Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
«Мужчины, которые ненавидели женщин»: некоммерческое название трилогии «Девушка с татуировкой дракона» («Миллениум») шведского писателя Стига Ларссона. Ларссон: феминист, антифашист, коммунист, социальный критик и фантаст. Элизабет Саландер как новый образ борца с преступностью: великий компьютерный хакер и тяжелый социопат. Посттравматический синдром Лиз Саландер: дочка русского шпиона против шведских нацистов и спецслужб. Почему любое общество боится «непохожих» людей и собственных бунтующих детей? Пеппи Длинный чулок и Джеймс Бонд как прототипы Элизабет Саландер. «Девушка с татуировкой дракона»: детектив, комикс, психологическая драма, путеводитель по Стокгольму, эротический роман и предвосхищение компьютерных разоблачений «WikiLeaks». Как связаны ненависть к женщинам и неонацизм? Возможен ли заговор спецслужб в социальном государстве?


Сергей Ениколопов, психолог, зав.кафедрой криминальной психологии МГППУ
Ольга Дробот, переводчик, специалист по скандинавской литературе, секреталь гильдии литературных переводчиков;
Бенгт Эрикссон, советник Отдела печати и культуры Посольства Швеции;
Юлия Колесова, переводчик биографии Стига Ларссона;
Константин Мильчин, литературный критик

В эфире: в воскресенье в 18:00,
повтор: в воскресенье в 22:00 и в понедельник в 7:00 и 14:00

фрагмент программы:

Елена Фанайлова: Самые общие вещи, которые известны о Стиге Ларссоне - что он антифашист и либеральный журналист.

Юлия Колесова: Стиг Ларссон выходец со шведского севера, он родился в окрестностях города Шеллефтео. А север Швеции – это «красный» регион. Там исторически были шахты, химическое производство, на котором работал его отец. Вся эта часть шведского населения была довольно радикально настроена. Там был огромный процент коммунистов. Следует помнить, что коммунисты в Швеции – это не то же самое, что коммунисты в Советском Союзе. Это не значит, что им все нравилось, что было в Советском Союзе, но они считали, что надо более радикально преобразовывать общество, чем это делают социал-демократы, что еще осталось много угнетенных. И из этой местности, из этих корней и вырос Стиг Ларссон. Его дедушка был убежденным сталинистом, коммунистом до мозга костей, Северин Бострем, отец его матери. И когда Ларссон начал писать в газете «Интернационал», первые статьи он подписывал псевдонимом «Северин», именем дедушки.
Вся основа, из которой он вырос, предполагала и достаточно острую политическую борьбу, и неприятие буржуазных ценностей, и то, что он всегда становился на сторону слабых, угнетенных, были ли это эмигранты, были ли это женщины, подвергающиеся насилию. Он о себе всегда говорил, что он феминист, и за права женщин боролся. Когда речь шла о ком-то, кто оказывается в обществе в трудном положении, он активно защищал тех, кому плохо, кого общество «задвигает». И он считал, что существует большая группа женщин, которые оказываются в таком положении. Он сделал интересный сборник, где он выступил главным редактором и инициатором, где участники высказывались по поводу убийства женщин, насилия над женщинами. Он говорил, что если убийца иностранного происхождения, то сразу начинают кричать «Вот эмигранты!», а сколько угодно шведов, которые убивают своих девушек, жен? И он говорил, что самое главное не то, какой национальности убийца, а то, что женщины гибнут от рук мужчин в обществе, которым правят мужчины. Это был его главный пафос.
То же самое касалось и его антифашистской деятельности. Поскольку фашисты считают, что определенные группы населения неполноценны, что их надо уничтожить на том основании, что они не к той национальности принадлежат, Стиг Ларссон боролся против фашизма, неонацизма конкретно, и старался подчеркивать, насколько это важно, насколько серьезна «коричневая» угроза в обществе. Это не подростки, которые шалят, это мощное политическое движение. Не всегда его голос был услышан. Но он много лет издавал газету «Expo» (сейчас она уже стала журналом). Она освещала то, что происходит в мире неонацистов, чтобы показать, что они не дремлют. Люди, которые работали в этом издании, работали нередко на общественных началах, они рисковали своей жизнью. Они внедрялись в какие-то фашистские организации, ходили на собрания, и потом об этом писали. Чтобы постоянно показывать обществу, что дремать нельзя, что фашисты организуются, что они получают материальную поддержку и проникают в мир, в души молодых людей и вербуют все новых и новых членов, и с этим надо постоянно бороться и этому противопоставлять какую-то политическую программу.
И следует еще сказать об очень важной вещи. Исторически так сложилось, что шведский детектив предполагал социальную критику. Еще со времен Шевалль и Вале, двух классиков детективного жанра, детектив не только рассказывал увлекательный сюжет, он еще и бичевал изъяны общества, показывал, что нередко преступника толкнули на преступление несправедливые социальные условия. Эта тенденция сохранилась в шведском детективе до сих пор. В каком-то смысле Стиг Ларссон на ней и поднялся, и ее возглавил. Он вывел в своих романах такую героиню, такого борца с преступностью, которого еще свет не видывал. Я имею в виду Лисбет Саландер. Это человек, который оказался на самом дне общества, без всяких возможностей, вроде бы, для полноценного функционирования, но который в силу своих особенностей и своего характера не сдается. Этим, наверное, в первую очередь интересны его романы – необычной героиней.
Наверное, не все знают, что Лисбет Саландер – это Пеппи Длинныйчулок. В молодости Стиг Ларссон работал иллюстратором в бюро новостей «Tidningarnas Telegrambyra». Он там рисовал всякие карты, он очень любил это делать. И отец его этим занимался, у них был природный дар. Он рисовал карты, диаграммы, графики к каким-то статьям. Зашел у них разговор с коллегой-журналистом о том, чем они увлекались, что они читали в детстве, какие детективы читали. И Стиг Ларссон тогда сказал в шутку: «Я когда-нибудь напишу детектив, где главной героиней будет Пеппи Длинныйчулок, только она будет взрослая. И посмотрим, как такой человек функционирует в современном обществе. Догадываюсь, что ей будет довольно несладко». И много лет спустя, в 2004 году, когда уже была принята книга в издательство, уже было известно, что она выйдет, Стиг Ларссон, который очень редко себе позволял роскошествовать, ехал на такси. И за рулем он вдруг увидел своего коллегу. Их в свое время сократили, выгнали из агентства новостей. Кеннет Альборн сидел за рулем такси. И Стиг Ларссон сказал ему: «А ты знаешь, я все-таки написал эту книгу! Помнишь, когда-то давно мы с тобой говорили, что я напишу книгу про Пеппи Длинныйчулок в наше время. Я все-таки ее написал, и она выйдет!».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG