Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Ольга Крыштановская – о путинской победе


Ольга Крыштановская

Ольга Крыштановская

По итогам голосования, состоявшегося 4 марта, президентом станет премьер-министр Владимир Путин. После обработки 99 процентов голосов он, по сообщениям Центризбиркома, набирает более 63 процентов голосов избирателей. Как и предполагали многие наблюдатели, второго тура не потребуется.

О победе Путина размышляет в интервью Радио Свобода политолог Ольга Крыштановская:

- Я сама социолог и доверяю социологическим исследованиям. Тем более, что разные социологические службы сходились в том, что выборы ограничатся одним туром. Поэтому неожиданности никакой нет. Все эти разговоры про фальсификации, честно говоря, уже порядком надоели. Понятно, что Путин меньше всего заинтересован в каких бы то ни было фальсификациях. Зачем человеку, которому все социологи отдавали около 60 процентов, делать свою победу нелегитимной и сомнительной?

- Вы считаете, что не было фальсификаций?

- Я считаю, что если нарушения и фальсификации и были, то они носили технический характер. Может, были какие-то соображения у отдельных товарищей в избирательных комиссиях, но я уверена, что не было никакого политического заказа. Да, надо разбираться по каждому нарушению и, если нарушения есть, наказывать виновных. Люди, которые подвергают сомнению легитимность выборов и власти и, в конце концов, легитимность нашего государства, должны нести какое-то наказание. Иначе государство просто не может существовать.

- За минувшие три месяца социологи и политологи много говорили о том, что Россия изменилась. Проснулось гражданское общество, требующее диалога власти с этим обществом. Владимир Путин пойдет на такой диалог, как вы считаете?

- Он уже идет. Сейчас происходят большие изменения и в Думе, и в порядке работы всей государственной машины. Но пока мы в самом начале пути. И Путину трудно, для него это непривычно, это понятно. Я думаю, что есть процессы и более сложные. Довольно серьезные проблемы могут появиться с политической элитой вообще. Ее настроения все-таки были выстроены в рамках авторитарного государства. И Путин был лидером этого политического класса, это так.

- Если я скажу, что он был авторитарным лидером, вы меня наверняка поправите...

- Не авторитарным лидером, а лидером того политического класса, который вырос в авторитарной системе и которому понятны авторитарные методы управления и непонятны демократические. Это то же самое, как если бы завтра ввели указом коммунизм в США: теория понятна, а как на деле себя вести, было бы непонятно. Так же и для нас это новая система.

- То есть Путин вел такую политику просто потому, что другой язык этот политический класс не способен воспринять?

- Отчасти да. Конечно, он мог бы двигаться быстрее по пути демократизации, но коридор не так широк, как кажется. После таких резких акций протеста неизвестно, остается ли он лидером политического класса. Будет ли он таким же жестким, предсказуемым и понятным для этого класса или правила игры меняются? И политическая элита в напряжении - как он себя поведет после победы.

- А вы понимаете, как он себя поведет? У вас есть какое-то предчувствие, политологическое или социологическое?

- Я думаю, он одновременно будет действовать и жестко, и мягко. Те законы, которые сейчас принимаются, явно либеральные и приведут к либерализации нашей избирательной системы, это факт. Но в каких-то вещах он будет продолжать действовать жестко. Потому что, если можно так сказать, медведевская оттепель несколько разболтала систему, и кризис легитимности в России и в СССР всегда был связан с некоторой оттепелью. То есть должны быть восстановлены какие-то жесткие правила игры, понятные для элиты.

- Вы можете предсказать изменение роли "Единой России" в новой России нового президента Владимира Путина?

- Я не понимаю, что происходит. Ясно, что Владимир Путин в своей избирательной кампании почти не опирался на "Единую Россию", старался нигде не упоминать ее и вел себя не как лидер партии. И сейчас вообще странная ситуация: у партии, которая победила на выборах и имеет большинство в парламенте, как бы нет лидера. Потому что Медведев так и не стал лидером, Грызлов ушел, и партия вроде как бесхозная. Я думаю, что будут какие-то большие изменения – или ребрендинг, или создание другой крупной партии. И это будет другая ситуация. Я надеюсь, что будет две крупных партии – правоцентристская и левоцентристская. Я надеюсь, что Путин возглавит какую-то партию, не так раньше, не вступая в нее, а по-настоящему. И я надеюсь, что все наши руководители будут вести политику, которая связана с деятельностью партии.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG