Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Трудно сказать, есть ли у Путина друзья, но Алексея Кудрина он не раз называл своим близким другом. Ближе, вероятно, только Дмитрий Медведев, с которым они "одной крови", как выразился однажды национальный лидер. Однако Дмитрий Анатольевич всегда под рукой, и скоро, рокирнувшись, станет техническим премьером при президенте Путине, а вот Алексей Леонидович отправляется в свободное плаванье. Он создает фонд, целью которого станет подготовка новых законов, а также поддержка гражданского общества.

В общем, дружба дружбой, а из команды Путина Кудрин, похоже, ушел окончательно.

Как обычно, он сдержан и тщательно подбирает слова, объясняя свое решение. Это не разрыв и не скандал, как часто бывает, когда тяжеловес уходит в отставку: достаточно сравнить увольнение Лужкова с увольнением Кудрина. Алексей Леонидович не запрашивает визы в латвийском посольстве и не эвакуирует свою родню. Просто у него наметились довольно серьезные, даже принципиальные разногласия с ныне действующим и избранным президентами, и он не скрывает своих мыслей на этот счет. А чувства – скрывает, справедливо полагая, что путь Касьянова, путь Немцова или путь Лужкова – это не для него.

Он хочет уйти в оппозицию, не сжигая мостов и не обижая злопамятного близкого друга. Он надеется, что так будет лучше для всех. Для Путина, для гражданского общества и для него самого.

В какой-то мере он повторяет тактику самых законопослушных несогласных. То есть, критикуя порядки, не переступает черту, за которой начинается жесткое гражданское противостояние. Он выражает протест, но в тех рамках, которые принято называть цивилизованными. Тут и характер, вдумчивый и чуждый агрессии, как и положено министру финансов в небогатой стране, но не только.

Ибо своего близкого друга Владимира Владимировича он знает как никто и своих возможностей не переоценивает.

Они прошли вместе долгий путь, и сегодня можно лишь поражаться тому, как взаимодействовали эти два таких непохожих между собой человека. Мы ведь в течение весьма длительного времени не знали, что думает Алексей Леонидович о процессе Ходорковского или о выборах, а про его отношение ко второй чеченской или к делу НТВ не знаем до сих пор. Складывалось впечатление, что Кудрин все эти годы так увлеченно занимался финансами, что почти не обращал внимания на происходящее в политике, изредка отвлекаясь на споры с единоросами. И лишь в сентябре минувшего года, подняв голову от экрана компьютера, заполненного цифрами, слегка удивился, пожал плечами и заговорил.

Смешно теперь вспоминать, но если бы не рокировочка в тандеме, оскорбившая миллионы россиян, он, вероятно, остался бы в правительстве и сохранил лояльность Медведеву, идущему на второй срок. И если для того же Касьянова причиной острого конфликта с Путиным стало дело "ЮКОСа", то Кудрина изумил съезд победителей в Лужниках. Тогда он и спровоцировал свою отставку, сообщив о принципиальных разногласиях по бюджету, но ключевой была другая фраза. О том, что в правительстве под руководством премьера Медведева он работать не станет. Однако, как легко было догадаться, речь шла не о цифрах, но о полном неприятии кадровых финтов, учиненных в Кремле. О том, что он, подобно многим соотечественникам, почувствавал себя униженным этими финтами.

В декабре у него еще сохранялись иллюзии. Он попытался стать посредником в дискуссии между близким другом и оппозицией – и не преуспел, поскольку Владимир Владимирович не пожелал вступать в диалог с агентами госдепа. Алексей Леонидович назвал это мягко – "недопониманием", но, кажется, после встреч с Путиным был сильно удручен. После мартовских выборов иллюзий не осталось совсем. Поэтому сегодня он осторожно, но твердо заявляет о том, что солидарен с людьми, которые "хотят активно строить гражданское общество". И готов поддержать их конкретными делами.

Что это будут за дела и в чем проявится конкретика – пока неясно. Непонятно, попытается ли фонд Кудрина, подобно фонду Гайдара, сохранить хотя бы деловые и внешне благожелательные отношения с Кремлем, чтобы исподволь влиять на политику. Известно, правда, что при жизни Егора Тимуровича это влияние было минимальным. Получится ли Кудрину объединить демократов в рамках новой партии или предвыборного блока – тоже загадка. Учитывая фактор Явлинского, который на федеральном уровне не объединяется ни с кем и никогда, задачу эту следует признать почти невыполнимой. Наконец, останутся ли они друзьями с Путиным... Впрочем, последний вопрос – чисто факультативный, поскольку в большой политике друзей не бывает. Тем более в политике российской, и если избранный президент согласится хотя бы иногда выслушивать Кудрина, это станет сенсацией.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG