Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Акция в защиту Куземетьевского леса и Волги в Татарстане


Ирина Лагунина: В Татарстане прошла акция в защиту Куземетьевского леса и Волги: лес хотят вырубить для строительства коттеджей, а через речные острова собираются построить мост. Митинг, в котором приняли участие более тысячи человек, прошел под лозунгами "Не трогайте острова, гады!", "У нас украли лес", "Волгу пилят на бабло". О том, почему жители Казани протестуют против строительства моста и вырубки Куземетьевского леса, и о других экологических проблемах республики в интервью РС рассказала Неля Биктимирова из Татарстанского отделения Социально-Экологического союза. С ней беседовала Любовь Чижова.

Неля Биктимирова: Можно сказать, что все зеленые зоны, оставшиеся в Казани, являются уникальными, их осталось очень мало. Если еще 5 лет назад было официально признано, что площадь зеленых насаждений в Казани более чем в два раза ниже нормативов, то с тех пор практика уничтожения зеленых зон продолжается. Кузьметьевский лес, то есть лес, который окружает поселок Кузьметьево в Кировском районе Казани, в свое время он сажался 50 лет назад самими жителями, лесниками васильевского лесничества на территории 60 гектар. То есть сложившаяся экосистема со своими видами, в том числе и редкими.

Любовь Чижова: Насколько я понимаю, лес находится на берегу Волги?

Неля Биктимирова: Да, одна его часть прямо выходит на берег Волги, а другая часть прилегает к заливу Волги. Можно сказать, что да, на берегу.

Любовь Чижова: Что сейчас происходит в Кузьметьевском лесу, почему экологи бьют тревогу?

Неля Биктимирова: На самом деле летом прошлого года жители случайно узнали о том, что готовятся публичные слушания по переводу зоны градостроительных регламентов, лес находится в зоне Р3, ландшафтно-рекреационная зона, в зону жилой застройки, которая позволяет строить индивидуальные жилые дома. То есть собственник - это Первое строительное управление, на публичных слушаниях объявило о своих планах развернуть там коттеджное строительство на месте леса. После того, как жители об этом узнали, они уже начали бить тревогу, организовали сход жителей и после этого подали заявление в суд. Сейчас еще идет параллельно судебный процесс по признанию этого участка лесного массива городским лесом. Дело в том, что никакого статуса леса на сегодняшний момент нет, в этом вся суть. То есть в 2007 году Минземимущества Татарстана продала этот участок в частной фирме Первое строительное управление и продала его под видом сельхозугодий. И что странно, например, мы подняли архивные документы: в 97 году казанская администрация прежняя официально признавала всю эту площадь лесом. А почему в настоящий момент в органах кадастрового учета вся эта площадь числится просто как сельхозугодия. Соответственно, все можно вырубить легко.

Любовь Чижова: Какие-то работы там уже ведутся?

Неля Биктимирова: В настоящий момент в связи с тем, что так население возмутилось, пока работы никакие не ведутся. Часть леса принадлежит ОМД Инвест, там небольшая площадь, около одного гектара, там уже все переведено в зону жилой застройки. Насколько мы знаем, там уже продаются участки этой части леса. Опасения вполне обоснованные.

Любовь Чижова: Если я не ошибаюсь, там еще дорогу планируют строить?

Неля Биктимирова: Дорога идет не по лесу, начались подготовительные работы по строительству автомобильной дороги прямо по Волге. В настоящий момент там острова волжские, которые в свое время образовались в результате наполнения Куйбышевского водохранилища, и сейчас городские власти задумали по этим островам провести дорогу.

Любовь Чижова: Как экологи к этому относятся?

Неля Биктимирова: Во-первых, нет никакого проекта на сегодняшний момент, мы только предполагаем. Мы, например, выходили на место, обнаружили там фактически доказательства того, что подготовительные работы ведутся, везде стоят метки, расчищена дорога, четыре полосы и по всем островам размечены границы. При этом официально все органы власти заявляют, что никакие дороги там не ведутся. Они говорят о том, что проводится дноуглубление. На самом деле они имеют в виду только один участок, где проводится дноуглубление, но не признают факта того, что действительно ведутся строительные работы.

Любовь Чижова: Эта дорога, как вы думаете, нужна?

Неля Биктимирова: Это спорный вопрос. Нам пока еще даже представили каких-то свидетельств или обоснований того, что она необходима, и более того, что она необходима именно в этом месте. Это в Казани такая сложившаяся практика, когда работы строительные начинают вестись и ведутся чуть ли не до конца еще до того, как разработаны и утверждены проекты, до того, как все это выносится на обсуждение с населением. Экологи официальные, в научных институтах которые работают, они так же заявляют, что с ними никто ничего не обсуждал по проекту такой дороги.

Любовь Чижова: Неля, а как экологи оценивают нынешнее состояние Волги в районе Татарстана, в районе Казани?

Неля Биктимирова: Всегда признается, что качество воды питьевой достаточно плохое, достаточно низкое. Если будет построена дорога, то неизбежно скажется на качестве воды, поскольку волжский водозабор, который питает большинство районов Казани, как раз рядом и находится.

Любовь Чижова: Купаются люди летом в Волге, не опасно, не боятся?

Неля Биктимирова: Какие-то пляжи у нас разрешают для использования, но бывает так, что и все закрыты. Во всяком случае, у нас по Казани проходит Казанка, которая входит в Волгу, на Казанке практически все пляжи закрыты для купания, на Волге еще где-то разрешается.

Любовь Чижова: Какие источники загрязнения основные?

Неля Биктимирова: Промышленные предприятия, естественно, сельхозпредприятия, с полей стекает удобрение. Промышленные предприятия, конечно, которые окружают Казань.

Любовь Чижова: Много экологических проблем в Татарстане, какие бы выделили кроме того, что пытаются вырубить лес?

Неля Биктимирова: Я плотно занимаюсь казанскими проблемами, и тут могу сказать, что из того, что очевидно, то есть это какое-то постоянное сокращение зеленых насаждений и уничтожение водных объектов. То есть на территории Казани достаточно много небольших озер, небольших речушек и постоянно происходит засыпка озер, хотя можно было бы сделать совершенно противоположное и придать некую изюминку для нашего города, который собирается в том числе встречать Универсиаду в следующем году. По зеленым насаждениям это постоянное сокращение, и это в свою очередь вызывает эпизодические всплески социальной напряженности. Кроме Кузьметьевского леса недавно, еще и продолжаются акции в защиту Ноксинского леса, то есть это лес рядом с улицей Ноксинский спуск. Жители, начиная с лета, ведут борьбу за зеленую зону. Кроме того по озеру можно сказать, где в основном пенсионерки его защищали в прошлом году – это, пожалуй, единственный случай, когда им удалось отстоять это озеро, когда прокуратура вмешалась. А так обычно правоохранительные и надзорные органы просто наблюдают за тем, что происходит. По тому же Кузьметьевскому лесу, например, именно жители подали заявление в суд о признании земельных участков лесом. Прокуратура природоохранная ничего не делает.

Любовь Чижова: Чем занимается Экологический союз в Татарстане?

Неля Биктимирова: В настоящий момент как раз отслеживаем правовые акты, которые принимаются муниципалитетом в части новых, планирующих сокращение зеленых зон, пытаемся препятствовать этим планам. В свою очередь вносим предложения по тому, как можно было бы сохранить оставшиеся зеленые зоны, в частности, по вопросам, касающимся городских лесов. То есть на самом деле лесов на территории Казани достаточно, там более трех тысяч земель лесного фонда, которые оказались на территории города в результате расширения границ. Но органы местного самоуправления отказываются признавать факт того, что у нас есть городские леса. У нас есть один лесопарк, и кроме него они ничего не признают. Потому что это в какой-то степени удобно. Как только они признают, что есть городские леса и будут установлены границы - это будет означать, что там нельзя возводить объекты капитального строительства. Это очень прибыльно - продавать землю под жилье, под застройку.

Любовь Чижова: Неля, проблемы, о которых вы рассказываете, они характерны для всей России, для всей Российской Федерации в Москве есть Химкинский лес, который хотят вырубить для того, чтобы построить дорогу. Как вы считаете, нужно ли экологам объединяться для того, чтобы вместе решать эти проблемы, нужно ли устраивать какие-то совместные акции, обмениваться опытом или достаточно просто проводить акции у себя в республике, в Татарстане и власти вас услышат?

Неля Биктимирова: Мое мнение таково, что, наверное, речь должна идти не только об экологах. Например, в нашем случае, в случае Кузьметьевского леса и в случае защиты Волги - это речь идет о местных жителях. Экологов-общественников у нас достаточно мало, я, например, в большей степени оказываем консультационную помощь, то есть подсказываем, где и что можно сделать, чтобы добиться какого-то успеха. То есть речь идет об активности самих жителей. Если жители готовы что-то делать, готовы выходить на митинги, готовы постоянно писать обращения, устраивать собрания, следить за правовыми актами, которые выпускает местная власть, то в данном случае я абсолютно уверена, что можно рассчитывать на успех. У нас в Казани есть небольшие пока случаи, которые подтверждают, что действительно можно изменения каких-то решений. Что касается обмена опытом с другими регионами, безусловно, это нужно, поскольку мы на своих собственных шишках понимаем, что у нас может действовать, а возможно, в каких-то других регионах есть решения, которые могли бы помочь нам в дальнейшем.

Любовь Чижова: Есть у вас ощущение, что гражданская активность обычных людей, никак не связанных профессионально с экологией, она растет, что людям становится небезразлична окружающая их среда, что они готовы буквально сражаться за каждое деревце, за каждое озеро, которое пытаются уничтожить?

Неля Биктимирова: Может все-таки какая-то специфика у нашего региона, что в основном жители пассивны. Они выходят, можно ожидать, что они выйдут на какие-то публичные акции на санкционированные, начнут что-то активно делать, если перед их домом, под их окном начинают забивать сваи. Когда лично их это начинает касаться, они начинают проявлять эту активность, но не всегда. Даже в этом случае, как правило, есть некая горстка активистов, которые ведут всю работу, то есть они ходят, собирают подписи, приглашают на собрания и обивают пороги всех ведомств и учреждений государственных. И что интересно, как только они начинают это делать, втягиваются в понимание того, как работает бюрократическая машина наша, поэтому и растет такая гражданская активность, которая расширяется уже сверх экологических проблем.

Любовь Чижова: На примере акции в защиту Кузьметьевского леса, сколько человек принимало участие в этой акции?

Неля Биктимирова: Это была совместная акция в защиту Кузьметьевского леса и в защиту Волги, там было около тысячи человек. Для Казани это много, поскольку у нас даже митинги в защиту честных выборов собирают примерно столько же, не больше людей.

Любовь Чижова: Насколько Казань можно назвать чистым городом с экологической точки зрения, в Казани комфортно жить?

Неля Биктимирова: Нет, не комфортно абсолютно. То есть летом сложно найти тень, чтобы справятся от палящего солнца, и воздух далеко не чистый. Тяжело, и многие жители сами признают, что город по сравнению с другими городами российскими лысый. Казань попала уже в число грязных городов в российском рейтинге.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG