Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
О перспективах митинговой активности, о тактике и стратегии оппозиции обозреватель Радио Свобода беседует с главным редактором журнала политической философии и социологии политики "Полития" Святославом Каспэ.

- Говоря сейчас об оппозиции, мы имеем в виду две вещи. С одной стороны, есть люди, которые на оппозиционных митингах произносят с трибун речи и нередко встречаются свистом, а вторая - это те, кто, собственно, стоит на этих митингах на проспектах и на площадях. Здесь есть своя "системная" и "несистемная" оппозиция. С другой стороны, хотелось бы понять, что две эти оппозиции должны делать с точки зрения рациональной политической логики. Понятно, что коридор возможностей резко сузился. Путин победил. То, что он победил на самом деле, не обязательно значит, что он победил честно, но он победил. Конечно, растерянность налицо. Трибунная оппозиция будет пытаться выжимать до последней капли то, что можно выжать. Еще какое-то время будут пытаться стимулировать митинговую активность, хотя она, конечно, будет затухать.

- Вы думаете, это неминуемо?

- Я думаю, что эта активность пойдет на спад. Это, кстати, было очень хорошо видно по митингу на Пушкинской, просто по разговорам в толпе - было совершенно непонятно, какие "операциональные" лозунги могут быть предложены. С трибуны призывали к перевыборам - но на каком юридическом основании? Понятно, что условием повторных президентских выборов является отставка Путина, но опять-таки это абсолютно не "операциональный" и нереалистичный лозунг.

- А он в принципе существует в теории, как вы считаете?

- Который день ломают над этим голову. Лозунга как такового, короткого, ясного и готового позвать людей на баррикады, видимо, нет. Все-таки политика - это игра вдолгую. Понятно, что несколько месяцев возбуждения иногда, кстати, в некоторых ситуациях, в некоторых странах, в некоторые времена приводили к смене режима. Экспериментально показано, что не в этой стране и не в это время. Уже идут разговоры и на площадях, и в социальных сетях о том, что вместо митингов нужно заняться чем-то другим. Пока непонятно чем. На мой взгляд, тут с точки зрения той самой рациональной политической логики есть некоторые очевидные окна возможностей. Смогут ли недовольные воспользоваться ими рационально и эффективно - это большой вопрос.

- Откройте хотя бы парочку этих окон.

- Они очевидны. Во-первых, это фигура Прохорова. У многих серьезные претензии к Прохорову, но, довольно значительное количество людей им воодушевлены. Я думаю, один из шансов оппозиции - это консолидироваться вокруг Прохорова. Все-таки стремительное вхождение, как сегодня кто-то из экспертов уже заметил, в высшую политическую лигу, третье место на президентских выборах, - это не шутки. Плюс довольно большой ресурсный пакет. Конечно, для этого потребуется засовывать в карман многие вымышленные и невымышленные претензии к Михаилу Дмитриевичу, но консолидация в том и состоит, что консолидирующие стороны откладывают в карман свои претензии друг к другу.

- Других лидеров для России у вас нет?

- Других фигур сегодня я не вижу. Я не думаю, что такой фигурой является Навальный. Например, 20 лет назад выдвигались разные лидеры оппозиционного движения, но консолидация произошла вокруг фигуры из истеблишмента, то есть вокруг фигуры Бориса Николаевича Ельцина. Вокруг фигуры по-настоящему сильной. И, кстати говоря, тогда тоже многим заметным деятелям перестройки пришлось временно отложить свои претензии к Борису Николаевичу. Вот это одна из тех немногих параллелей, которые, на мой взгляд, могут сработать. Это одно окно возможностей. Второе - это все те преобразования в политической системе, на которые пошла власть. На самом деле, не надо их недооценивать, не надо поднимать панику и продолжать придираться по пустякам. Это серьезные преобразования, открываются новые политические поля, и на них надо играть. Я имею в виду прежде всего, конечно, губернаторские выборы, реформу законодательства о партиях. Конечно, опять же при условии, что оппозиция не поддастся на соблазн создания там сотен и тысяч мелких партий. То есть они все равно возникнут, но реальное политическое движение должно консолидироваться вокруг одной, максимум двух. То есть это технологически понятно как делать.

- Понятно, что все здравомыслящие люди в России не хотят кровавых революций. Но революция в данном случае - просто быстрые и благотворные, скажем так, социально-политические перемены. Я воспользуюсь выражением одного моего коллеги, который, глядя на митинги в Москве, сказал: "Революции делают с перекошенными лицами". Конвертировать это в политологические термины, мне кажется, можно, сказав: движению протеста не хватает социальной базы. Можно ли расширить эту социальную базу?

- Политическое действие перестало жестко детерминироваться принадлежностью человека к той или иной традиционным образом определяемой социальной страте - по доходам, по образованию, по сфере профессиональных занятий. Мы же, на самом деле, видим, что все попытки объявить движение революцией хипстеров оказались безуспешными. Потому что на всех этих площадях и проспектах было довольно много людей совершенно других возрастных когорт, которые и слова этого не знают. Я думаю, что дело в другом. Вопрос в том, что именно перекашивает лица. Что именно объединяет людей с перекошенными лицами поверх тех барьеров, о которых я сейчас упомянул - возрастных, образовательных, имущественных и так далее. Я думаю, что реальный раскол проходит между теми людьми, которым противно, и теми людьми, которым не противно. Как количественная граница между этими группами будет двигаться - зависит от слишком многих факторов. В конечном счете, вот это решение, приход к осознанию того, что противно наблюдать за происходящим, он всегда индивидуален. Тут, мне кажется, средства традиционной социологии работать не будут для прогнозирования вот этих процессов.

- Был бы интересен ваш конкретный политологический прогноз, что случится вскоре после 10 марта, когда оппозиция проведет, очевидно, очередной митинг?

- Ничего. Судя по той усталости, которая была заметна вчера на Пушкинской, я сильно сомневаюсь в публичном эффекте самого шествия 10 марта. Но, тем не менее, даже если оно по своим масштабам не будет уступать не то что митингу на Пушкинской, но и предыдущим митинга нам Болотной, Сахарова и Якиманке, даже в этом случае так быстро не произойдет ничего. Правила игры передопределены. Да, страна изменилась, в ней явным образом обозначились новые конфликты. Но эта новая игра - это игра вдолгую.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG