Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вашингтон – Тегеран: ставка на переговоры


АЭС в иранском Бушере

АЭС в иранском Бушере

Как последнюю попытку избежать открытого конфликта с Ираном из-за его ядерной программы американские эксперты оценивают неожиданную готовность Вашингтона и его союзников вступить в переговоры с Тегераном.

В последние месяцы резкое давление было главным инструментом Вашингтона и его союзников в отношениях с Ираном. Идея переговоров была отложена в сторону, поскольку она не работала в прошлом, и никто не верил, что путем переговоров можно разрешить противостояние вокруг иранской ядерной программы. Однако, 6 марта на своей первой в нынешнем году пресс-конференции Барак Обама сообщил, что в ближайшем будущем Европейский союз и США возобновляют переговоры с Тегераном. Причем без предварительного требования к партнеру относительно приостановки работ по обогащению урана. О желательности диалога и о нецелесообразности применения в настоящее время военной силы против Ирана говорили также на слушаниях в Сенате министр обороны Панетта и председатель Комитета начальников штабов вооруженных сил Демпси.

Почему Вашингтон решил резко изменить свою иранскую тактику? Сотрудник института American Enterprise Майкл Рубин полагает:

– Барак Обама на своей пресс-конференции подтвердил, что ситуация вокруг Ирана сложилась крайне напряженная, но что он по-прежнему верит в возможность ее урегулирования дипломатическим путем. Видимо, он решил, что необходимо сделать еще одну попытку предотвратить потенциальный военный конфликт. Я уверен, что президент совершенно ясно понимает: если предстоящий и самый важный раунд переговоров с Ираном не принесет результатов, то и его собственная партия, и американское общество в целом утратят остатки веры в действенность дипломатии.

- Многие специалисты отмечают, что позиции западных правительств по Ирану не идентичны, и это, во-первых, затрудняет выработку окончательной договоренности, а, во-вторых, дает Тегерану шанс, как и прежде, тянуть время, играя на противоречиях между европейцами, с одной стороны и между США и Европой – с другой. Что Запад, и, в первую очередь, Вашингтон будут считать успехом на переговорах?

– Президент Обама определяет успех как согласие Ирана не производить ядерное оружие. Израильская позиция иная, и это в очередной раз всплыло на состоявшейся недавно встрече Обамы и премьер-министра Нетаньяху. Израиль считает абсолютно неприемлемым не только наличие у Ирана ядерного боезаряда, но и создание им инфраструктуры, которая позволит ему в сжатые сроки тайно изготовить такой боезаряд. Небезынтересна здесь и позиция самого Ирана относительно предстоящих переговоров, предельно ясно сформулированная верховным лидером Али Хаменеи: "Дела говорят громче слов". Из этого следует, что Иран может вести переговоры сколь угодно цинично, не опасаясь возмездия Запада, ибо Запад в его глазах – не более, чем бумажный тигр, – считает Майкл Рубин.

По оценке многих специалистов, Иран в создавшейся ситуации не считает себя слабой стороной, которой реально угрожает перспектива вооруженного столкновения с Западо. И пока Тегеран продолжает в это верить, ставка президента Обамы на успешное разрешение кризиса за счет одних только экономических санкций и дипломатии вряд ли окажется успешной.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG