Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Путин как светский патриарх для сербов


Ирина Лагунина: В Сербии победу Владимира Путина на президентских выборах в России большинство, похоже, воспринимает как положительное развитие событий. Почему? Рассказывает Айя Куге.

Айя Куге: Уже на следующее утро после выборов президент Сербии Борис Тадич поздравил Владимира Путина с избранием на пост главы государства и поблагодарил его за поддержку по вопросу Косова. Местные аналитики отметили в поздравительном тексте следующие слова: «стратегическое стремление Сербии – вступить в Европейский союз, но, с другой стороны, Сербия хочет сохранить и развить экономические отношения с Россией». Вечером в воскресенье, как только стали известны результаты российских президентских выборов, на улицы разделенного между сербами и албанцами города Косовска Митровица, на севере Косова, вышли молодые сербы, чтобы шумно отпраздновать победу Владимира Путина – вероятно шумнее, чем многие в России. Они считают Путина своим защитником. Напомню, что ровно год назад сербы в этом регионе провозгласили его почетным гражданином Косова. В марте минувшего года, когда Владимир Путин приехал с официальным визитом в Сербию, в Белграде его встретили как «отца великой русской нации», почти как обожаемого человека.
А как сегодня сербы воспринимают победу Владимира Путина, чего они от него ожидают? Вот так отвечали на эти вопросы люди в центре столицы Сербии.

Женщина: Скажу правду: радуюсь очень. Люблю его. Для меня он фантастический президент одной великой страны.

Мужчина: Больше всего нас поддерживают русские, но с ними мы меньше всего сотрудничаем. Мне думается, что политика наших стран должна сблизиться. Но если мы войдем в Европейский союз, а потом в НАТО (а я против НАТО), то русские свои ракеты повернут против нас. А мы ведь люди схожие, мы православные, и поэтому мне все это не нравится.

Мужчина: Не думаю, что что-то изменится, более-менее все останется по-прежнему. Но, по сути, нужно бы было нам найти какое-то равновесие между Востоком и Западом. Может быть, такой путь принес бы нам что-то лучшее.

Мужчина: Я считаю, что Сербия должна быть в Европе. Можно дружить и с русскими, но это не должно преобладать. Нельзя допустить, чтобы Россия определяла нашу политику. Мы принадлежим к Европе. Там самая развитая демократия и поэтому там наше место.

Айя Куге: С уверенностью можно сказать, что как большая часть граждан, так и почти все сербские политики (и правящие, и оппозиционные) довольны тем, что победил Владимир Путин. Почему?
Наш собеседник – редактор международного отдела ведущей в Сербии газеты “Политика” Бошко Якшич. В чем тайна популярности Владимира Путина в Сербии?

Бошко Якшич: Сербия разделена на два полюса: один подчеркнуто прорусский, другой - прозападный. Однако есть немало сербских политиков из демократического блока, которые хотели бы быть как Путин и которые хватаются за власть тем же способом, как это делается в путинской России. Я назвал бы такую систему смесью демократии с каким-то гибридом православия и остатками реального социализма. Эта система нам в Сербии хорошо знакома, и, вероятно, из нее и проистекает эта магическая привлекательность Путина для нас. И происходит это даже несмотря на то, что объективно, в том, что касается политики, демократии и свобод, Сербии нечему поучиться у России. Но вопреки этому, Путин у нас существо обожаемое – продаются майки с его портретом, появляются прославляющие его лозунги, его часто упоминают как какого-то нашего спасителя по вопросу Косова. Может быть, корни его популярности в социально-психологической сфере, но это факт: части сербов нравится именно твёрдость Путина – нравится авторитарная система, сильный президент, сильный лидер, светский патриарх, если можно так сказать. А всё это олицетворяет Владимир Путин.

Айя Куге: Несмотря на то, что главная правящая в Сербии, Демократическая партия президента Тадича старается поддерживать тесные связи с Кремлем, порой даже в ущерб европейской интеграции страны, складывается впечатление, что симпатии Москвы на стороне националистически ориентированных сербских оппозиционных партий. Например, посол Российской Федерации в Белграде Александр Конузин постоянно принимает участие в торжествах Радикальной партии Сербии, его видно на трибунах во время мероприятий так называемых «патриотов» – можно подумать, что Россия в Сербии против демократических сил?

Бошко Якшич: Это абсолютно точно. Если исходить из вполне допустимого предположения о том, что посол Конузин ничего не делает по личной инициативе, а руководствуется директивами из Москвы, то становится ясно, что Россия в Сербии опирается на так называемые “патриотические силы”. Прежде всего, на радикалов и на бывших радикалов, ставших более умеренными, - из Сербской прогрессивной партии Томислава Николича. Очевидно, что на них – с целью сохранить или укрепить свои интересы на Балканах - рассчитана российская политика. Сейчас Россию оттеснили почти из всех балканских стран, кроме Сербии. Она пытается компенсировать потерю сначала Румынии и Болгарии, а потом и бывшей Югославии – Словении, Хорватии, Боснии, Македонии и Черногории, усилением своего влияния в Сербии. И речь идёт не только об энергетической составляющей этих отношений, которая бесспорна, но и о политической линии. Достаточно вспомнить хотя бы недавнее заявление посла Конузина о том, что Сербия должна хорошо подумать, какую цену заплатит за сближение с Евросоюзом. Такие заявления, порой высказанные в резкой форме, могут быть восприняты даже как угроза.

Айя Куге: Напомню, мы беседуем с редактором международного отдела сербской газеты “Политика” Бошко Якшичем.
Сербские аналитики едины в оценке: факт избрания Владимира Путина президентом России ничего не именит в сербско-российских отношениях. Но будут ли эти отношения меняться под влиянием Европы? Ведь Сербия только что получила статус кандидата в члены Европейского союза и вряд ли теперь сможет одновременно вести политику сближения и с ЕС, и Россией.

Бошко Якшич: Отношения меняются и будут меняться с обеих сторон, по мере сближения Сербии с Европейским союзом. Москве придется приспособиться и принять этот факт, как она приняла его, когда другие государства региона вошли в ЕС. А Сербия, со своей стороны, должна будет понять, что нельзя сидеть на двух стульях – между Брюсселем и Москвой. Белград порой подлизывается к Москве из-за Косова, предпринимая во внешней политике шаги, противоречащие общей внешней политике Евросоюза. Однако процесс сближения Сербии с ЕС будет длиться долго, и поэтому драматичных перемен и поворотов в отношениях с Россией вряд ли стоит ожидать – последует период эволюции, взаимного привыкания к отношениям иного качества.

Айя Куге: Ситуация с выборами в России порой напоминает сербскую времен Слободана Милошевича. Есть большое сходство и множество параллелей – как в предвыборной кампании, так и в самом процессе голосования, контроля над средствами информации. В Сербии режим Слободана Милошевича был разрушен в 2000 году в результате протестов против подделки результатов выборов, когда объединенной оппозиции удалось разбудить всю страну. Можно ли найти сходство между ситуацией в Сербии в конце девяностых годов и нынешней в России?

Бошко Якшич: Это выборы, которые в большой мере дирижировались из центра. Это выборы, в которых принимают участие искусственно созданные властью оппозиционные партии, призванные создать иллюзию демократии. В этом ситуация похожа. Есть и абсолютное сходство личностей – настойчивое желание иметь вечную власть, которое так же характерно для господина Путина, как было характерно для Слободана Милошевича. Сходство состоит и в том, что они оба вначале имели массовую поддержку, но со временем появилось сопротивление граждан такого рода правлению. Мне лично кажется, что протесты в Москве напоминают Сербию 1996 года и что это лишь этап, с которым Путин справится в свою пользу. Пройдут еще годы, как в Сербии прошли с 1996 до 2000 года, чтобы в России мог повториться сценарий, подобный белградскому. Нужно время, чтобы оппозиция созрела. Ведь результаты выборов показали, что оппозиция победила лишь в Москве и Санкт-Петербурге. Так что придется подождать до тех пор, пока эта атмосфера из столиц радиально распространится по стране, пока оппозиция организуется, объединится, станет эффективнее и яснее сформулирует свои требования. Это длительный процесс и, по моему мнению, первому сроку Путина ничто серьезно угрожать не будет.

Айя Куге: Это было мнение редактора международного отдела ведущей в Сербии газеты “Политика” Бошко Якшича.
XS
SM
MD
LG