Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Тамара Ляленкова: Мы продолжаем проект "Радио для тинэйджеров", поэтому в сегодняшней программе в качестве экспертов выступают московские школьники и студенты.
Вредные привычки – от привычки грызть ногти и делать ночью уроки до алкогольной и наркотический зависимости - обсуждаем без взрослых, на собственном опыте и примере друзей.
Александр Скрыльников, ученик одиннадцатого класса, провел в своей школе опрос.

Александр Скрыльников: Какие вредные привычки имеешь?

- Курение и алкоголь – нет. Но я не выключаю свет в туалете.

Александр Скрыльников: Что пробовала на своем опыте?

- Я ничего не пробовала.

Александр Скрыльников: Вообще ничего?

- Ну, ладно, я пробовала курить.

Александр Скрыльников: Ну, и как – понравилось? Какие последствия были?

- Чуть не стошнило.

Александр Скрыльников: Ты считаешь, что пьянка – это такое приключение, о котором можно рассказать потом друзьям?

- Да.

Александр Скрыльников: Ты же не употребляешь алкоголь.

- Я не сказала, что не употребляю.

- Ну, смотря какие вредные привычки. Их бывает много. Например, грызение ногтей, ковыряться в носу.

Александр Скрыльников: А что-нибудь поопасней, вроде принятия алкоголя или курения?

- К этому я отношусь резко негативно. Из собственного опыта, я пользовался также опытом своих друзей. Неоднократно наблюдал их негативное состояние после принятия алкоголя. В алкогольном состоянии возможно множество всяких приключений, случаев.


Александр Скрыльников: Ты пропагандируешь здоровый образ жизни или лояльно относишься к людям, у которых есть вредные привычки?

- Плевать.

Александр Скрыльников: Может какой-нибудь праздник обойтись без пьянки?

- Нет.

- Меня зовут Екатерина, я ученица 11 класса "А". Я пробовала и пить, и курить, но это было давно, и мне не понравилось. Все должны вести здоровый образ жизни. У нас и так плохая экология в Москве. А курением и алкоголем это еще усугубляется.

- Вредные привычки сейчас у многих людей. Когда идешь по улице, ты постоянно видишь курящих людей. Уже редкость люди, которые не курят. Также пьющих людей. В основном, это люди за 30, бывают и несовершеннолетние дети, которым продают алкоголь, и они во дворах где-то распивают у всех на глазах, а также курят. Страдает репутация общества. Россия и так чуть ли не на первом месте по количеству употребляющих спиртные напитки и курящих. Когда человек выпивает, он становится совершенно другим. Он становится смелее, он мыслит по-другому. Он может сделать то, чего бы не сделал на трезвую голову.

Александр Скрыльников: Ты считаешь, что алкоголь избавляет от некоторых комплексов?

- Да, можно так сказать. Люди могут высказывать какие-то слова, которые бы они никогда не высказали в трезвом состоянии.

Александр Скрыльников: Ты считаешь, что от комплексов можно освободиться без алкоголя?

- Конечно. Люди должны избавляться от своих комплексов. Они должны внедрить в себе то, что выпить спиртной напиток – это не единственный выход из сложившейся проблемы. Когда смотришь фильмы, там постоянно такое – барная стойка, люди сидят и выпивают какой-нибудь спиртной напиток. У них в глазах такое удовлетворение, как будто они выпили какой-то божественный эликсир. Но когда я пробовал шампанское, я понял, что в этом нет ничего такого приятного. Скорее люди пьют просто, чтобы потом им было веселее. А вот сам процесс не приносит никакого удовольствия.

- Меня зовут Михаил. Сейчас очень многие люди курят, пьют. В основном это люди за 30, но есть и те, кому еще нет даже 18, а они уже выпивают спиртные напитки и курят. Россия и так сейчас чуть ли не на первом месте по количеству населения, которое распивает спиртные напитки и курит. В основном это устоялось в обществе, что на праздники надо употреблять спиртной напиток. Это как традиция, можно сказать. Все люди следуют этой традиции и, следовательно, выпивают.

Александр Скрыльников: Если бы у тебя были какие-то возможности, чтобы ты сделал, чтобы жители нашей страны меньше употребляли алкоголь?

- В первую очередь для решения этой проблемы я бы обратил внимание на растущее поколение. Потому что сейчас идеология населения не соответствует рамкам здорового образа жизни. С самого детства нам по телевизору показывают алкоголиков. С самого начала ребенку вплавляется нездоровый образ жизнь. По моему мнению, поколение, которое сейчас, должно себя контролировать, чтобы младшему поколение было с кого брать пример.

Александр Скрыльников: Скажи о своем отношении к таким людям, которых невозможно не заметить на улице – такие законченные люди, алкоголики, которые пропили все и продолжают это делать? Как ты к ним относишься?

- Я не могу сказать, что отношусь к ним плохо или хорошо. Потому что это люди, которые попали в беду и в беду настоящую. Наверняка, они не знали, к чему приведет их влечение к алкоголю и другим пагубным продуктам. Поэтому плохо к ним относиться нельзя. Я считаю, что их нужно отправлять в какие-нибудь клиники и лечить от алкогольной зависимости или наркотической.

Тамара Ляленкова: Впрочем, надо заметить, что предупреждение "курение опасно", запрет на продажу спиртного несовершеннолетним и социальная реклама против наркотиков мало на кого производят впечатление, независимо от возраста.
Гости московской студии – ученицы десятого класса Катя и Марина. Я спросила у них.
Есть ли у вас вредные привычки? Кто-то заусенцы грызет?

Екатерина: Ну, да, когда волнуешься.

Марина: Пальцы – не знаю, губы обгрызаются.

Екатерина: Привычка… Я делаю все по ночам – пишу сочинения, например. Хотя это неправильно. Это действительно очень сильно влияет на здоровье и заметно. Но я не могу писать днем. Мне это гораздо тяжелее, чем ночью, когда все спят и все тихо, классно, красиво светятся огоньки. Наверное, это можно считать вредной привычкой.

Тамара Ляленкова: Это можно считать вредной привычкой, если приходится рано потом вставать. А если можно вставать попозже, то это означает только, что ты просто "сова". Это твой нормальный режим.

Марина: У нас лицей в 9.

Екатерина: А я далеко живу. Так что, можно считать, что пока это вредная привычка.

Марина: Это вредная привычка – почти не обедать или нет?

Тамара Ляленкова: Да, это не очень хорошо.

Марина: Как-то не обедается. Я возвращаюсь домой, а там обычно еда к ужину появляется. Наверное, это привычка, вызванная таким образом жизни и отсутствием еды в холодильнике. Дома никого нет, и там, соответственно, ничего нет. А вечером все есть, и еда есть. Привычка только ужинать. Я не курила, я даже не пробовала ни разу.

Тамара Ляленкова: Не было искушения? Вообще не хотелось?

Марина: Ни разу. У меня просто в семье никто не курит и мне хорошо. Совершенно не хочется.

Екатерина: Я пробовала в относительном детстве. Как раз в 7 классе в 13 лет, чисто из интереса. Сейчас у меня другая школа. А в той школе было гораздо больше детей, которые и пили, и курили. Я просто попробовала, потому что мне было интересно, что в этом такого. Кстати, даже нельзя сказать, что мне не понравилось. Просто я попробовала и больше никогда не курила. Потому что я понимаю, что это огромный вред здоровью. К тому же у меня, к сожалению, курит папа. И видно, как это на нем отражается. И меня совершенно не тянет в эту же сторону.

Тамара Ляленкова: Вспоминаем, как выпивали. Случается, на самом деле, когда человек не очень понимает, как с алкоголем обращаться, он может нечаянно попасть в ситуацию не очень приятную, даже не потому, что много выпил, а потому что организм так среагировал.

Екатерина: Я не люблю спиртные напитки, кроме как по праздникам какого-нибудь глинтвейна. Так что, к счастью, для меня это не актуально.

Тамара Ляленкова: Просто не вкусно, да?

Екатерина: Ну, да. Может быть, это по-детски, но мне не нравится, невкусно.

Марина: У меня то же самое. Я пила глинтвейн, когда мы были в походе. Там было просто холодно. Мы пили глинтвейн. Это было здорово, замечательно и даже вкусно. На всяких праздниках бывает вино, шампанское, но это невкусно. Оно даже пахнет плохо. Лучше апельсиновый сок или гранатовый. Я пробовала красное вино, мне даже нравится, но это с родителями, всегда под контролем. Никогда не было такого, чтобы очень много.

Тамара Ляленкова: Принято на вечеринках, на днях рождениях выпивать вино или шампанское, или можно вообще без этого обходиться?

Марина: Однажды я была на дне рождения у троюродной сестры. Она меня старше года на 2,5, уже в институте. Там были девочки, которые пили мартини. Я тоже пила, но это было на спор. Мне попался фант. Мне сказали – два сразу. Ну, хорошо. А с одноклассниками ни разу.

Екатерина: Со школьной компанией – нет. Мы пьем чай с пончиками.

Марина: И с пирогами всякими.

Екатерина: А так… Когда, ну, не то, чтобы напиваться, выпили по паре бокалов шампанского на день рождения, не более. Все-таки шампанское символом праздника считается.

Тамара Ляленкова: Однако, если говорить о традициях, то, увы, некоторые из них уважения не заслуживают. Трагический пример – дело Сержа Арутюняна, которое на этой неделе рассматривалось в московском суде. По версии правоохранительных органов девятиклассник во время празднования дня рождения, на котором распивались спиртные напитки, нанес тяжелые увечья четырем подросткам, после чего хотел покончить с собой.
Надо ли попробовать все? Этот вопрос московским школьникам задавал Александр Скрыльников.

- Я считаю, что пробовать все не стоит. Примером этому служит то, что один мой друг попробовал многое среди запрещенных вещей. К сожалению, это очень негативно повлияло на его жизнь. У него есть некие проблемы с правоохранительными органами.

- Я считаю, что в жизни надо попробовать все, кроме того, что вредит здоровью.

- Надо попробовать все, потому что жизнь одна, и терять ее тоже нельзя. Но я бы не сказал, что это опыт – применение алкоголя. Я неадекватно себя вел. Это своеобразное веселье и своеобразное проведение каких-то торжеств и времени.

- На одной из вечеринок в клубе я просто смешала несколько таблеток с алкоголем. Вначале было нормально. Потом очень сильно закружилась голова, я начала терять ориентацию в пространстве. Последнее, что я помню, я начала падать. Очнулась уже в больнице. Как мне сказали, двое суток я провела между жизнью и смертью. Спасибо огромное врачам, что вытащили меня оттуда.
Период реабилитации представлял собой консультации с психологом, групповые тренинги. Много было занятий по арттерапии. Реабилитация продлилась где-то полгода. Я считаю, что прошла довольно длинный путь к выздоровлению. После выхода из больницы я поняла, что некоторые знакомые в моей новой жизни мне больше не нужны.

Тамара Ляленкова: Эта история легла в основу видео сюжета, который был показан в ходе антинаркотического урока в Информационном агентстве новости. В этом уроке принимали участие школьники из Москвы, Санкт-Петербурга и Томска. Однако выступление героини сюжета длилось не больше двух минут – столько времени ей понадобилось на то, чтобы ответить на все их вопросы.

Александр Скрыльников: Что знаешь про наркотики?

- Они штырят.

Александр Скрыльников: Дарья, расскажи о своем отношении к вредным привычкам? Может быть, что-то пробовала на своем опыте – курение, алкоголь?

- Я много чего пробовала. Короче, завариваешь настоечку…

- Меня зовут Игорь. Могу сказать одно – мой опыт не достаточно богат, чтобы ответить на этот вопрос. Но со мной делились мои друзья. Из их впечатлений я понял, что, с одной стороны, это сначала хорошее воздействие оказывает на организм, но то, что приходит потом очень плохо и отрицательно.

- Люди деградируют от наркотиков. Это сказывается плохо на мозговой деятельности, на будущем поколении. Я вообще считаю, что людей, которые употребляют наркотики, нужно закрывать в камеры.

Тамара Ляленкова: Это был опрос, который Александр Скрыльников провел среди учеников старших классов своей школы.
А мы возвращаемся в московскую студию, к лицеисткам Кате и Марине.
Вам предлагали когда-нибудь наркотики?

Марина: Мне нет.

Екатерина: Смотря что считать наркотиками. То, что описывают со шприцами, таблетками и т. д. никогда не предлагали. Я не видела. А есть какие-то более легкие. У нас, в частности, как раз в старой школе некоторое время назад был такой наркотик очень легкого действия. Но он совсем ужасный, противный и страшный. Я видела, но не пробовала. Но его даже пробовать противно, потому что там по виду… Им как раз все увлекались. К сожалению, им были заплеваны все туалеты. Но какие-то особенно тяжелые – не знаю. Я очень мало об этом знаю.

Тамара Ляленкова: Это «промокашка» была или что-то другое?

Екатерина: Табак, смесь с чем-то. Говорят, что его привозят из Азии, что он делается из каких-то совсем страшно неприятных продуктов. Но он не вызывает привыкания. Имеет совсем легкий наркотический эффект. Нам что-то рассказывали, чтобы предотвратить все это. Это то, что я помню, а так – больше ничего.

Тамара Ляленкова: Как это отражалось на школьниках? У них было измененное поведение?

Екатерина: Отсутствующий вид, тошнота какая-то. Они не могли сконцентрироваться, почти спали на уроках. От этого легко избавиться, это не вызывает привыкание, по крайней мере, судя по ним.

Тамара Ляленкова: То есть можно проспать один урок, а на следующий урок прийти уже свеженьким?

Екатерина: Да, примерно так.

Тамара Ляленкова: Или это все-таки влияло?

Екатерина: Не было заметно, что там страшные изменения какие-то происходят, что это влияло на учебу. Говорят, что дальше влияет, если злоупотреблять. Но я этого ничего на собственном опыте не знаю.
Мне кажется, что это, к сожалению, наверное, хобби не хобби - не знаю. Просто интересно. Это же все запрещено. Поэтому в туалетах потихоньку от учителей, вот, он прошел и не заметил – ура! – как здорово. Способ найти компании, к сожалению, по такому интересу. Это как спорт, только, к сожалению, в таком негативном виде.

Тамара Ляленкова: Именно так существует зло – с большой буквы на глянцевом плакате или буднично, у входа в метро или в школьном туалете, где в своей повседневности оно вряд ли вызовет осуждение. И когда специалисты Федеральной службы по надзору за оборотом наркотиков предлагают школьникам рисовать картинки и писать сочинения для конкурса "Нет наркотикам!", а в качестве аргумента за здоровую жизнь предлагают будущую семью, то хочется спросить, были ли они сами когда-нибудь подростками или родились сразу чиновниками?

Сегодня московские школьники и студенты рассказывают о том, можно ли повзрослеть, не нарушая запреты. Мы поговорим о том, в каком возрасте следует знакомиться с алкогольными напитками и стоит ли пробовать наркотики, а также о том, что делать, если ты чувствуешь себя самым умным, но доказать этого не умеешь.
В московской студии Радио Свобода студенты – Михаил и Алина.
- Я пытаюсь вернуться в подростковый возраст, вспомнить, какие были главные проблемы…

Михаил: Казалось, что я умнее других, и родители не понимают, потому что глупые они, что ли. Это главная проблема.

Тамара Ляленкова: Свое превосходство надо было как-то доказывать это или не надо?

Михаил: Нет, это было внутри себя, что я умнее других, всех. И, по-моему, это абсолютно у каждого, что я умнее других, а родители глупее.

Тамара Ляленкова: Это и у взрослых часто сохраняется. Аня, у вас тоже было такое чувство? Или все-таки девочки осмотрительнее, скажем так?

Алина: Девушки, как всем известно, взрослеют раньше. Поэтому я это переживала в свое время, но пережила немножко раньше. И у меня было не то, чтобы борьба с родителями, а общий протест, протест для всего. Ты мог протестовать родителям, лишь бы переспорить их и доказать, что прав ты, даже если ты не прав. Это было и с обществом. Надо было обязательно носить какую-то вызывающую одежду. Надо было постоянно показывать себя. Это внутренний какой-то протест, которым ты борешься, что-то делаешь. Ты обладаешь невероятным количеством сил, идей, хотя иногда и бесполезных, которые ни к чему не приводят.

Тамара Ляленкова: Нужна была поддержка со стороны? Нужны были друзья? Или это живет самостоятельно внутри каждого человека?

Алина: Наверное, в этом возрасте друзей гораздо больше, чем когда ты взрослеешь. Потому что ты все воспринимаешь более серьезно. Любая даже незначительная мелочь может привести к истерике или стать большим поводом для гордости. Каждую мелочь ты переживаешь более остро, живешь одним моментом.

Тамара Ляленкова: Может быть, какой-то конкретный случай, который вас или поднял, или опустил в собственном мнении?

Михаил: Так сразу и не вспомню.

Тамара Ляленкова: Зарыли так глубоко, похоронили?

Михаил: Да, я уже про это забыл. Я понял, что есть люди умнее.

Тамара Ляленкова: Я понимаю, что это неприятный возраст. Все стараются его не вспоминать. Но у вас еще маленькая дистанция. Может быть, чем дальше от того возраста, тем легче…

Алина: Смотришь со стороны.

Тамара Ляленкова: Болезненно вспоминать то, что было совсем недавно. Но вы должны помочь. Потому что еще куча людей осталась там. Вы через пару лет будете об этом воспоминать легко. А там люди, они застряли еще лет на 5. Надо им помочь. Есть какие-то вещи, которые вы сейчас поняли для себя из того, что было?

Михаил: Просто когда споришь с кем-то, а споришь со всеми в этом возрасте, лет в 13-14, то надо иногда задумываться, а зачем я спорю, обоснован ли мой спор. Иногда ведь споришь просто так. А друзья, я считаю, необходимы, потому что один человек с этим вряд ли справится. Обычно мальчики делятся с одним человеком, например, со своим лучшим другом, кем бы ни был, сколько бы лет ему не было, они делятся только с ним. У девочек это происходит коллективно. Есть группа подруг. У одной девочке что-нибудь случилось, она рассказывает всем остальным. А мальчики рассказывают своему лучшему другу, а тот своему.

Тамара Ляленкова: А что помогает – спорт, книжку прочитать, кино посмотреть, музыку послушать, чтобы как-то эту ситуацию смягчить? Что мы можем посоветовать, где прятаться?

Михаил: Мне кажется, вполне может помочь спорт, чтобы не было времени, чтобы все время куда-то тратилось, куда-то уходило, чтобы человек был отвлечен. Тогда у него просто не будет ни времени, ни сил на споры.

Тамара Ляленкова: Вот так перемалывать в голове себя собственного это вредно?

Михаил: Это вредно в этом возрасте.

Тамара Ляленкова: А что происходит? Идет непрерывное осмысление себя и своего положения в обществе?

Михаил: Мне кажется, что именно так, что человек начинает сравнивать себя с обществом, как-то себя переосмыслять, начинает об этом думать. А если он занимается спортом или просто у него есть какое-нибудь увлечение, неважно какое – пусть это будет увлечение политикой, куда он случайно влился в свои 13-14 лет, хотя я считаю, что это очень опасно. Тогда у него просто не остается на это времени. Почему это опасно, допустим, влиться в политический поток? Потому что на Кубе, например, продавцов наркотиков выбирают до 18 лет. Это ребята, которые еще не полностью соображают. Они могут убить человека и только потом об этом подумать, причем, подумать не сразу, а когда им будет лет 18-19. Именно поэтому их берут в охрану картелей. Очень опасный возраст – 13-14 лет, когда человек еще не думает. А если он еще, не дай Бог, поиграл в компьютер хорошенько, он понимает, что его сейчас убьет, он возьмет, загрузится с какой-нибудь точки загрузки и продолжит заново.

Тамара Ляленкова: А у вас была эта история компьютерной зависимости? Очень многие говорят, что через это проходят, как правило, все современные ребята.

Михаил: Я к великой моей радости через это не прошел, потому что у меня просто не было компьютера, который позволил бы играть в какие-нибудь очень реалистичные игры. Компьютеры, которые у меня были, были не мощные, да и времени у меня особо не было играть. Мне в принципе компьютер был не нужен, потому что я постоянно занимался спортом, постоянно куда-нибудь ездил, чем-нибудь занимался.

Тамара Ляленкова: Но при этом успевали рефлексировать?

Михаил: Это у меня началось сразу после того, как я бросил… Я занимался двумя видами спорта одновременно. И как только я один из них бросил, я начал об этом думать, потом бросил второй, вообще, бросил все.

Тамара Ляленкова: Интересный момент. Он случается со многими, и родители в ужасе бывают, потому что они не понимают, что делать. Ребенок бросил все – стало то ли неинтересно, то ли он устал. Ваше состояние? Почему бросили? Какой спорт?

Михаил: Фигурное катание и фехтование. Я бросил фигурное катание, а потом и фехтование. Если честно, мне стало как-то лень ходить. Там тренировки были каждый день. А потом началась некая дедовщина, с которой я не хотел мириться. Хотя, с другой стороны, я сейчас думаю, что она, на самом деле, нужна была.

Тамара Ляленкова: Кто-то давил авторитетом, да?

Михаил: Да. Я отошел от этого, от спорта.

Тамара Ляленкова: И образовалось свободное время.

Михаил: И образовалось свободное время. Надо его как-то занимать, начинаешь искать себя.

Тамара Ляленкова: Слоняешься из угла в угол, смотришь в окно, там серое небо.

Михаил: Ну, не до такой степени. У меня все-таки были какие-то увлечения, например, скейтборд, bmx (такой велосипед для трюков). Тем не менее, все равно мысли были в голове. Потом я забросил и скейтборд и велосипед.

Тамара Ляленкова: Там тоже авторитеты появились?

Михаил: Просто надоело и это очень дорого. Безумно дорого, потому что постоянные затраты. А когда тебе 14 лет, и твоим родителям приходится давать на твой спорт в районе 20-25 тыс. в месяц, они начинают говорить – слушай, а давай ты как-нибудь пойдешь работать? И вот тогда я пошел работать.

Тамара Ляленкова: В общем, родители правильно поступили.

Михаил: Да, я считаю, что очень правильно. После этого я стал работать, и все у меня стало хорошо.

Тамара Ляленкова: А куда устроились?

Михаил: Я сначала работал промоутером, раздавал листовки. Это была двухмесячная акция. Она закончилась. Какое-то время я был без работы, порядка месяца, а потом подошла весна, уже была середина весны. Мы с другом начали вместе искать, и нашли более-менее постоянное место работы – тоже промоутерами, но работа была постоянная.

Тамара Ляленкова: Вы снова раздавали рекламные листовки?

Михаил: Да, мы раздавали листовки, по которым можно было получить скидку на корм для домашних животных.

Тамара Ляленкова: Это нормальная работа? Потому что иногда стесняются – вдруг кто-то увидит?

Михаил: Сначала нам не было стыдно. Потом как-то задумались – листовки раздаем. Но мы работали в "Меге", там вряд ли можно было встретить знакомых.

Тамара Ляленкова: А было такое опасение, что не очень удобно? Или нормально, ничего страшного в этом нет?

Михаил: Сначала не было страшно, а потом появился такой страх. Но мы нормально справлялись.

Тамара Ляленкова: Тут же еще такой момент. Надо предлагать, контактировать, надо цеплять людей.

Михаил: Нет, мы молча всовывали им листовки. Они с большим удовольствием их брали. Это корм для домашних животных. Они есть у многих.

Тамара Ляленкова: Но вам надоело зарабатывать деньги? Поэтому вы оставили свои дорогостоящие занятия, я так понимаю? Или просто сами занятия утомили?

Михаил: Сами занятия утомили. Просто мы поняли, что можно зарабатывать деньги. И если их не тратить на эти занятия, то они остаются, и их можно на что-то другое потратить.

Тамара Ляленкова: Например?

Михаил: Сначала на одежду, потом на сигареты.

Тамара Ляленкова: Это взрослая жизнь.

Михаил: Сейчас всю свою жизнь расскажу.

Тамара Ляленкова: Михаил прав – мало кто захочет делиться трудным опытом подростковой жизни. Для этого требуется или большой талант, или большая смелость.

Михаил: Тратили деньги на сигареты, потом, естественно, начался алкоголь. Я считаю, что это важный отрезок в жизни подростка. Он обязательно должен его пройти. Главное, чтобы он не начался рано и не начался поздно. Если поздно, это может перейти в запой, а если рано, это может перейти в детский алкоголизм. Поэтому я считаю, что лет 15-16 это как раз то время, когда подросток должен сам осмыслить, что алкоголь это не то, что ему нужно. Тут ветви раздваиваются, я бы даже сказал, растраиваются. Просто кто-то не понимает, что алкоголь ему не нужен и продолжает пить, потом лет в 35 умирает от цирроза печени. Потому что печень не успела сформироваться, как уже начала разрушаться. Кто-то понимает, что алкоголь ему не нужен и, вообще, это не его. И он опять либо начинает заниматься спортом, либо где-то себя находит. Я не говорю, что он совсем не пьет, но, допустим, пьет какие-нибудь дорогие вина или дорогое пиво, дорогие напитки и редко – по праздникам или на каких-то очень крупных тусовках, которые, естественно, бывают нечасто. А кто-то понимает, что алкоголь это не его, и ему нужно что-то получше. И вот тут начинаются наркотики. Обычно все начинается с какой-нибудь конопли или гашиша. Тут уже, если продолжить эту ветвь, то обычно в большинстве случаев введ в гашиш заканчивается тем, что человеку это просто не нужно. Он понимает, что это очень дорого. Раз покурить, я думаю, рублей 600-700 стоит. Я так вспоминаю цены из своего детства. У меня, слава Богу, это было один раз.

Тамара Ляленкова: И не понравилось.

Михаил: Да, и не понравилось. Я считаю, что мне очень повезло. Кому-то это начинает нравиться. Гашиш может перерасти во что-то более дорогое, убивающее организм, а потом люди становятся наркоманами.

Тамара Ляленкова: Допустим, про алкоголь легко согласиться. Наверное, значительная часть родителей согласится. А с наркотиками то же самое – вроде как попробовать и отложить?

Михаил: Это не получится отложить. Потому что когда ты пробуешь наркотики, у тебя появляются друзья определенного круга. Ты их считаешь друзьями, но они будут стараться через тебя заработать денег. Даже если ты уже не будешь хотеть, тебе будут говорить о том, что, да, ладно, давай, чего, разочек. Я думаю, что все знают, как это происходит обычно. Раз разочек, два разочек, а потом тебе это понравилось – и все. Можно поставить крест.

Тамара Ляленкова: В таком случае, просто пробовать нельзя. Здесь мы ставим однозначно, что даже пробовать нельзя.

Михаил: Я считаю, что один раз можно попробовать, но главное – быть уверенным в том, что ты остановишься. Я, например, был уверен, когда пробовал первый и последний раз, что это мой первый и последний раз.

Тамара Ляленкова: Ты так себе внутри и сказал?! А вдруг тебе бы понравилось, может быть, тогда бы ты передумал?

Михаил: Нет, дело в том, что я в принципе этого не хотел. Просто рядом стояло очень много ребят. Как-то было неудобно отказывать, когда уже все было приготовлено. Но, слава Богу, это был не гашиш, а какая-то легкая травка. Я попробовал и понял, что это ужасно на вкус, ужасно вообще. Это даже ни с чем сравнить нельзя, потому что когда ты рядом стоишь, до тебя дым доходит, и у тебя глаза начинают слезиться.

Тамара Ляленкова: Это была какая-то махорка.

Михаил: Возможно.

Тамара Ляленкова: Вам повезло, что кто-то пожадничал.

Михаил: Я думаю, что там действительно была очень маленькая доля травы. Потому что эффект был как будто пару глотков пива сделал – маленькая-маленькая легкость. Мне кажется, это вообще был зеленый чай. Во всяком случае, я очень рад, что у меня все так вышло. Потому что у меня есть друг, который… Он уже даже не мой друг.

Тамара Ляленкова: Да, это трудная ситуация.

Алина: У меня на днях умерла знакомая, моя ровесница. Она, наверное, где-то в старших классах попробовала и не смогла отказаться. Я училась в колледже, она употребляла легкие наркотики. Но я считаю, что легких не бывает. Ее пробовали лечить, ее водили к бабулькам. Ничего не помогало. Девушка выбросилась из окна. На самом деле, когда я об этом узнала, хотя я в последнее время с ней практически не общалась, но у меня был такой внутренний страх! Потому что на ее месте, я считаю, мог бы оказаться кто угодно. Хоть я и не думаю, что у меня взрослый возраст, но иногда мне кажется, что в наше время нам приходится выживать, чтобы становиться личностью. Если ты сам не почувствуешь в себе эту потребность, тебе никто не сможет этого дать. Даже родители никогда не смогут досмотреть за ребенком, если они не вложат в него какие-то моральные принципы.

Михаил: Главное, еще какая проблема существует – это нельзя остановить. Понятно, что есть службы, которые должны следить за этим, такие, как Госнаркоконтроль, Федеральная служба по контролю за наркооборотом. Но у них просто есть приказ – надо взять столько-то людей за месяц. Им вообще неважно. Они могут подойти, подкинуть, взять человека и все. Причем, часто они берут одних и тех же людей. Я не знаю, как там с тяжелыми наркотиками, но я знаю, что с легкими так.

Тамара Ляленкова: Смотрите, рядом много наркотиков – и у вас, и у вас.

Михаил: Это везде. Об этом известно. Сейчас даже реклама есть – шапки 2.2.8. Черная шапка, а на лбу написано 2.2.8. Я сам раньше не понимал, что значит – 2.2.8. А потом увидел – это статья за хранение и продажу наркотиков. Они уже сами себя рекламируют: 2.2.8 – подойди и купи.

Алина: Нам наркотики пропагандируют по телевизору. В тех же молодежных сериалах постоянно проскакивает вопрос об этом.
В журналах нам пишут про них информацию. Ее подают так, они не говорят, что это хорошо, но это всегда находится в поле зрения ребенка, подростка, кого угодно. Человек может не думать, он не хочет об этом думать, но поскольку эта информация постоянно присутствует в его подсознании, это присутствует и в его жизни - хочет он этого или нет.

Тамара Ляленкова: А как вы избежали этого момента? Вы пробовали?

Алина: Да. У меня это произошло не потому, что компания или еще что-то. Я такой человек, очень любознательный. И вот об этом говорят все, все знают. Я даже не думала, что я на это могу подсесть. Мне было наплевать. Я хотела понять, почему столько шума? Зачем? И, собственно, я это поняла и успокоилась. Это такой житейский опыт. Но это случилось в моей жизни. Я об этом не жалею. Я бы не хотела, чтобы об этом знали мои родители только потому, что они будут беспокоиться. Но иногда я все-таки в силу своего интереса очень осторожно и с родителями затрагивала эту тему, узнавала, как у них и что. Я очень самостоятельная всегда была. Все время родителям пыталась свою какую-то независимость показать, возможно, даже сейчас. Я очень боялась, что переступлю. По всем моментам говорила, что это не со мной, а как-то у них все выспрашивала. Все-таки родители играют большую роль.

Тамара Ляленкова: А родители что сказали? Они сказали, что кто-то из них пробовал, нет?

Алина: У меня мама сигарету ни разу в жизни не пробовала. Она говорит, что только дурак может всем этим заниматься. А папа, когда служил в армии, я не помню сейчас край, но там менталитет – там все курят. У него ребята были в отряде. И он один раз попробовал. Он говорит – я так опплевался, это такой кошмар, это что-то этническое, это ни за что в жизни не надо! На него это произвело такое впечатление! У него тоже был этот опыт. Я не жалею об этом. Я даже считаю, что все-таки, если бы в моем окружении этого не было, не вызвало интерес, то у меня бы и в мыслях попробовать не было. Потому что я, как и моя мама, считаю, что это безумно глупо. Это как мышеловка. Я человек, который в принципе любит жизнь. Я знаю, что ее можно сделать невероятно шикарной, интересной и все, что угодно. А это какой-то временный элемент. Ну, да, это весело. Но отдавать этому время, здоровье, силы… Того не стоит. Неравносильный обмен: то, что это забирает, и то, что это дает.

Тамара Ляленкова: К таким выводам пришла студентка Алина.

НОВОСТИ ОБРАЗОВАНИЯ

Региональные:

В школы Бологовского района Тверской области поступило предписание закупить книгу о юности премьер-министра "Владимир Путин. Родители. Друзья. Учителя", написанную его бывшим классным руководителем Верой Гуревич. Предписание, с указанием числа книг для каждой школы и закупочной ценой опубликовано в газете Коммерсант. Официальный представитель районного отдела образования заявил, что школы сами захотели приобрести книгу, и никто сверху эту инициативу им не навязывал. Однако пять директоров школ района на условиях анонимности рассказали, что закупить книги в должном количестве их обязали областные чиновники.

Губернатор Псковской области Андрей Турчак обсудил с деканом факультета свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного университета, экс-министром финансов РФ Алексеем Кудриным возможность создания в регионе Института русского языка. Специалисты вуза будут заниматься как научно-исследовательской, так и преподавательской деятельностью, подготовкой и переподготовкой существующих педагогических кадров, в том числе для стран ближнего зарубежья, Восточной Европы и Прибалтики.

На базе Физико-технического института имени Иоффе в Санкт-Петербурге открылся центр коллективного доступа "Сколково". Основным направлением деятельности центра станут кремниевые технологии.

Первые результаты перехода столичных школ на новую систему оплаты труда обсудили в Московском доме учителя. Мнения педагогов разделились.

Вадим Муранов: Очевидно, что она встретила серьезный протест со стороны именно педагогических кадров и достаточно большого количества педагогических кадров по поводу всех этих ученико-часов, всех этих критериев работы учителя и прочее. Предположим, ко мне пришел ученик или ученица. И мы с ней час проговорили о проблемах у нее с мамой, с папой о том, что ее не понимают, не принимаю или его не понимают и не принимают одноклассники. Вопрос. Сколько баллов я за это получу? Вообще, непонятно, вообще, критеризуется эта вещь или нет? Непонятно, почему вводится система оплаты труда, в которой основу составляет некий список критериев, параметров и прочее. Хотя очевидно, что работу учителя по критериям, параметрам и числам разбить нельзя. Почему в тот момент, когда психологами всего мира установлен факт, что при 12-15 человек в классе наиболее эффективно осуществляется их взаимодействие, у нас устанавливается норматив в 25! Я понимаю, что когда мы взялись с помощью бухгалтерских расчетов определять качество работы учителя, тут все и понеслось.

Это было мнение Вадима Муранова. Учитель географии Екатерина Кутузова, наоборот, считает, что теперь стало понятно, к каким результатам надо стремиться.

Екатерина Кутузова: Когда я пришла молодым специалистом в школу, то для меня, в частности, было большой загадкой, что же является качеством образования, о котором все говорят. Новая система оплаты труда как раз позволила разработать школе общие критерии этого качества. Я стала понимать, что, собственно говоря, работа любого учителя базовая зависит от качества, которое его ученики показывают. Это говорит о качестве его работы. Второе – я понимаю, за что я могу получить уже стимуляционную часть. Это за победы моих учеников на различных олимпиадах, за свою работу, в частности, могу получить стимуляционную часть, как педагог, как ученый. Раньше это не учитывалось. Очень важно, что педагоги с опытом и педагоги молодые вносили свои предложения по поводу разработки критериев. Они были взаимны. Поэтому и разногласий в самом коллективе стало меньше по этому поводу.

В Москве на новую систему оплаты труды перешли 259 школ из почти 2 тысяч.

Федеральные:

С января по март этого года школьники и их родители должны определиться с выбором курса из модуля "Основы религиозных культур и светской этики", который с 1 сентября будет преподаваться, как обязательный предмет во всех российских школах. В отличие от пилотного проекта, который проходил в 22 регионах, число учебных часов увеличено вдвое и преподавание начнется не в последней четверти четвертого класса, а в первой. Религиовед Михаил Жеребятьев прокомментировал эту новость следующим образом.

Михаил Жеребятьев: Первоначально Министерство образования, в частности, Фурсенко говорил о том, что этот процесс растянется до 2014 года. Но вот по всей видимости, встреча и поддержка патриарха Путину изменила планы. И неслучайно в правительственном документе обозначаются уже другие сроки – более сдвинутые. А проблема, как мне кажется, главная состоит в том, что у курса ОПК есть мощный лоббист, в лице Московской патриархии. И вот тут наблюдается асимметрия. У других курсов лоббистов нет или они заведомо более слабые, и класс делится по принципу сугубо этноконфессиональному. Сейчас ставится уже вопрос и РПЦ требует, чтобы фактически это были учителя. Но если это учителя, то это субботу и воскресенье вне учебной программы. Но уже такие вещи в отдельных регионах проходят, принимаются документы. Как только предмет допущен массово, мы столкнемся с этой проблемой – будут утверждать, соответственно, РПЦ, исламские организации, список преподавателей. Вот это сейчас самая серьезная проблема.

Госдума во втором чтении утвердила законопроект, гарантирующий частным детским садам и школам частичное государственное финансирование. Принятие закона, по мнению члена Комитета Госдумы по образованию Григория Балыхина, позволит увеличить число домашних и семейных детских садов. Общий объем средств, которые будут предоставлены негосударственным образовательным организациям, составит около 81 млн. рублей из региональных бюджетов и около 90 млн. рублей из местных.

Более половины молодых специалистов 54% готовы стажироваться в компаниях бесплатно. 76% из них считают, что таким образом они смогут хорошо себя зарекомендовать, приобрести необходимый опыт и связи и получить предложение остаться в компании. Таковы данные опроса, проведенного порталом для молодых специалистов Career.ru.

Премьер-министр Владимир Путин заявил, что религиозные школы и вузы должны иметь те же права доступа к государственному бюджету, что и светские учебные заведения. Заявление было сделано на встрече с представителями традиционных религий России. Равенство должно выражаться в вопросах аренды, доступа к бюджетным средствам и зарплате учителей, преподающих предметы, которые входят в образовательные стандарты. В интервью Радио Свобода шеф-редактор "Русского журнала" Александр Морозов также отметил, что сделанные Путиным заявления прозвучали в разгар его предвыборной кампании.

Александр Морозов: Надо сказать главное сейчас. Здесь невозможно обсуждать позитивность или дефектность этих всех предложений. Главное другое. Путин ведет свою избирательную кампанию буквально как Владимир Жириновский. Он обещает политологам сегодня все, что хотят политологи, завтра деятелям культуры все, что они хотят, сегодня религиозным деятелям. Иначе говоря, логика такая – каждому мужику по бутылке водки, как говорил Жириновский, а каждой бабе по мужику. И вот это ужасная совершенно практика. Потому что если говорить, скажем, о теологии или о духовных заведениях, это вопрос культурного формирования десятилетиями, длительный достаточно период, а не вопрос такой широкой подачки с барского подачи. Вот, что происходит сейчас.

Веб-камеры, которые останутся в школах после проведения президентских выборов 4 марта, будут в дальнейшем использованы для контроля за школьниками во время проведения Единого государственного экзамена. Однако, по мнению министра образования, полностью на технику полагаться на технику не стоит.

Зарубежные:

Учебная нагрузка в средних школах Киргизии будет снижена с 1200 до 850 часов в год, заявил министр образования республики Канат Садыков. По его словам, с момента обретения Киргизией независимости объем дисциплин, обязательных для изучения резко возрос, и не все школьники могут с ним справиться. Часть предметов будет преподаваться факультативно. Сэкономленные средства пойдут на развитие дошкольных учреждений.

Парламент Эстонии утвердил законопроект "Об университетах Эстонии", который вступит в силу 1 января 2013 года. Согласно документу, учиться за счет бюджета и получать стипендию студент сможет только при условии высокой успеваемости, в противном случае он будет обязан возместить вузу расходы на свое образование.

В Испании специалистом можно стать и без диплома о высшем образовании. Правительство одобрило законопроект, согласно которому, человек, проработавший определенное время в одной области, признается специалистом после сдачи профильного экзамена.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG