Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фольклорный джаз, густая смесь классического джаза и традиционной музыки чаще всего восточной, североафриканской, индийской или японской это отнюдь не молодая ветвь джаза.

Фольклорный джаз, густая смесь классического джаза и традиционной музыки чаще всего восточной, североафриканской, но и индийской или японской это отнюдь не молодая ветвь джаза.

Откуда пошел интерес джазменов к фольклорному джазу? Прежде всего, афроамериканцы с самых ранних дней джаза искали корни именно в Африке. Но, как пишут историки, если истоки ритмов или приемы криков и ответов, было нетрудно отыскать, всё же африканская музыка в американском смысле, не свингует. Это иное притопывание и иное раскачивание.

В начале тридцатых годов американские джазмены пытались изобразить на сценах больших клубов, таких, как Cotton Club в Гарлеме, африканские джунгли. Но это были такие же джунгли, как белые актеры Голливуда, перекрашенные на время съемок, в черных.

Все началось с пьески, за которую Ирвинг Миллс заплатил автору, тромбонисту оркестра Дюка Эллингтона Хуану Тизолу, пять долларов. После того, как доллары перекочевали в карман Тизола, а оттуда на запотевшую стойку бара, по горячим пескам пустыни двинулся, оставаясь на месте до наших дней, легендарный караван… Издатель нот Ирвинг Миллс был так же известен под кличкой Джо Примроуз. Примроуз – это примула, цветок светло-лимонного цвета. Заработал ли Миллс этот, отчасти грабитель композиторов, свой цвет лица от желтухи? Все возможно – он не был афроамериканцем, но многие произведения Дюка или его музыкантов подписаны и Ирвингом Миллсом. Копирайт в те славные деньки не существовал. Со временем компания Миллса и его брата Джака Mills Music стала крупнейшей в мире.

Впервые африканские дюны и караван, двигающийся на месте, не продвигаясь ни на сантиметр, были озвучены в декабре 36 года оркестром Банни Бигарда Jazzopaters. Дюк записал свой "Караван" и подписался вторым (Ирвинг Миллс, последним – тромбонист и автор Хуан Тизол), записал в мае 37 года. Позднее Миллс, который любил и сам баловаться сочинением (в основном слов) написал песенку, которую и пела на фестивалях и в студиях Элла Фитцджеральд.

Второй легендарной попыткой добраться до Африки была столь же популярная композиция Диззи Гиллеспи, "Ночь в Тунисе". В том, что Diz the Wiz действительно там побывал, сомневаются практически все историки джаза. Так что, видимо, Диззи, как и караван Тизола, переместился в Магриб, не двигаясь с места. Но пьеска и впрямь похожа на южную североафриканскую ночь. Не хватает цикад, криков муэдзинов, но запах жасмина, без которого себе трудно представить те края, всё же пробивается…


Диззи написал не мало псевдо-африканских пьесок. Он написал нечто вроде сюиты длиной в 7 минут Africana, но это всё те же джунгли Cotton Club’a, трубящие слоны, барабаны и извивающиеся флейты. Африка без Африки. На самом деле первым джазменом World Music, согласно Йоахиму Берендту, был Джон Колтрейн с его умопомрачительными пьесами, такими, как "Африка" с диска AfricaBrass или "Бразилия" и "Индия" (альбом из 4-х си-ди "Полное собрание записей 1961 года - Village Vanguard Recordings"). Вторым, как пишет Берендт, "катализатором", был Дон Черри.

Скорее всего World Music и World Fusion будут в ближайшие годы самой живой ветвью джаза. Планетарная деревня, как плющом, зарастает джазом, не в ущерб местной растительности. Но World Fusion – рискованный жанр! Не все можно, скажем, "джазофицировать"! Нужно, чтобы местный фольклор аукался с джазом, чтобы у них было бы некое потенциальное родство. Малик Меззадри, уроженец Гваделупы, великолепный флейтист и он играет настоящий джазовый фольклорный фьюжн. Его не так уж просто запустить в эфир! Его вещи медленны и полны осторожной тишины.

Корейская певица Юн Сан Нах, несомненно – джазовая певица. Мне она напоминает Барбару Стрейзанд, сбежавшую в джаз – благо по соседству...
Ануар Брахем, как и "Волшебный" Малик, играет с тишиной и затяжными ритмами. Разница лишь в том, что он играет не на флейте, а на уде. Бебо и Чучо Вальдес, отец и сын, играют настоящий джаз, стыкующийся с Биллом Эвансом или Эдди Хиггинсом, они играют классические стандарты, но они играют и чисто кубинский джаз. Я называю лишь тех музыкантов, чьи диски лежат у меня в данный момент на столе, но в последнее время музыкантов фольклорного джаза становится все больше и больше.

Я, к примеру, попробую как-нибудь собрать программу, в которой французские джазовые гитаристы играют музыку Жоржа Брассанса. Но Брассанс не фольклор! Верно! Но Брассанс из запрещенного когда-то – стал фольклором!

Подробно в очередной программе "Время джаза", которая выйдет в радио эфир 18 марта в 23:00 мск. Слушайте "Радио Свобода"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG