Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские экологи о последствиях землетрясения и цунами в Японии


Кирилл Кобрин: 11 марта в Японии и во всем мире вспоминали катастрофическую аварию на атомной станции в Фукусиме, с которой прошел ровно год. Во многих странах прошли демонстрации противников атомной энергетики. На улицы Токио вышли около 45 тысяч человек. Акции состоялись также в Германии и Швейцарии. После аварии на АЭС Фукусима-1 ряд стран отказались от планов дальнейшего развития атомной энергетики и строительства новых АЭС. Россия в их число не вошла. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Мир подводит итоги аварии на Фукусиме, которая случилась год назад. 11 марта 2011 года в Японии произошло цунами, которое и стало причиной катастрофы. По мнению экспертов, полная ликвидация ее последствий займет от 30 до 40 лет. Район вокруг АЭС в радиусе 20 км стал зоной отчуждения. Радиоактивные вещества стали обнаруживать в воде, рисе, чае, овощах и других продуктах. О том, изменились ли после аварии на Фукусиме стандарты безопасности на российских АЭС, я поговорила с руководителем управления информации и общественных связей концерна «Росэнергоатом» Андреем Тимоновым…

Андрей Тимонов: Для нас события на Фукусиме не стали каким-то мощнейшим толчком, который заставил радикальным образом пересмотреть те подходы к обеспечению безопасности атомных электростанций как существующих, так строящихся, так и проектируемых. Дело в том, что в концерне "Росэнергоатом" работа по модернизации, по повышению уровня безопасности атомных электростанций ведется на постоянной и плановой основе. Именно поэтому после известных событий годичной давности, связанных с землетрясением в Японии и с аварией на АЭС Фукусима, многочисленные международные проверки, которые прошли на всех наших атомных электростанциях, подчеркиваю – на всех, показали высочайшую безопасность российских атомных электростанций или соответствия всем самым строгим нормам, правилам и требованиям со стороны международных организаций, в частности, МАГАТЭ.

Любовь Чижова: После Фукусимы некоторые страны отказались от планов по строительству новых атомных электростанций. Почему не отказывается Россия?

Андрей Тимонов: Дело в том, что в вашем вопросе изначально заложена определенная ошибка. Если мы сейчас посмотрим на глобус и зададимся вопросом, какие страны отказались от развития атомной энергетики, то мы вдруг выясним для себя, что такие страны можно пересчитать по пальцам одной руки. Конкретно – это Германия, это самая крупная страна, которая заявила действительно о том, что они приостанавливают развитие атомной энергетики и берут курс на ее постепенное сворачивание. И это Швейцария, которая обладает небольшим парком атомных электростанций, она так же заявила о том, что рассматривает планы прекращения развития атомной программы и постепенного сворачивания существующих атомных электростанций. Больше таких примеров мы не найдем. Безусловно, есть ряд стран, которые заявили о том, что они не будут развивать атомную энергетику, например, Италия или, например, Венесуэла. Но нужно отметить тот факт, что эти страны и не обладают парком атомных электростанций или развитой ядерной наукой.
Но при этом на полях я отмечу, что после известной аварии на Фукусиме в течение года в мире было запущено 8 атомных энергоблоков, и только один из этих 8 энергоблоков был запущен в России. Кроме того, основные базовые страны, которые занимаются развитием атомной энергетики, практически без исключения подтвердили то, что он будут и дальше продолжать развивать атомную энергетику, строить новые атомные энергоблоки, разрабатывать новые проекты. Это Россия, это США, это Франция, это Великобритания, это Китай, это Индия. Таких стран мощных с мощной экономикой, их несоизмеримо больше, нежели тех стран, которые заявили, что либо они отказываются от атомной энергетики, либо отказываются от планов ее развития.

Любовь Чижова: Противники атомной энергетики считают, что полностью безопасных атомных электростанций не существует в принципе, и стопроцентную гарантию безопасности не может дать ни одна атомная станция, даже самая новая, самая совершенная.

Андрей Тимонов: Когда атомщики говорят, что вероятность того или иного инцидента или вероятность того или иного события на действующем энергоблоке равна 10 и дальше в минус какая-то большая цифра идет, то к этому нужно относиться как к чистой математике. Вероятность существует всегда самого невероятного события, я подчеркиваю. Это касается не только атомных электростанций – это касается самолетов, поездов, трамваев, лифтов, любого объекта на планете Земля. И наша задача, чтобы эта вероятность была самой минимальной. Но если мы принимаем тот факт, что эта вероятность должна быть отлична от нуля. И тем самым, чтобы в конечном итоге это действительно не произошло на наших атомных электростанциях.

Любовь Чижова: Рассказывал глава управления информации и общественных связей концерта «Росэнергоатом» Андрей Тимонов. О последствиях аварии на Фукусиме, которые экспертам еще предстоит изучать многие годы, говорит руководитель фракции «Зеленая Россия» партии «Яблоко», член-корреспондент РАН Алексей Яблоков …

Алексей Яблоков: Во-первых, стало ясно, что масштаб Фукусимы сопоставим с Чернобылем, и что оценки 7 категория, самая высокая из возможных атомных катастроф, подтверждена полностью. Были сомнения, правильно ли это назначено было. А дальше все очень неприятно. Потому что до сих пор не ясны масштабы выбросов, они постоянно растут. Открывается множество новых данных, которые скрывались ранее, что, оказывается, у правительства были планы эвакуации Токио, потому что серьезные были основания для этого. Нам говорили: ничего страшного. А в это же время, когда говорили "ничего страшного", правительство разрабатывало план эвакуации Токио, 30 миллионов человек.
Сейчас все больше и больше выясняются огромные масштабы загрязнения океана. Большая часть радионуклидов от Фукусимы попала в океан. Дальше, что делать? Думали, что растворятся, океан большой. Ничего подобного. Оказалось, что сейчас, по данным ноябрьским – начала декабря, половина рыбы, которая продается в восточной части Японии, имеет загрязнения радионуклидами. Из них 20% на опасном уровне. А нам говорят: ничего страшного. Да, непосредственной опасности нет. непосредственной опасности, если вы едите такую рыбу, нет, но если вы будете есть эту рыбу регулярно, то вам обеспечены всякие неприятности радиологического характера.
Теперь, более ясной стала карта загрязнения самой Японии. Она очень серьезная и повторяет сходство с Чернобылем – пятнистые загрязнения. Ваша ферма может располагаться на чистой территории, а какой-то ее кусочек может быть загрязнен чем-то. До сих пор неясно распространение многих радионуклидов. Все говорят о цезии, цезий-137, но кроме цезия сейчас пошел вал работ, публикаций, там огромное количество других радионуклидов, которые, к сожалению, не только короткоживущие, как йод-131, который всего 80 дней, после этого исчезает. Нет, это не так. Там есть много радионуклидов, десятка два, которые серьезно загрязняют, и никто точно не знает, где и как они лежат на территории Японии.

Любовь Чижова: Если говорить о других странах, есть какие-то последствия от аварии на Фукусиме для других стран?

Алексей Яблоков: Последствия какие: летом было выяснено значительное загрязнение моря около Китая. Было выяснено значительное загрязнение вод около Камчатки. И никто из наших там не был. Карты показывают, что Камчатка, часть Чукотки, по воздуху переносились эти массы. К сожалению, у нас работ не было, наши экспедиции не дошли до тех мест, где были серьезные загрязнения радионуклидами. Очень точное загрязнение прослежено было уже через 4 дня в Америке, причем местами на довольно высоком уровне. Это облако фукусимское полетело дальше и дальше к восточному побережью Америки и долетело до Европы. Есть очень точные наблюдения, показывающие, что в Вильнюсе был отмечен не только цезий-137, но и плутоний. Плутоний, тяжелый металл, он навечно. Не было плутония, а теперь он 24 тысячи лет будет лежать на территории Прибалтики.

Любовь Чижова: Это было мнение руководителя фракции «Зеленая Россия» партии «Яблоко» Алексея Яблокова. О том, почему ряд европейских стран отказался от планов по развитию атомной энергетики, а Россия нет, и о влиянии аварии на Фукусиме на мировую энергетическую отрасль рассуждает эксперт Гринпис Владимир Чупров.

Владимир Чупров: Фукусима встряхнула весь энергетический рынок, конкретно его ядерный сектор. Известно, что целый ряд стран отказались от дальнейшего развития атомной энергетики – это Италия, Германия, Китай притормозил свои планы, в Японии практически все реакторы были остановлены на проверку, сейчас там работают два реактора из 54 – очень знаковая цифра. Швейцария, не говоря про Австрию, Данию, Швецию, все подтвердили, что это еще одна из причин, почему они сделали ранее правильное решение по отказу от атомной энергетики.
Исключение составляют Россия, Белоруссия, Турция, где очень сильны лоббистские возможности государства, все это делается под эгидой и за деньги государства и бюджет, соответственно, там ситуация не поменялась, что очень печально.
Кстати, очень повлияло на ядерно-топливный цикл. В этом году недавно буквально пришла информация, что компания "Арева" – это французский лидер в атомной отрасли, она потеряла за счет снижения интереса к урановым рудникам что-то примерно два миллиарда евро. Существенный удар по бюджету компании особенно на фоне тех проблем, которые они испытывают со строительством новых реакторов во Франции и Финляндии. В Японии замораживаются программы по быстрым реакторам, то есть реакторы нового поколения с использованием плутония в качестве топлива. И это еще один сигнал, что перспективы будущих реакторов, не говоря уже о нынешних, ставятся под большой знак вопроса. За исключением, конечно, России, где все происходит под влиянием личного отношения премьер-министра Путина к этому вопросу, у которого атомная энергетика – это все.
Экологический ущерб требует дальнейшего изучения, потому что вчера буквально я с коллегами пытался найти карту радиоактивного загрязнения почвы, пока какой-то ясной картины нет, есть отрывочная информация. Странно – почему. Это картирование делается легко технологически: берется гамма-съемка с самолета, с вертолета. То есть это можно сделать быстро, определить зоны эвакуации. Почему-то этого не было сделано.

Любовь Чижова: Если предположить, каков ущерб, каково может быть загрязнение почвы, каковы последствия этого?

Владимир Чупров: Здесь есть одна проблема, она техническая или технологическая, как угодно. Ее мы встретили на Украине и на загрязненных территориях Российской Федерации. Потому что население, которое контактировало и продолжает контактировать с радиацией, отследить, какой вклад в увеличение доли заболеваемости и смертности населения очень сложно, эти оценки разнятся в разы, если не на порядки. Дополнительная смертность по Чернобылю. Есть оценка МАГАТЭ 4 тысячи человек за весь период после аварии, и Гринпис примерно сто тысяч, который оценивает на основе данных белорусских ученых, которые изучают раковую статистику в Белоруссии. Уникальная, кстати, статистика у них есть.
Поэтому то же самое и с Японией. Коварство радиации в том, что сказать, что это стоит столько-то жизней, столько-то болезней, очень точно очень сложно, если не сказать, что невозможно. Поэтому здесь та неопределенность, которая ставит в тупик ученых и это одна из причин использовать принцип предосторожности, что если мы не можем даже оценить примерно последствия, то может быть не стоит играть в эти игрушки.

Любовь Чижова: О последствиях аварии на Фукусиме, которая произошла год назад, говорил руководитель энергетического проекта Гринпис в России Владимир Чупров. После аварии японские власти приняли решение остановить 54 из 56 ядерных реакторов в стране. Оставшиеся два будут приостановлены к концу апреля для проведения проверки на соответствие требованиям безопасности. По заявлению правительства Японии, если после проведения тестов реакторы не будут снова запущены, стране грозит резкая нехватка электроэнергии.
XS
SM
MD
LG