под угрозой применения физической силы члена комиссии с решающим голосом вывели из участка. Завод ЦО "Транс" вызвал с УИКа №717 урну для голосования на заводе, в то время как на заводе не было ни одного рабочего. Это лишь ничтожная часть сообщений, выложенных на сайте lovim-vorov.livejournal.com.

Зачем нужно было применять столь мощный административный ресурс, и к каким последствиям все это может привести, размышляет социолог Мария Мацкевич:

– Во-первых, победа Владимира Путина в первом туре была не очевидна, а, во-вторых, местные власти понимают, что если они не дадут нужный Кремлю результат, негативные последствия будут лично для них. Победа во втором туре не так эффектна, и эта проблема беспокоила Путина очень сильно. Другое дело, что она не решается фальсификациями – вне зависимости от результата, его победа уже далеко не так убедительна, какой она была на предыдущих президентских выборах. Я говорю не о процентах, а о доверии.

В такой ситуации, по мнению Марии Мацкевич, при известных экономических трудностях последствия для вновь избранного президента могут быть самые неприятные. Хотя люди, не принимающие результаты выборов, и составляют меньшинство, они, тем не менее, живут в столицах, их образовательный ценз и социальный вес намного выше, чем у тех, кому результат безразличен, и поэтому эффект недоверия к выборам может быть совершенно непредсказуем.

Политолог Николай Петров скептически оценивает политические перспективы Владимира Путина:

– Мне кажется, что Путин вряд ли сможет политически дожить до конца своего нового президентского срока. Путин из человека, который обеспечивал легитимность политическому классу, политической элите, превращается в некоторую обузу, потому что он ведет себя, как будто бы он государь, как будто бы он главный и единственный определяющий все правила игры. А на самом деле он в этом смысле слабый лидер, который должен оглядываться на позиции основных кланов, искать компромиссы и так далее. Мне кажется, что политически опасность для Владимира Путина представляют не протесты, которые, может быть, будут резко усиливаться, а позиция политической элиты. Потому что, мне кажется, очень скоро для политической элиты вопрос встанет так: сохранить себя и сохранить систему ценой ухода от власти или резкого сокращения полномочий лидера – или держаться лояльными лидеру и таким образом идти на крах политической системы.

– Вы полагаете, что Россию ждет дворцовый переворот?

– Я думаю, даже не так, это очень благородно звучит. Это, скорее, будет как в криминальном мире, когда есть какой-то один безапелляционный лидер, но в момент кризиса все лидеры ниже рангом собираются, принимают решение - и их общее решение имеет существенно более высокий статус, чем решение лидера. И он будет вынужден этому повиноваться.

– Последние два года многие эксперты программы "Время Свободы" говорили о том, что Путин всем надоел – там, в Кремле. Одна башня Кремля смотрит в одну сторону, другая – в другую. Но вот получается - опять победа, праздник со слезами на глазах. Выясняется, видимо, что нет у них другого кандидата?

– У них сегодня нет не только другого кандидата, а нет жизни без этого кандидата. Потому что в условиях слабых или отсутствующих институтов Путин играет роль верховного арбитра, который единственный сможет гарантировать те соглашения между основными кланами элиты, которые имеются. Поэтому я бы видел политическую динамику следующим образом. Во-первых, политическим элитам нужно, безусловно, создать такой формат, когда они могут высказывать свои соображения и достигать компромисса. Сейчас такого формата нет в принципе. Да, много говорится о "путинском политбюро". Действительно есть какая-то группа влиятельных лидеров. Но ее нет как официального формата, когда представители разных кланов встречаются и что-то пытаются решать. И это то, что они первым делом должны сделать, независимо от того, куда система будет двигаться дальше. А дальше, мне кажется, заменить Путина другим лидером они будут в состоянии. Пока же этому другому лидеру просто неоткуда появится: человек, который выйдет из недр одного клана, автоматически абсолютно неприемлем для всех остальных. Поэтому я вижу единственную для них перспективу – делить власть Путина. Но чтобы ее делить и быть уверенными в том, что это соглашение не будет пересмотрено на следующий день, им надо обеспечить какую-то стабильность, какие-то правила игры, и они будут сами укреплять все возможные институты.

О победе Владимира Путина на выборах говорит политолог Алексей Макаркин:

– Путин выиграл в первом же туре выборов. Конкретный результат оспаривается оппозицией, но можно говорить лишь о том, сколько процентов он получил – больше или меньше. А главная проблема-то немножко в другом: кто за него проголосовал, и чего хотели эти люди? Взглянем на электорат Путина: огромное число людей, миллионы голосовали за него, рассчитывая, что он сохранит государство, которое не просто будет обеспечивать определенные стандарты уровня жизни граждан, но и будет эти стандарты увеличивать. То есть будет повышать пенсии, зарплаты, пособия. В общем, они голосовали за воспоминания о счастливых нулевых годах. И многие присоединялись к большинству, рассуждая, что он, конечно, не воодушевляет, но остальные воодушевляют еще меньше. Голосование очень рассудочное, очень не эмоциональное. И с этим могут быть большие сложности. Дают ли ему эти избиратели согласие на проведение непопулярной, но необходимой экономической политики? Думаю, что нет. Их ожидания очень серьезно расходятся с теми реалиями, которые, скорее всего, формируются в России.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG