Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
На фоне происходящего в стране почти незамеченными остались события, которые еще недавно стали бы долгоиграющими сенсациями – покаяние Бориса Березовского и предполагаемая сделка Владимира Гусинского с российской властью.

Борис Березовский завел аккаунт в Facebook и в первой же записи покаялся перед народом России. За "алчность", за то, что "забывал о согражданах", за то, что "привел к власти Владимира Путина" и за то, наконец, что "положил начало уничтожению независимой журналистики".

– Я каюсь и прошу прощения за попранную мной свободу слова. Оправдывая себя стремлением спасти Россию от красно-коричневой чумы, я, определяя политику главного информационного рупора страны, пренебрегал демократическими ценностями. Мои действия положили начало уничтожению независимой журналистики. Так поступал не я один, но это не оправдывает меня, – написал Березовский.

Было бы закономерно ожидать чего-то подобного и от другого бывшего олигарха – Владимира Гусинского.

Он первым под давлением государства обменял независимость телекомпании НТВ и радиостанции "Эхо Москвы" на свою неприкосновенность. Обе компании достались холдингу "Газпром-Медиа", который в начале 2000-х принадлежали государственному "Газпрому", а позже перешел под контроль близкого к Путину председателя совета директоров банка "Россия" Юрия Ковальчука. Березовский лишь повторил этот сценарий: по словам его адвоката, в 2001 году Владимир Путин угрожал ему тем, что если он, Березовский, не откажется от акций ОРТ, то его, как Гусинского, посадят в тюрьму, и Березовский отдал акции ОРТ государству.

И покаяние Гусинского последовало – не на словах, а на деле. Он, по сообщениями израильских СМИ, продал принадлежащую ему компанию RTVi (ее продукция адресована прежде всего русскоговорящим диаспорам) государственной телерадиокомпании "Звезда" и не опроверг информацию о том, что в ближайшее время может вернуться в Москву. Первому заместителю Владимира Гусинского в "Медиа-мосте" и одному из основателей НТВ Игорю Малашенко въезд в Россию уже разрешен.

Владимир Гусинский шел к этой цели довольно давно. В 2009 году он обратился к журналисту израильского еженедельника "Marker" с просьбой об интервью (оно стало первым и пока что последним после его отъезда из России), в котором заявил, что готов вернуться на родину – нужна лишь воля Путина и Медведева. Первого Владимир Гусинский назвал "порядочным человеком", второго отказался признавать марионеткой. Он заметил также, что система российского правосудия "сегодня лучше, чем раньше".

Тогда публичная похвала Гусинского в адрес Путина многим напомнила публичную критику по тому же адресу со стороны Березовского – своей дозированностью, проще говоря, неискренностью.

Таким образом поставлена под сомнение получившая за последние десять лет широкое распространение версия, согласно которой Владимир Гусинский и Борис Березовский – такие же жертвы режима Путина, как свобода слова на НТВ и неприкосновенность "Эха Москвы".

Я позвонила Владимиру Гусинскому, чтобы подробнее узнать его позицию. Он отказался давать интервью ("это моя абсолютно принципиальная позиция"), уточнив, однако, что, перезвонить ему с повторной просьбой об интервью можно "летом". Игорь Малашенко также отказался от комментариев: "Именно потому, что я акционер "Эха", не хочу вносить дополнительную разноголосицу в ситуацию". Борис Березовский сказал все, что хотел, в своем "покаянии" - то есть, не привел, как всегда, никаких фактов.

Таким образом, все нынешние слушатели "Эха" и бывшие зрители НТВ и Первого канала (бывшего ОРТ) так и не узнали позицию их бывших владельцев.

Зимой 2011-2012-го десятки тысяч людей вышли на улицы с требованием системных изменений. Только улицы у них и остались – независимые от государства СМИ приказали долго жить, а те, которые претендуют на этот статус, уязвимы – как видно, например, из недавней истории с досрочным обновлением состава совета директоров "Эха Москвы". В отсутствии системных изменений ни одно российское СМИ не застраховано от давления.

Но перемены эти могут начаться только с отказа от штампов и мифов: о Гусинском и Березовском как невинных жертвах режима, например. А впереди еще долгий список газет и телеканалов, оказавшихся на стыке интересов государства и крупных капиталов, и ставших предметом самых разных договоренностей и компромиссов: от канала ТВ-6 (Борис Березовский) и газеты "Московские новости" (Леонид Невзлин) до многочисленных региональных средств массовой информации.

Человека едва ли можно вылечить, не зная историю его болезни. Точно так же систему независимых СМИ нельзя восстановить, не зная предпосылок ее уничтожения, а также авторов. И соавторов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG