Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: В российский прокат вышел фильм о Маргарет Тэтчер «Железная леди». Еще до официальной премьеры в интернете появились многочисленные ссылки на картину с русским закадровым переводом. Перевод наложен на испаноязычную версию фильма. Эту версию фильма успели посмотреть десятки тысяч российских зрителей. Как установил Владимир Абаринов, перевод этот не имеет ничего общего ни с оригиналом, ни с испанским дубляжом.

Владимир Абаринов: Начнем с мелочей. Дочь Маргарет Тэтчер Кэрол приезжает к матери на такси. С улицы слышно, как она ругается с таксистом. Наконец, Кэрол входит в квартиру.

Кэрол: Привет, мамочка. Ты представляешь, таксисты совсем оборзели. Предложил мне натурой расплатиться, вот сволочь! Понаехали, понимаешь...

Маргарет Тэтчер: Наверно, принял тебя за проститутку. Ты иногда так одеваешься...

Владимир Абаринов: А теперь – правильный перевод.

Кэрол: Привет, мам. Проклятый водила не взял мою карточку, представляешь? Я говорю: «Если вы берете только наличку, уберите стикер про то, что можно платить Визой». Выгребла все что было, он остался без чаевых.

Маргарет Тэтчер: Я не знала, что ты собираешься зайти сегодня, милая.

Владимир Абаринов: Итак, вместо расплаты наличными – расплата натурой. Но это только начало. Далее в той же сцене по телевизору передают экстренное сообщение.

Диктор: По неофициальным слухам, пожар произошел из-за того, что русские олигархи во главе с Абрамовичем устроили небольшой мальчишник. Сначала они подожгли елку. А потом пожар распространился повсюду. Премьер-министр в шоке. Хотя местные власти пытаются выдать все это за террористический акт. Вполне возможно, так оно и есть, но мы наверняка этого не знаем. Слухи о разгулявшихся русских и украинских олигархах продолжают будоражить общественность. Как долго это еще будет продолжаться?

Маргарет Тэтчер: Да, раньше бы так никогда не сказали. Раньше бы все сразу свалили на ХАМАС или на еще кого-нибудь.

Кэрол: Почему?

Маргарет Тэтчер: Ну, потому что эти олигархи, это же мы их воспитали. А ХАМАС... Хотя это тоже наше детище.

Владимир Абаринов: На самом деле Маргарет Тэтчер смотрит репортаж о теракте и вспоминает другой взрыв, который произошел в 1984 году, в ее бытность премьер-министром, когда она и ее муж Деннис сами едва спаслись.

Диктор: Этим утром без 10 минут три в результате взрыва получил серьезные повреждения «Гранд-отель» в Брайтоне, где проходит конференция Консервативной партии и где остановились премьер-министр
и члены ее кабинета. Им удалось покинуть здание невредимыми. Пять человек убито, много раненых,
некоторые получили тяжелые ранения. Ответственность взяла на себя Ирландская Республиканская Армия. The

Маргарет Тэтчер: Надо выразить наши соболезнования.

Кэрол: Наверняка уже выразили.

Маргарет Тэтчер: Мы никогда, ни за что не должны уступать террористам.

Владимир Абаринов: Но ведь в испанском тексте явственно слышится слово «ХАМАС», разве нет? Слышится. Jamàs по-испански – «никогда».

Диалог матери и дочери продолжается. На заднем плане на кровати сидит отец, разгадывает кроссворд. Слушаем русский вариант.

Кэрол: Ты серьезно это насчет ХАМАСа и олигархов? Нет, я понимаю, что когда ты была премьер-министром, вы занимались самыми разными темными делишками

Маргарет Тэтчер: Да ну что ты! Какие там темные...

Кэрол: Ты хочешь сказать, что вы сатане поклонялись?

Маргарет Тэтчер: Не только.

Кэрол: Какой ужас!

Деннис: Зачем ты рассказываешь ей об этом?

Кэрол: Я имею право знать.

Маргарет Тэтчер: Послушай, дело не в том, кому мы там поклонялись. То, что мы создали террористические организации по всему миру, наплодили этих олигархов с помощью Горбачева и Ельцина, этого Кучмы украинского... Мы много чего сделали, понимаешь? Да, мы гнобили свой народ, ну что ж поделаешь – все, всякая концептуальная (?) власть гнобит свой народ. И мы ничем не отличались от других. Мы делали это с удовольствием, с чувством, и нам было приятно это делать. Я говорю это тебе как мать.

Деннис: По-моему, ты не щадишь ее чувства. Разве обязательно ей знать обо всем об этом? Ведь есть другие, официальные версии, которые гораздо более приятный персонаж из тебя делают.

Маргарет Тэтчер: Да мне наплевать.

Деннис: Вот это правильно! Молодец, девочка. Мне это в тебе всегда нравилось.

Владимир Абаринов: Теперь послушаем, о чем на самом деле беседуют мать, дочь и отец.

Кэрол: Я слышала, ты сегодня выходила на улицу? Ты не должна выходить одна, мамочка. Мы с тобой уже говорили на эту тему.

Маргарет Тэтчер: Молоко кончилось.

Кэрол: Позвони Роберту, он привезет, если Джун нет на месте.

Маргарет Тэтчер: Мне еще рано на живодерню.

Деннис: Успокойся, Маргарет.

Кэрол: Никто этого и не говорит.

Маргарет Тэтчер: Если я не могу выйти купить себе молока, то куда катится мир? И давай, Кэрол, ты не будешь кудахтать. Ты только и делаешь, что кудахчешь, кудахчешь... Употреби свое время на что-нибудь другое. Это самое неприятное в женщине. Когда я была твоих лет, мне меньше всего хотелось кудахтать над своей матерью.

Деннис: Четыре по вертикали, девять букв. Вторая «би», четвертая «ти», шестая «эн». «Настаивающий на своем».

Маргарет Тэтчер: Упрямый.

Владимир Абаринов: Еще одна замечательная сцена. Двое партийных боссов смотрят по телевизору вместе с Тэтчер ее интервью, а потом начинают уговаривать ее стать премьер-министром. Вот как это происходит в русской версии.

- Впечатляюще. Хотя, конечно, про рабочий класс вы немножечко переборщили. Кто-то ведь из них может оказаться грамотным, иметь телевизор и все это увидеть, а потом рассказать всем остальным. И тогда пойдут слухи о том, что вы безжалостная и бессердечная сучка. Мы-то это знаем, но мы все такие, вы же понимаете. Поэтому мне кажется, в будущем вам нужно быть поосторожней в выражениях.

- Это точно. Действительно. Берите пример с наших американских коллег, которые больше улыбаются, чем говорят. Допустим, с Рейгана. Они поставили актера, и он неплохо играет свою роль, надо сказать.

- Вот именно. А тем временем всем правит Джордж Буш-старший, так сказать, серый кардинал, бывший глава ЦРУ, который и занимается всеми этими грядными делишками за спиной у президента.

Маргарет Тэтчер: Послушайте, мы не американцы. В конце концов, это они наша колония, а не наоборот. Поэтому мы и должны себя вести соответствующим образом – так сказать, более по-имперски, что ли. Показать всем этим ублюдкам, которые там пытаются выпендриваться, выкобениваться против Англии, то, что мы все еще держим их всех за яйца. Неужели вы не понимаете это? Это очень важно показать всему миру, чтобы они знали свое место.

- Ну что ж, это действительно здравая, грамотная мысль, но мне кажется, все это нужно делать немножечко более завуалированно. У нас для этого есть разные там спецслужбы, МИ-5, МИ-6 и прочие организации. Как вы думаете, вы хотели бы согласиться на следующий шаг в своей карьере? Мы предлагаем вам пост премьер-министра.

Маргарет Тэтчер: Премьер-министра? Не может быть. О, нет, нет, нет, нет! Ну что вы! Премьер-министром Великобритании... Ну не знаю, готова ли я быть премьер-министром Великобритании... Не знаю, выдержит ли меня народ. Это будет слишком тяжелое бремя, они будут называть меня сатаной в юбке, придумают еще какие-нибудь обидные клички, будут называть меня марионеткой закулисы или еще как-нибудь.

- Да нас всех так называют. Ничего, мы уже привыкли к этому. К тому же нам платят хорошие деньги, у нас есть роскошные дома, автомобили, мы два-три раза в год отдыхаем с роскошными девочками на самых лучших курортах мира... Так что ничего такого плохого в этом нету, гораздо больше плюсов.

- Вот именно! Подумайте об этом.

Маргарет Тэтчер: Ну что ж, господа, я подумала. Учитывая обстоятельства, и то, что вы, конечно, немножко расшалились там в парламенте со всеми своими девочками и мальчиками, я думаю, что настало время для Железной Леди, которая наведет, наконец, порядок в этой стране и во всем мире.

Владимир Абаринов: Все хорошо, откровенный, принципиальный разговор, только Тэтчер, когда говорит про порядок в стране и во всем мире, почему-то достает из-под воротника жакета и вертит в руке нитку жемчуга у себя на шее. Рискнем перевести с английского сами.

- Для начала надо избавиться от этой шляпки. И от жемчуга. Откровенно говоря, я считаю, все шляпки надо выбросить. Вы выглядите и говорите как жена видного консерватора, а голоса наших жен у нас уже в кармане. У вас симпатичные волосы, но нам требуется соорудить из них нечто более...

- Особенное.

- Да, более эффектное. Но самое главное – ваш голос. У нас он слишком высокий. Ему не хватает властности.

- По-моему, леди чересчур взвизгивает.

- Публика не желает, чтобы женщина поучала или запугивала ее. Убеждайте. Вот это «о да!» в конце вашего интервью звучит убедительно, это голос лидера.

Маргарет Тэтчер: Вы все время говорите о том, как мне изменить мой голос, господин Рис, но для некоторых моих коллег представить меня своим лидером – это все равно что, я не знаю... все равно как если бы их вела в бой их горничная. Такое уж у меня воспитание и такой пол. Как я ни старалась вписаться, а я старалась, я все равно не стану одной из них.

- Позвольте мне сказать, что я считаю это вашим достоинством. Вы полная противоположность классическому образу тори. И это замечательно. Остается только подчеркнуть это, проявить все ваши достоинства, добиться, чтобы вы выглядели и говорили как лидер, а вы им способны стать.

- У вас есть для этого все необходимое.

- Несомненно.

Маргарет Тэтчер: Премьер-министром? О нет! Нет, нет, нет. В Британии? Здесь не будет премьера-женщины, уж во всяком случае, на моем веку. Нет. И я уже сказала – я не рассчитываю на избрание партийным лидером, я собираюсь просто поучаствовать в выборах. Просто чтобы встряхнуть партию.

- При всем уважении, Маргарет, я не согласен. Если вы хотите изменить эту партию, возглавьте ее. Если вы хотите изменить страну, станьте ее лидером. Все, о чем мы говорили сегодня, - это мелкие шероховатости. Но что по-настоящему важно – это что вы стоите на своем и остаетесь тем, кто вы есть. Никогда не изменяйте себе.

- Прочее предоставьте нам.

Маргарет Тэтчер: Джентльмены, доверяюсь вам. Вы почти убедили меня отказаться от шляпы. Но этот жемчуг – подарок мужа по случаю рождения наших близнецов, и о том, чтобы я его сняла, и речи быть не может.

Владимир Абаринов: И наконец, кульминация картины, когда Железная Леди, по мнению переводчика, излагает свой зловещий план мирового господства.

Маргарет Тэтчер: Советский блок разваливается, господа. Естественно, мы поставим их на колени – сначала коммунизм, а потом и православие.

1-й министр: Вы цитируете Бжезинского? Замечательно!

Репортер: Премьер-министр триумфально продолжает свою замечательную деятельность на посту премьер-министра. Она добилась очень многого. По-прежнему слышатся голоса недовольных.

Маргарет Тэтчер: Политика не обязательно должна быть популярной, она должна быть эффективной.

2-й министр: Господа премьер-министр, однако, увеличилось количество бедных, пособия сокращаются...

Маргарет Тэтчер: Приходится жертвовать бедными.

1-й министр: Но почему? Почему вы так спокойно говорите об этом? Страдают торговля, промышленность, ЖКХ, транспорт...

Маргарет Тэтчер: Ну и что же? Это так, мелкие жертвы. В конце концов, нельзя сделать яичницу не разбив при этом несколько яиц, вы сами прекрасно об этом знаете. Наш старый английский принцип – для того, чтобы создать целую плеяду олигархов, для того. чтобы обогатить элиту, нужно сделать кого-то бедными, угнетенными и несчастными, это не проблема, потому что людей и так слишком много. И прежде чем вы возразите мне, я вам так скажу: мы сократим их количество, в конце концов. Американцы придумали замечательный план – всякие вирусы, бактерии и так далее. Мы сократим население Земли процентов на 90. Этих паразитов нужно загонять в землю как можно быстрее. Они плодятся, как насекомые. Их становится все больше и больше и больше. И не забывайте про наш трехступенчатый план деморализации, дестабилизации кризиса, а потом нормализации. Мы покончили с коммунистами, мы покончим со всеми остальными. Их миллионы, они занимают жизненно важное пространство, где огромное количество природных ресурсов. Так не должно продолжаться. Они должны сгинуть, чтобы мы могли прибрать все это к рукам. Нужно разделить Россию, Украину, Белоруссию и прилегающие территории между развитыми западными странами. Все должны получить свой кусок. Это будет справедливо.

Владимир Абаринов: Спешу успокоить слушателей – в русский вариант монолога Тэтчер вкрались некоторые неточности. Слушаем перевод с английского.

Маргарет Тэтчер: Я не согласна, категорически не согласна!

Джеффри Хау: Но, премьер-министр, вопрос о
единой европейской валюте встанет.

Маргарет Тэтчер: Не думаю, что страна готова к этому.

Джеффри Хау: Мы не можем прятать голову в песок.

Репортер: Многие члены парламента от Консервативной партии и министры говорят, что стилю управления необходимо решительное обновление, что госпожа Тэтчер должна больше прислушиваться к чужим мнениям и время от времени уступать.

Пим: Дело в том, премьер-министр, что я не думаю, что нам удастся провести закон, по которому все будут платить одинаковые налоги.

Маргарет Тэтчер: Возможно, наша политика непопулярна, но она верна.

1-й министр: Премьер-министр, я просто не думаю,
что мы вправе просить беднейших налогоплательщиков платить столько же, сколько мультимиллионеров.

Маргарет Тэтчер: Вот еще! Почему?

1-й министр: Потому что...

2-й министр: Потому что народ... в целом... считает такой налог вопиющей несправедливостью.

Маргарет Тэтчер: Вздор, совершеннейший вздор! Все элементарно просто. Если ты хочешь жить в этой стране, за это право надо чем-то заплатить. Ничего не платишь – значит, тебя ничто не заботит. Вас интересует, куда вы выбрасываете ваш мусор? В каком состоянии ваш дом, ваш город – вас это волнует? Это не ваши проблемы, это проблемы правительства. Ваша проблема в том, что вам не хватает мужества для борьбы. Вы не умеете бороться за что бы то ни было. Вам все досталось даром, и в этом ваша вина! А я говорю от имени всех тех, кто должен был бороться, карабкаться вверх, и кто не знает за собой вины: нас возмущают эти бездельники, которые только берут и ничего не отдают обществу! И я вижу ту же трусость в нашем споре о Европейском Союзе, трусость в отстаивании британского суверенитета, неприкосновенности фунта стерлингов! Некоторые из вас готовы пойти на уступки. Как я слышала, некоторые из вас согласны с последними французскими предложениями. Почему бы вам в таком случае не сесть в лодку и не переплыть Ла-Манш? Да, почему бы вам не напялить на себя берет и не платить 85 процентов ваших доходов французскому правительству?

Владимир Абаринов: Вот так обстоит дело с мировым господством, планами истребления человечества с помощью смертоносных вирусов и дележом природных богатств России и ее соседей.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG