Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борис и Кен: кого изберут мэром Лондона?


Кирилл Кобрин: Продолжим тему предвыборных кампаний, перенесемся из Франции в Британию, в Лондон. В мае здесь состоятся выборы мэра. На этой должности с 2008 года находится Борис Джонсон, известный политик-консерватор. С ним будет соперничать Кен Ливингстон, ветеран лейбористской партии, который был мэром города с 2004 по 2008 год. Согласно результатом большинства опросов, оба кандидата идут вровень, решающими станут последние несколько недель, оставшиеся до выборов. Лондонский корреспондент РС Анна Асланян попросила прокомментировать ситуацию Рода Лиддла, редактора журнала “Спектейтор”.

Анна Асланян: Этим летом Лондон принимает у себя Олимпиаду. В преддверии этого события газета “Нью-Йорк таймс”, заботясь об американских туристах, планирующих визит в столицу Британии, посвятила ей ряд материалов. В одном было сказано следующее: “На должность мэра Лондона претендуют два кандидата. Обоих в городе называют просто по имени – Борис и Кен; на этом сходства между ними заканчиваются”. Род Лиддл считает, что у Джонсона с Ливингстоном больше общего, чем может показаться со стороны.

Род Лиддл: Они оба принадлежат к числу самых известных политиков в Англии. Если попросить человека с улицы назвать пятерых политиков, почти наверняка прозвучат имена Бориса Джонсона и Кена Ливингстона. Есть мнение, что они, возможно, занимают второе и четвертое место в стране по популярности среди политиков. Между ними существуют и другие сходства. Оба невероятно честолюбивы, даже по меркам политических деятелей. У них обоих огромные амбиции. И тот, и другой обладает репутацией человека, который тяготеет к крайней части политического спектра своей партии. Очевидно, что Борис на несколько градусов правее Дэвида Камерона, а Кен Ливингстон на градус-другой левее Эда Миллибанда. Так уж сложилось. Нет никаких сомнений в том, что Борис в душе либертарианец – правого толка, но с либертарианскими взглядами. Что касается Кена Ливингстона, он в душе – сторонник государственного социализма.
Когда Бориса Джонсона выбрали на должность мэра, он превратился в политика, уделяющего куда больше внимания вопросам, которые в свое время волновали его предшественника, Кена Ливингстона. Этого от Джонсона не ожидали. Так, Борис критиковал правительство с левых позиций – например, за планы урезать жилищные пособия в центре Лондона. Кроме того, он делает реверансы в сторону различных групп, от которых, казалось бы, должен держаться подальше. Но они нужны ему в качестве избирателей. 1:52

Анна Асланян: Как бы то ни было, кандидаты на должность мэра – люди разных политических взглядов и традиций. Джонсон – представитель аристократического семейства, выпускник Оксфорда, не чужд мирских радостей, разъезжает по городу на велосипеде (за исключением тех случаев, когда берет такси). Ливингстон – выходец из рабочей семьи, лейборист с 1968 года, известный своим политическим активизмом и ультралевыми пристрастиями, мечтает сделать общественный транспорт доступным для всех. Род Лиддл говорил о том, что лондонцам придется выбирать между кандидатами из противостоящих друг другу лагерей.

Род Лиддл: Одно из преимуществ Бориса в том, что он получил весьма и весьма дорогостоящее образование. Кроме того, не забывайте о его экзотическом происхождении. В нем есть турецкая кровь, есть русская, немецкая, еще какая-то. В нем, можно сказать, смешаны лучшие гены правящих династий нескольких европейских держав. Кен известен как попутчик социалистических стран. Он всегда был и остается сторонником таких режимов, как сандинистский в Никарагуа, режим Чавеса в Венесуэле, Кастро на Кубе. Поддерживал он и советское правительство, правда – давайте будем к Ливингстону объективны – в несколько меньшей степени. Он всегда стоял с этого края левого движения в Британии, принадлежал к тем левым, что ратовали за ядерное разоружение и сотрудничество с соцлагерем. 2:55

Анна Асланян: Быть мэром огромного неуправляемого метрополиса – задача, с которой невозможно справиться идеально. Какие шаги ни предпринимай, всегда найдутся недовольные; сколько ни улучшай инфраструктуры, работы у тебя не уменьшится. Каковы, по мнению Лиддла, основные проблемы, с которыми приходится сталкиваться лондонским мэрам?

Род Лиддл: В данный момент существует лишь одна главная проблема. Вопрос в том, кто победит в районах, отдаленных от центра Лондона – назовем их внешним кольцом. Это единственное, что еще предстоит определить. Оба кандидата не уделяли достаточного внимания внешнему кольцу, теперь же оба они вовсю разворачивают свою кампанию, чтобы получить голоса живущих там избирателей. Им нужно дотянуться до Бромли на юго-востоке, до Барнета на севере, до Райслипа на Западе, до Уимблдона на юго-западе и Кройдона на юге. Вот о каких районах идет сейчас речь. В течение следующего месяца-другого мы увидим в поведении обоих кандидатов сдвиг вправо – именно такого ждут от них лондонцы, которые ездят на работу с окраин. Вот на этом оба и сосредоточатся – на том, чтобы победить в отдаленных районах.
Говоря про проблемы действующего мэра, он не в состоянии добиться особенно многого, потому что не обладает большой законной властью. Он может оказывать определенное влияние на работу полиции – не решающее, но все-таки. У него есть достаточно прямые методы воздействия на работу транспорта. В последние несколько месяцев Борис предпринимал попытки расширить эту сферу своих полномочий, внеся предложение, чтобы ему подчинялся не только городской транспорт, но и электрички, на которых приезжают в Лондон на работу из пригородов, из таких графств, как Кент, например. Словом, особой властью мэр не обладает. Им даны в распоряжение охрана правопорядка – в малой степени, транспорт – в большой, а к остальному можно применить формулу “хлеба и зрелищ” с упором на зрелища. Да, они могут придумать что-то интересное, какие-нибудь развлечения для столицы. Но помимо этого круг их возможностей невелик. Они ничего не могут поделать ни с налогами, ни с ценами на недвижимость в Лондоне. Эта должность не дает огромной власти; главное в ней – высокий престиж. По сути, это должность символического лидера – и оба кандидата прекрасно для нее подходят. 5:19

Анна Асланян: Большинство людей с улицы, потенциальных избирателей, отмечают одно неоспоримое преимущество Бориса Джонсона – его так называемую “развлекательную способность”. Харизматический мэр то и дело радует жителей столицы своими эскападами: сегодня он спасает девушку от грабителей, подлетев на велосипеде, завтра катается в новом поезде метро или перерезает ленточку на очередном олимпийском объекте. Недавно Джонсон поздравил жителей Лондона с масленицей, обратившись к ним по-русски. Род Лиддл вспомнил о том, как добивается популярности соперник Джонсона, Кен Ливингстон.

Род Лиддл: Да, развлекательная способность у Бориса выше. Но не следует недооценивать то, в какой степени Кену Ливингстону удалось за многие годы – он занимается этим уже тридцать, если не сорок лет – заручиться поддержкой каждой группы меньшинств в столице. Каждой без исключения! Зрелища, которые предоставляет людям Кен, включают в себя, например, парад в день Святого Патрика – это позволило ему моментально заполучить голоса ирландцев, живущих в Лондоне. Есть множество других примеров, начиная с карнавала в Ноттинг-хилле и так далее. Вот такие зрелища обеспечивает народу Кен.
Говоря о меньшинствах, я имел в виду в первую очередь этнические группы, но не только их. Много усилий Ливингстон потратил на завоевание доверия ЛГБТ-движений – так нас теперь призывают их величать. 6:12

Анна Асланян: И все же недавно Ливингстон навлек на себя критику со стороны тех, кто поддерживает права сексуальных меньшинств. Говоря о нынешнем правительстве тори, он сказал, что оно “изъедено гомосексуализмом”, за что сделался объектом нападок множества комментаторов, включая Лиддла.

Род Лиддл: Думаю, он пытался сказать следующее. Лейбористы были первыми, кто начал борьбу за права ЛГБТ-групп. В кабинете министров лейбористского правительства впервые появились люди, публично заявившие о своих гомосексуальных наклонностях. Среди руководителей консервативной партии гомосексуалистов было не меньше, однако тори предпочитали это не афишировать. Я не большой поклонник Кена Ливингстона, но трудно спорить с тем, что все последние тридцать лет он ведет себя весьма прогрессивно в отношении геев и лесбиянок. И это, следует заметить, началось в те времена, когда общественное мнение в стране было направлено резко против геев и лесбиянок. 6:59

Анна Асланян: Как бы ограничена ни была власть мэра, какие-то следы во вверенном ему городе он непременно оставляет. Ливингстон запомнится лондонцам как человек, благодаря которому на улицах появились длинные одноэтажные автобусы, а в карманах пассажиров – единые проездные на все виды транспорта. Джонсон – как человек, благодаря которому одноэтажные автобусы с улиц вновь исчезли, зато возникли велосипеды, которые можно брать напрокат. Каковы, по мнению Рода Лиддла, основные достижения обоих мэров?

Род Лиддл: В случае Кена Ливингстона следует упомянуть две противоречащие друг другу вещи. Во-первых, раздробленный город, где бок о бок теснятся всевозможные меньшинства, каждое – отдельная группа, постоянно требующая для себя больше прав. Так сказать, дискредитированные идеалы мультикультурализма, старая история. Вот что оставил лондонцам Кен. С другой стороны, он оставил и кое-что еще – правда, не в последний раз, но когда был главой Совета Большого Лондона в 80-е. Речь о прекрасной транспортной системе – в 80-е лондонцы действительно имели возможность перемещаться по городу дешево и быстро. Это – наследие Ливингстона.
Что оставит за собой Борис? Он не успел сделать столько, сколько Кен в 80-е, – у него для этого было меньше возможностей. Тем самым, больших успехов в финансовой и инвестиционной сферах он пока не добился. Его срок в офисе мэра наверняка запомнится как время, когда на первом плане стояли интересы лондонского Сити – Борис, как известно, всецело на стороне Сити. В связи с этим ему то и дело приходится балансировать между своими предпочтениями и общим недовольством в адрес банкиров, которые слишком много зарабатывают. Думаю, он в большой степени проявил себя как бизнес-мэр – в таком ключе, в котором вряд ли сумел бы выступить Ливингстон. 8:29

Анна Асланян: Лиддл живет за городом, поскольку, по его признанию, терпеть не может Лондон. И все же, будь у него возможность прийти на избирательный участок 3 мая, за кого бы он отдал свой голос?

Род Лиддл: Я член партии лейбористов, поэтому пришлось бы голосовать за Ливингстона. Жаль, что в последний тур не прошла Уна Кинг, парламентарий от лейбористов. Когда я еще жил в Лондоне, голосовал за Бориса. Года полтора назад я сказал ему: видимо, на этот раз победит Кен. Борис удивился: как же так, ведь согласно всем опросам я лидирую с большим отрывом. Но мне кажется, что после недолгого романа с Борисом Лондон возвращается в свое обычное состояние – либерального метрополиса. 9:00

Анна Асланян: О грядущих выборах мэра Лондона говорил Род Лиддл, редактор журнала “Спектейтор”, некогда возглавляемого Джонсоном, колумнист газеты “Санди Таймс”. В июле, когда в город съедутся туристы, их и участников Олимпиады будет приветствовать новый мэр. Кто бы это ни оказался, он вряд ли приедет ли он на открытие игр на велосипеде.
XS
SM
MD
LG