Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нравственность как альтернатива аморальности власти


Встреча Хиллари Клинтон и Сергея Лаврова в Нью-Йорке 12 марта 2012 г

Встреча Хиллари Клинтон и Сергея Лаврова в Нью-Йорке 12 марта 2012 г

Вопросы будущего российской демократии и роли Соединенных Штатов в поддержке демократических сил в России стали в последние дни объектом особого внимания в США. Заседание в сенате, на котором обсуждалось будущее поправки Джексона-Вэника и выступление в Вашингтоне американского посла в Москве, где он призвал выделить 50 миллионов долларов на развитие демократии в России, прошли на фоне усиления давления российских властей на оппозицию и снижения масштабов движения протеста.

Будушее движения протеста против фальсификации думских и президентских выборов, теряющего масштабность, будет зависеть от того, сумеют ли ведущие оппозиционеры придать наполнить его новым содержанием, – считает Дэвид Саттер, американский публицист, бывший корреспондент "Файненшл Таймс" в Москве:

– В период после выборов неизбежно наступает новый этап, когда оппозиция должна переосмыслить свою тактику и предложить новые пути для выражения протеста против условий, созданных усилиями Владимира Путина. Это нормальная фаза любого движения протеста. Очень важным мне представляется то, что предпосылки для развития долговременной тендценции усиления оппозиции и ее противостояния с властями не только не исчезают – они назревают. Когда небольшая группа людей монополизирует власть, когда она сверхкоррумпирована, когда она пытается мнополизирует политическое общественное пространство, когда она контролирует судебную систему, – это рецепт для серьезной нестабильности.

– Но ведь вплоть до декабря прошлого года российский народ, в том числе и самая его урбанизированная часть, в обшем, не обращала внимания на призывы оппозиционеров. Что ему мешает вернуться к тому же самому состоянию?

– Властям удалось обеспечить пассивность населения, поскольку на их стороне оказались уникальные обстоятельства, когда на правление Путина выпал период беспрецедентного роста цен на природные ресурсы. И благодаря этому уровень жизни подскочил до самого высокого за столетие уровня. Теперь же эпоха драматического экономического роста, судя по многим признакам, позади. В такой ситуации Кремль будет неспособен воплотить даже скромные ожидания россиян в том, что касается дальнейшего роста благосостояния, и общество неизбежно поставит под вопрос состоятельность Путина и его окружения в качестве монополистов на власть.

– Вы думаете, что нынешняя оппозиция сможет успешно, так сказать, выразить эти настроения, что ее лидеры способны составить альтернативу нынешней власти?

– Дееспособная оппозиция, как мне кажется, должна действовать в двух направлениях. Одно – этим российские оппозиционеры и занимаются – подвергать сомнению легитимность людей, находящихся у власти после победы на "не чистых" выборах. Но отстранение от власти Путина и его партии не может быть главной целью, поскольку на смену ему может прийти не менее, а более авторитарный лидер, не менее, а даже более коррумпированный, чем те, кто находится сейчас у власти.

Путин, при всех его отрицательных качествах, – далеко не худший лидер в истории России. Поэтому, более важным для оппозиции, я думаю, является обращение внимания к моральным ценностям. Например, к природе и отвественности власти, которая отдает приказ об атаке спортивного зала в Беслане, где находятся дети-заложники. Она должна честно оценить эпоху приватизации, когда заметную роль играли некоторые нынешние оппозиционные лидеры. Честно отнестись к тому, что многие россияне считают гигантской несправедливостью и то, что большинство тех, кто обогатился тогда, не заслуживают своих состояний. Большая проблема для оппозиции заключается в том, что большинство россиян не верят в то, что ее лидеры обладают большими достоинствами, чем те, кто держит власть в своих руках. Я думаю, она может отмежеваться от этих представлений, акцентируя внимание на глубинном, нравственном аспекте ситуации.

– Какую роль в этой новой ситуации должны играть западные страны, США – и должны ли они ее играть? Ведь по этому вопросу расколот и американский политический истэблишмент. Последний пример – поправка Джэксона-Вэника. Часть законодателей – за ее отмену, другие настаивают, что она необходима как инструмент поддержки демократических сил в России.

Россия должна чувствовать давление цивилизованного мира, потому что в стране властвует беззаконие. Хотя это и вызывает напряжение, скажем так, в отношениях с российским руководством, оно, тем не менее оказывает благотворное нравственное влияние на ситуацию в России. Кремль пытается сделать вид, что ему безразлично давление Вашингтона, но он внимательно прислушивается к каждому слову критики и, конечно же, болезненно воспринимает эти слова. Его поведение было бы, на мой взгляд, гораздо хуже, если бы российским властям не приходилось ежеминутно оглядываться на реакцию Запада.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG