Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Должна ли оппозиция инициировать проведение общероссийского референдума


Сотрудники правоохранительных органов обеспечивают правопорядок во время митинга на Исаакиевской площади в Санкт-Петербурге, 5 марта 2012

Сотрудники правоохранительных органов обеспечивают правопорядок во время митинга на Исаакиевской площади в Санкт-Петербурге, 5 марта 2012

Виктор Резунков: Неугомонная российская оппозиция продолжает обсуждать тактику и стратегию своих дальнейших действий. Одним из вариантов протестного поведения не согласных с тем, что происходит в стране, граждан, который сейчас обсуждается, является идея запуска процедуры проведения общероссийского референдума. Эту идею обсуждает петербургская оппозиция, эту же идею на страницах «Ежедневного журнала» опубликовал известный правозащитник Александр Подрабинек.
Так уж совпало, что идея эта всплыла в марте этого года, ровно через 21 год после того, как 17 марта 1991 года в СССР состоялся единственный общесоюзный референдум. На него был вынесен вопрос: считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности? В том референдуме приняло участие чуть более 75% граждан СССР, имеющих право голоса. За сохранение Союза высказались 76,4% участников опроса. Это, однако, не помешало распаду СССР уже в декабре 1991 года. Кстати, в тот же день, 17 марта 1991 года, прошел и первый всероссийский референдум о введении поста президента Российской Федерации. В нем приняли участие 75% граждан России, из которых почти 70% поддержали это предложение. И через три месяца, 12 июня 1991 года, первым президентом России был избран Борис Ельцин.
Надо ли оппозиции начинать запуск процедуры проведения общероссийского референдума? Процедура эта – дело очень трудоемкое. А если и надо, то какие вопросы стоит выносить на референдум? И к каким последствиям приведет успешное его проведение? В этих вопросах мы, анализируя последние публикации в российской прессе, сегодня и попытаемся разобраться.
В Петербургской студии Радио Свобода в гостях - заместитель главного редактора журнала «Город 812» Антон Мухин и сопредседатель Петербургского отделения Движения «Солидарность» Всеволод Нелаев.
Всеволод, расскажите, как возникла идея проведения референдума, в какой стадии находится обсуждение этой темы и какие цели собирается ставить петербургская оппозиция, инициировав проведение подобного рода акции.

Всеволод Нелаев: На период выборов огромное количество граждан активных всколыхнулось в Санкт-Петербурге. Кто-то занимался наблюдением, кто-то занимался пикетированием после 4 декабря, кто-то занимался помощью заключенным, которые оказывались таковыми после тех или иных митингов. И очень хорошо, что возникло достаточное количество групп неравнодушных граждан, которые увидели большое количество нарушений, захотели что-то изменить, которые включились, в том числе, в политический процесс. Сейчас выборы прошли. Как они прошли – у каждого свой взгляд на это. Но те люди, которые собирались и работали друг с другом сообща, не хотят разваливать эти структуры. Речь идет и о «Наблюдателях Петербурга», и о коалициях «За честные выборы», и о ряде других организаций общественных прежде всего, в которых сейчас созревают вопросы о том, каким образом действовать дальше. И один из моментов, который заинтересовал достаточное количество людей, - это проведение референдума, а также вопросы, касающиеся этого референдума. Конкретика этих вопросов широкая и разная, естественно, в зависимости от политических взглядов, в том числе, тех, кто присутствует в этих движениях. На данный момент все это обсуждается. Сегодня пройдет у нас встреча, по итогам которой уже более четкие варианты вопросов, которые, конечно, будут нуждаться в проработке юридической, будут выработаны и предложены на всеобщее обсуждение.

Виктор Резунков: Всеволод, а вас не пугает необходимость сбора 2 миллионов 100 тысяч подписей? Можно ли набрать такое количество подписей по всей стране?

Всеволод Нелаев: Я убежден, что можно. Это показывали и кандидаты в президенты, умудряясь набирать подписи в период праздников новогодних. Если тут объединятся все оппозиции и общественные организации, я думаю, что не составит большого труда собрать 2 миллиона подписей. Главное – договориться о постановке острых вопросов в конкретной последовательности вынесения. Если это будет сделано, то всей нашей оппозиции, которая сейчас существует, это по силам.

Виктор Резунков: Антон, ваше отношение, как журналиста и как политического обозревателя, к этой инициативе?

Антон Мухин: Идея референдума, безусловно, правильная. Сейчас сформировано действительно большое количество социально активных людей, и этих людей необходимо чем-то занять, иначе они забудут про свою социальную активность, походят на пару митингов, и все. И чтобы эта волна не сдулась, необходим какой-то референдум. Но, я думаю, если референдум будет проведен, то это будет огромный удар по оппозиции. Не надо забывать, что публика в России чрезвычайно консервативна, поэтому какой бы вопрос вы ни вынесли на референдум, решение примет средний избиратель России, который смотрит «Дом-2», пьет пиво, сидит на диване, работает на не очень квалифицированной, не очень оплачиваемой работе, и вот он примет решение.

Виктор Резунков: Это раньше так было.

Антон Мухин: Я думаю, что это и сейчас так. Если мы говорим о референдуме в Москве и в Петербурге – да. Если мы говорим о референдуме по России в целом – нет, ничего не изменилось. Чувак, который в Таганроге сидит и телевизор комментирует в «Нашей Russia» - вот это избиратель России. Ребята, на ваши вопросы решение примет этот человек. А режим нынешний настолько глуп, что он, может быть, это и понимает, но он организовать не сможет. Режим будет тупо топить этот референдум, будет мешать его проведению, не даст собрать подписи, не даст зарегистрировать и так далее, поэтому режим спасет оппозицию. А если режимы был бы настолько умен, чтобы дать провести референдум, то референдум был бы ударом по оппозиции.

Виктор Резунков: Я процитирую выдержку из статьи Александра Подрабинека, известного российского правозащитника. Это его мнение о том, почему необходимо проводить референдум. «Они смухлевали в декабре и слепили из политических отходов дурно пахнущий парламент. Они смухлевали в марте и возвели на пьедестал своего приблатненного кумира. Теперь нам пора брать инициативу в свои руки – мы должны провести общероссийский референдум и решить на нем важные для страны вопросы. У нас нет своих представителей в парламенте, и президент не желает слышать наши голоса, но у нас есть референдум – высшее непосредственное выражение власти народа. У нас есть десятки тысяч наблюдателей, готовых отстаивать честность будущего голосования. У нас есть гражданские организации, готовые контролировать действия власти. У нас есть социологи и юристы, способные организовать юридическое сопровождение референдума. И самое главное – у нас есть страна, значительная часть которой устала жить под диктатом посредственностей. Я думаю, большая часть страны. Пусть референдум установит это».
Всеволод, по-моему, Антон даже как-то оскорбил российских избирателей.

Всеволод Нелаев: Я не так пессимистичен, как Антон, в отношении российских избирателей и граждан. Дело в том, что настолько ужасно были проведены выборы, и большое количество людей увидели, что творится на самом деле, это открыло им глаза. Я видел, что происходит в Брянске, в нашем «красном поясе». Там народ встал и завопил благим матом. Всем это все надоело. И если бы не существенные подтасовки на выборах, возможно, все бы так и текло вяло, и непонятно, во что бы это вылилось.

Виктор Резунков: То есть власть сама создала себе такую проблему?

Всеволод Нелаев: Да. Цены на нефть сейчас более чем высоки – 125 долларов за баррель, все достаточно комфортно, есть деньги, чтобы затыкать «дыры» в бюджете. И зачем нужно было идти на такие масштабные фальсификации и так не любить свой народ, мне не понятно. Я считаю, что у нас достаточно сил абсолютно в разных регионах для того, чтобы проводить этот референдум, чтобы быть активными, продолжать борьбу за гражданские свободы. И самое главное – найти те вопросы, которые нас объединяют, не касаясь, мне кажется, разделяющих те или иные наши фланги взглядов. В таком случае, я думаю, не будет проблем у оппозиции в проведении этого референдума.

Виктор Резунков: Я приведу пять вопросов, которые предложил, как пример, Александр Подрабинек. Там есть и несколько неожиданные для меня вопросы. Первый вопрос: «Согласны ли вы с предложением заменить в пункте 1. статьи 81 Конституции России слова «Президент Российской Федерации избирается сроком на шесть лет гражданами Российской Федерации на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании» на слова «Президент Российской Федерации избирается сроком на четыре года гражданами Российской Федерации на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании»?». Второй вопрос: «Согласны ли вы с предложением заменить в пункте 3. статьи 81 Конституции России слова «Одно и то же лицо не может занимать должность Президента Российской Федерации более двух сроков подряд» на слова «Одно и то же лицо не может занимать должность Президента Российской Федерации более двух сроков»?». Третий вопрос: «Согласны ли вы с предложением заменить выборы в Государственную Думу по партийным спискам выборами конкретных депутатов в каждом избирательном округе?». Четвертый вопрос: «Согласны ли вы с предложением вынести тело Владимира Ильича Ленина из мавзолея на Красной площади в Москве и похоронить его в земле на кладбище?». Пятый вопрос: «Согласны ли вы с предложением законодательно запретить ввоз в Россию отработанного ядерного топлива?».

Антон Мухин: Я считаю, что все эти вопросы бессмысленны или вредны, если на них будут получены результаты. За исключением отработанного ядерного топлива. Я не являюсь тут специалистом, поэтому не буду комментировать.
По поводу президентских сроков – 6 лет, 4 года, два раза подряд, не подряд. Это все будет актуально через 6 лет, если сейчас пройдет референдум. Это же не имеет обратной силы. Следующий президент, который придет после Путина, будет избираться не на 6 лет, а на 4 года. Вот вы меня упрекали в пессимизме, а я на самом деле оптимист. Я надеюсь, что политическая ситуация в России будет либерализовываться гораздо быстрее, чем через 6 лет. Я не мыслю категорией – 6 лет.
Одномандатные округи и формирование по партийным спискам. Это совершенно неправильная позиция. Когда у вас происходят выборы по одномандатным округам, побеждает всегда сильнейший кандидат. У вас парламент состоит из самых сильных людей, избранных по всем округам. Практически всегда срабатывает административный ресурс. Если у вас выборы по партийным спискам, то шансы попасть маленьким партиям гораздо выше. При выборах при одномандатной системе это практически нереально, это еще более консервативное, более административное регулирование.

Виктор Резунков: Наверное, имеет смысл смешанный вариант?

Антон Мухин: Или как раньше были выборы в Думу. Мне нравятся выборы по партийным спискам. При партийных списках шансов у какой-нибудь маленькой демократической партии пройти в парламент гораздо больше, чем при округах.
И про Ленина. Я считаю, что Ленин должен лежать рядом с Кремлем и притягивать всю черную энергию к этому месту, чтобы когда-нибудь молния туда... Конечно, жалко будет объект всемирного наследия, ну, что делать. Я думаю, что одним объектом можно пожертвовать ради блага России.

Виктор Резунков: Всеволод, а как вы отнеслись к пяти вопросам, предложенным Александр Подрабинеком?

Всеволод Нелаев: Я отнесся очень положительно. По каждому вопросу я бы проголосовал именно так, как формулируется этот вопрос Александром Подрабинеком, а именно – положительно. Что касается 4-летнего срока выборов президента. Выбран президент на 6 лет, но даже последние данные ВЦИОМа... проводился опрос о признании легитимными этих выборов, и всего 44% граждан признали их легитимными. Это данные ВЦИОМа, а не какой-то оппозиционной прессы или социологической службы. Какие 6 лет?! Нужно проводить референдум. Если граждане четко и ясно показывают, что им не нужен свой президент, как Муаммар Каддафи, который 42 года просидел, или Мубарак... Следующие 6 лет – это 18 лет у Путина будет, это достаточно большой срок, когда он находится на самом верху властных структур. И я думаю, что при голосовании люди бы четко показали, что у России другой путь, нам не нужна диктатура, нам не нужны такие огромные сроки, власть должна быть сменяемой. В том числе, ответы на этот вопрос показали бы, что огромное количество граждан, на мой взгляд, за то, чтобы, во-первых, сроки президентские у нас не были большими, то есть 4 года. Во-первых, чтобы не было двусмысленных фраз по поводу «подряд – не подряд», два срока – и до свидания, как в нормальных цивилизованных странах происходит, чтобы не было у нас, по сути, царя.
Что касается третьего вопроса. Мне эта идея тоже близка, поскольку те «паровозы», которые мы наблюдали до сих пор, и на последних выборах, они только раздражают граждан. Когда известные всем люди, спортсмены почему-то, которые к законотворческой деятельности никакого отношения никогда не имели, возглавляют партийные списки, а потом либо идут в Думу и не работают или работают с низким коэффициентом, поскольку они прежде всего спортсмены, их жизнь направлена на эту сферу, либо снимают свои кандидатуры, а проходят совершенно неизвестные люди. И эту практику нужно менять. Возможно, не стоит исключительно одномандатные округи вводить, а прийти к смешенной системе, которая у нас была, но, на мой взгляд, это нужная вещь. В каждом регионе есть свои лидеры. Административным или не административным ресурсом, с помощью или без – это уже вопрос к правоохранительным органам. Но эти люди должны проходить. И если у них появится возможность быть выбранными людьми напрямую, без партийных списков, на мой взгляд, это только благо.

Виктор Резунков: Антон, а какие вопросы вы бы поставили для того, чтобы изменить ситуацию в стране?

Антон Мухин: Я затрудняюсь ответить на этот вопрос. Да, референдум нужен как процесс, а референдум как результат не нужен, потому что результат его будет неприятным для либерально настроенной публики, если он будет проведен честно.

Виктор Резунков: Я прочитаю, как политологи оценивают предложения оппозиции о проведении референдума. Вот что сообщает Информационному агентству «Росбалт» петербургский политолог Валерий Островский: «Это полезно попробовать. Я думаю, что 2 миллиона подписей оппозиция соберет, но далее в дело вступит «волшебник Чуров». Надо посмотреть на закон о референдуме. Насколько мне не изменяет память, то запрещено выносить на него вопросы, связанные с бюджетной политикой. Если то, что предлагает несистемная оппозиция, хоть каким-то образом можно будет трактовать как тему, имеющую отношение к бюджетной политике, тогда нужно будет идти в Конституционный Суд. Поддерживать ситуацию не напряженности, но политического бодряка всегда полезно. Если господа «несистемщики» ничего другого не могут, то бога ради. Но мне кажется, что сейчас самый подходящий момент создавать массовую оппозиционную партию, заниматься рутинной работой организационной, идти на выборы в местное самоуправление, в региональные органы власти. То есть использовать предстоящий пятилетний срок с гораздо большей пользой, чем производство очередного «треньканья».

Всеволод Нелаев: Что касается муниципальных выборов, я с этой частью абсолютно согласен. Действительно, этим вопросом надо заниматься и идти в муниципалитеты. Те молодые люди прекрасные, которые в Москве выходили на трибуну, будучи депутатами, незадолго до этого митинга, выступали и произвели очень хорошее впечатление на всех. И правильно, что идет молодежь, и не пытается сразу же идти в Государственную Думу или в Законодательное собрание своих регионов, а на самую первую ступеньку – в местное самоуправление. Это очень позитивный шаг. Жалко, не хватает бюджетных средств и полномочий муниципалитетам. У нас отвратительная ситуация в стране с муниципалитетами. Тем не менее, идти туда надо, и надо стараться всю эту структуру менять. Менять на молодых, успешных, перспективных людей. А в муниципалитетах сейчас сидят лояльные и строго подчиненные администрациям люди. Никуда это не годится. А оппозиция должна идти на местное самоуправление, конечно.

Антон Мухин: Валерий Петрович, насколько я понимаю, сторонник режима. А все сторонники режима всегда говорят оппозиции, что оппозиция должна заниматься не какими-то шумными делами, а кропотливой и нудной работой по формированию партий и так далее. Скука – это лучшее оружие правящего режима. И когда оппозиции советуют стать такой же скучной, каким является режим, - это смерть для оппозиции. Оппозиция не должна быть скучной. Когда оппозиция победит, придет к власти и будет заниматься текущими крышами, бюджетом, «социалкой» и так далее, она тоже должна стать скучной. А пока этим занимается власть, оппозиция должна быть веселой, иначе оппозиция не будет никому нужна.

Всеволод Нелаев: Конечно, Чуров – одиозная фигура, которая не дает покоя ни одному оппозиционеру. Но есть уверенность, что при объединении усилий будет собрано достаточное количество подписей, намного превышающее 2 миллиона, будет серьезное давление. И не пойдет Чуров опять на серьезные махинации, вычленение из этих 2 миллионов нужного процента для того, чтобы забраковать все это. Я думаю, что можно будет пробиться. Самое главное, на мой взгляд, не ставить совсем резонансные вопросы, на которые в разных частях оппозиции совершенно противоположные взгляды. То есть все-таки вопросы должны быть едиными и понятными – тогда мы победим.

Виктор Резунков: Федор из Петербурга, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Сейчас идет вал репрессий. Почему нельзя сейчас, еще до мая, что предлагает Навальный, собрать и в Петербурге, и в Москве новые митинги и на них зачитывать имена прокуроров, судей, руководителей федеральных телеканалов, где идут заказные передачи против оппозиции? Чтобы народ знал своих «героев». Как вы считаете, нужно ли делать это уже сейчас, а не тратить месяц? А раскольническая, недалекая наша оппозиция опять раздвоилась 24-25-го. Когда закончится безобразный раскол в нашей оппозиции городской?

Виктор Резунков: Всеволод, как вам нравится идея по поводу зачитывания списков? Может быть, возьмете на вооружение?

Всеволод Нелаев: Идея неплохая. Но митинги идут, и будут идти до мая. Конечно, люди, которые приходят на митинги, знают эти фамилии. Эти фамилии хорошо бы доносить до обывателей, до тех граждан, которые либо ленятся приходить на митинги, либо не считают нужным это делать. Хотя эта информация очень важная. Тех судей, которые присуждают совершенно неправосудные, безумные наказания, штрафы, сроки людям, отстаивающим по Конституции свои права. На всевозможных сайтах в Интернете такие инициативы уже появились, где вывешиваются списки – Магнитского, Алексаняна...

Виктор Резунков: Международный антикоррупционный комитет, который создал в Лондоне бизнесмен, уехавший из России. А когда-нибудь прекратится раздвоение оппозиции, которая устраивает митинги? Можно ли договориться о создании некого единого центра?

Всеволод Нелаев: На мой взгляд, можно и нужно договариваться. И мы делаем все возможное для этого. Но у нас слишком огромная палитра – от праворадикалов, националистов до либертарианцев. Очень тяжело все это совместить воедино и выступать прилично, чтобы не отпугивать граждан. Всем известно, как прошло мероприятие 4 февраля. Сам марш был замечательным, а на митинге не удалось сохранить единство.

Виктор Резунков: Владимир из Москвы, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Что касается референдума. Вопросы должны быть лаконичными: согласны ли вы, чтобы узурпатор власти Путин был у власти 6 лет; согласны ли вы на разгон лживой Думы; согласны ли вы, чтобы были распущены суды; согласны ли вы, чтобы была распущена полиция.

Антон Мухин: Проблема-то в том, что недолго распустить суды, полицию, но не понятно, из кого формировать новые. Я думаю, что Путин, который сидит в Кремле, и рад бы победить коррупцию или сделать так, чтобы суды были честными, но каков механизм. Никто даже в теории не знает, что нужно сделать, чтобы суды стали честными в России.

Виктор Резунков: Георг из Петербурга, добрый день.

Слушатель: Добрый день. Мне кажется, что вопрос на референдуме должен стоять только один, и он принципиальный, от него все и зависит: согласны ли вы с тем, что Россия должна стать парламентской республикой? Президента выбирают две палаты парламента, и он выполняет только представительские функции.

Антон Мухин: Я полностью согласен с тем, что парламентская республика – это лучшая из существующих форм правления. Но представьте себе, что вы задаете этот вопрос не жителю Петербурга или Москвы, который ходит на Болотную площадь или на Пионерскую площадь, а человеку, который сидит в деревне и смотрит телевизор. Что он вам ответит на этот вопрос? Москва и Петербург – это 10% населения России, а 90% - это люди, которые сидят в деревне и смотрят телевизор.

Виктор Резунков: Антон, вас послушаешь – вообще надо руки опустить и ничего не делать.

Антон Мухин: Нет, я считаю, что всенародные выборы не спасут Россию, Россию спасет дворцовый переворот.

Всеволод Нелаев: На мой взгляд, это предложение очень позитивное и правильное, его нужно брать на вооружение, безусловно. Но я хотел бы вернуться к вопросу предыдущего радиослушателя. Дело в том, что прямые вопросы о доверии или недоверии Путину и парламенту ставить невозможно.

Виктор Резунков: Очень большой список ограничений, семь пунктов, без подзаконных дополнений.

Всеволод Нелаев: Мы бы и рады, но закон этого не позволяет сделать.
И что касается парламентской республики. Безусловно, это один из вариантов вопроса на референдум, и я его поддерживаю.

Виктор Резунков: Савельева пишет: «Референдумы, то есть мнение общественности, должны проходить по каждому наболевшему вопросу, которых в России из-за постсоветской чекистской власти огромное количество. Насчет предложений Подрабинека по Конституции. Большинство народа не разбирается в юридических формулировках. Чтобы получить согласие людей на изменение закона, оппозиции сначала нужно разъяснить суть проблемы, а потом получить мнение людей. Для этого оппозиции нужно в первую очередь добиваться хотя бы ежедневного часа на телевидении. Нужны очень хорошо продуманные и поставленные вопросы на референдуме. Это не должен быть единичный российский референдум, а нужно в противодействие власти проводить частые референдумы с оспариванием незаконных решений власти. Тогда это принесет больший эффект оппозиции». Референдум – это трудно образуемое действо. Хотя если наладить механизм, может быть, действительно их можно будет повторять. Ближайшие пять лет примерно можно проводить спокойно референдум, не будет никаких ограничений.
Владимир, город Владимир, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я думаю, что народ России спасет не референдум, а нечто иное, похожее на судьбу СССР.

Всеволод Нелаев: У меня позиция такая, что до сих пор, слава Богу, у большей части оппозиции настрой миролюбивый, а не революционный. И хочется использовать законным путем все демократические способы для того, чтобы все-таки определить настоящее положение дел, настрой и отношение народа к насущным проблемам. И не сводить ситуацию в стране к радикализованному моменту, когда, пропутинская часть, назовем ее так, и оппозиционная часть столкнутся в гражданской войне. Вот этого очень бы не хотелось. А такая вероятность весьма возможна. И пока у нас есть возможность выносить путем референдума вопросы на широкое обсуждение, мы будем этого добиваться, дабы не радикализировать обстановку в стране.

Виктор Резунков: Я приведу мнение директора Межрегиональной электоральной сети поддержки Григория Голосова, которое он озвучил на радиостанции «Эхо Петербурга», относительно политических результатов референдума. «По действующему законодательству России невозможно провести референдум, за исключением отдельных моментов, которые в любом случае будут инициированы самой властью. Очень трудно принять сформулированный к референдуму вопрос к рассмотрению («референдум - как попытка показать истинное отношение россиян к действующей власти»). Практически невозможно собрать 2 миллиона подписей для того чтобы провести этот референдум. Если эти подписи будут собраны, то, скорее всего, они будут дисквалифицированы. Но в качестве политической кампании, кампанию за референдум я нахожу приемлемой. Коммунистическая партия неоднократно проводила кампании такого рода. Кончалось это всегда ничем в связи с состоянием российского законодательства о референдумах. Совершенно очевидно, что и в данном случае все ограничится только этим. Однако в условиях чрезвычайно ограниченных политических возможностей нужно использовать любую, в частности, кампанию по проведению референдума. Это неплохая политическая площадка. Не нужно возлагать больших надежд на возможные политические результаты, но почему бы этого не делать?», - сказал Григорий Голосов.
Сергей нам пишет: «Господа, чтобы люди поддержали идею референдума, нужно сформулировать правильные вопросы, на которые граждане с удовольствием бы откликнулись. Ясно, что всякие либеральные бредни, типа захоронения Ленина, обречены на провал. Неужели вам ничего не приходит в голову, что вызвало бы интерес у большей части народа страны?».
Член Общественной палаты Ольга Костина дала интервью интернет-порталу «Актуальные комментарии» по поводу подписанных губернатором Санкт-Петербурга Георгием Полтавченко поправках в городской закон «Об административных правонарушениях», которые предусматривают ответственность за пропаганду среди несовершеннолетних гомосексуализма и педофилии. Она считает, что необходимо проводить референдумы по подобным вещам. «Когда политики наши берутся за тематику, которая может произвести серьезные социальные волнения, когда дело касается вопросов нравственных, исторических, вопросов традиции и культуры, политики не должны единолично принимать решения. «Прежде чем запрещать или разрешать, и вообще, создавать определение того, что такое пропаганда того или иного поведения, я считаю, что нужно устраивать опросы граждан вроде референдумов».

Антон Мухин: У вас сейчас есть этот закон, который сомнительно легитимный, потому что он абсолютно абстрактен, неконкретен, чего он дает, никто не понимает, и все к нему относятся скептически. А теперь представьте, что его выносят на референдум. 95% населения его поддержат. И в итоге вместо закона с сомнительной легитимностью, принятого в популистских целях одним депутатом, у вас будет закон, поддержанный всем населением, против которого уже особо не попрешь. Вот чего можно добиться подобного рода действиями.

Всеволод Нелаев: Сначала нужно вынести вопрос о том, что подразумевает каждый гражданин под термином «пропаганда». У каждого свое понимание. И если широко его трактовать, или трактовать его будет каждый по-своему, подавляющая часть населения будет голосовать... если мы говорим о законе, ужесточающем и вносящем наказание за пропаганду гомосексуализма, понятно, что все будут голосовать в основном против этого. Но если был бы четко поставлен вопрос, да еще и с конкретными пояснениями, что под собой подразумевает пропаганда, и есть ли она вообще, то большой вопрос, как бы люди отреагировали. Например, у меня двое детей, третьего жду, у меня есть друзья, знакомые нетрадиционной, так скажем, сексуальной ориентации. И если я кому-то об этом расскажу, даже своим собственным детям, что, я занимаюсь пропагандой ЛГБТ-сообщества? Это очень скользкие моменты. И если говорить о референдуме, нужна очень тонкая, детальная проработка вопросов.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG