Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Когда через несколько дней после выборов я спросил у одной своей приятельницы, кому достался ее голос, она с улыбкой ответила, что на сей раз бюллетень заполняла ее дочь—второклассница: проголосовала за Путина, как велела им классная руководительница.
И уже один этот, казалось бы, незначительный штрих, весьма красноречиво характеризует всю предвыборную кампанию.
После закрытия избирательных участков глава областного избиркома Ирина Старостина сделала предварительное заявление для журналистов о зафиксированных сигналах, заслуживающих, по ее мнению, внимания. Таковых оказалось немного.
— За день нами было зафиксировано 13 нарушений. Так, с одного из участков в Агаповском районе человек, наблюдая за онлайн—трансляцией, сообщил, что в прозрачной урне до начала голосования лежат бумаги. Этот факт проверялся и не подтвердился. Поступило сообщение из Центрального района о том, что курсирует микроавтобус, в котором молодые люди голосуют по открепительным удостоверениям. В настоящее время проводится проверка. На избирательном участке задержан гражданин с бюллетенем и открепительным удостоверением. Проводится проверка по данному гражданину, и также проводится экспертиза того бюллетеня и открепительного удостоверения, которые были при нем обнаружены.
Кроме того, Старостина рассказала о не нашедшем подтверждения сообщении о попытке скупки бюллетеней, а также о пресеченных попытках вброса бюллетеней на четырех участках. Между тем, первый секретарь челябинского обкома КПРФ Светлана Поклонова полностью согласна с мнением кандидата Зюганова о том, что выборы честными назвать никак нельзя.
— К сожалению, были попытки удаления, и членов с правом решающего голоса — комиссии голосовали за вывод. Зафиксированы у нас наблюдателями и членами комиссий разного уровня вбросы бюллетеней…День у нас, в 8 утра, начался с недопуска наблюдателей на различных территориях к работе на участках под разными предлогами. В Магнитогорске избиратели зафиксировали приписку "мертвых душ" к избирательным участкам. Есть у нас сигналы из сельских районов, где попросту избирателей запугивали, говорили так: если вы не проголосуете за Путина, у вас завтра не будет ни воды, ни газа, ни света. То есть, какую вы себе перспективу желаете, так вы и должны проголосовать. Понятно, что при таком подходе честными выборы назвать нельзя.
А журналистка Мария Владимирова решила пойти на выборы наблюдателем от партии "Справедливая Россия". Ей хотелось оказаться на участке, расположенном в Южно-Уральском госуниверситете.
—Надо сказать, что на прошлых выборах ЮУрГУ ловили на махинациях, ну и вообще, там очень "хорошо" работают со студентами: заставляют ходить на выборы, возможно, за кого—то голосовать, а с теми, кто пытается устраивать протестные акции, "работают" в деканате, и припугивают их — в частности, с помощью полиции.
На том участке, за работой которого наблюдала Мария Владимирова, были установлены КОИбы, что в значительной мере затрудняло возможность фальсификаций. Однако без нарушений не обошлось. Но даже не они поразили наблюдателей, а отношение членов комиссии, с которым им пришлось столкнуться.
— Все, что я увидела и услышала, превзошло все мои ожидания. Мало того, что избирательная комиссия сразу увидела в нас, наблюдателях от оппозиционных партий, своих врагов, они стали себе позволять странные вещи. Они нервничали, говорили, что мы их доведем до сердечного приступа, утверждали, что мы изводим их придирками, мешаем избирателям голосовать, и так далее. Ближе к вечеру обстановка и вовсе накалилась. Один мужчина из комиссии стал впрямую оскорблять наблюдателей, остальные язвили — мол, в армии вас живо отучили бы от такого поведения. Честно говоря, и мат даже был. А девушка—наблюдательница от Путина и вовсе заявила моему товарищу Алексею о том, что ФСБ включит его в списки кандидатов на депортацию.
В конце работы два наблюдателя подали жалобу на нарушение, допущенное заместителем председателя комиссии на выездном голосовании в одной из больниц. Было оно несерьезным, но довольно показательным по своей сути.
— …и когда в актовый зал начали входить пациенты, которые, видимо, хотели подать заявления на выездное голосование, и спрашивали, что здесь происходит, она им ответила: "а мы тут Путина выбираем, ой, то есть, президента".
Жалоба, поданная наблюдателями, была признана комиссией "необъективной". Между тем, на некоторых других участках наблюдатели вообще предпочитали ни во что не вмешиваться. Вот что на условиях анонимности мне рассказал член одной из избирательных комиссий.
— Наблюдатели, по сути, не наблюдали ничего. То есть, до конца досидел только один наблюдатель, и тот проявлял очень мало интереса ко всему происходящему. Видеокамеры не помогли, ни один вброс они не зафиксировали. Вбросы производили заранее обученные люди. То есть, было около 100 человек, они подходили в заранее обусловленное место, получали бюллетени, открепительные, подходили к дополнительному списку, показывали открепительные, получали еще один бюллетень, заходили в кабинку и вбрасывали бюллетени. Они вбрасывали разное количество бюллетеней — от двух до шести. Когда производили подсчет, попадались пачки — то есть, два-шесть свернутых бюллетеней, и я сам это видел.
По словам моего собеседника, бюллетени выдавали даже в отсутствие открепительного удостоверения, а на выездном голосовании в урну было вброшено еще 50 бюллетеней. С учетом этой информации, выходит, что один из кандидатов получил на этом участке около 13 процентов фальшивых голосов, победив с результатом 68 процентов. Тем не менее, надо признать, что скандальных нарушений на выборах наблюдатели, в том числе, и международные, в Челябинской области не зафиксировали.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG