Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитник Юрий Самодуров – о деле группы Pussy Riot


Юрий Самодуров

Юрий Самодуров

Мосгорсуд 14 марта оставил под стражей участниц панк-группы Pussy Riot Надежду Толоконникову и Марию Алехину, задержанных после так называемого панк-молебна "Богородица, прогони Путина" в храме Христа Спасителя. Активисток Pussy Riot обвиняют в хулиганстве. 15 марта была задержана еще одна участница группы Екатерина Самуцевич. Ее судьбу решал Таганский суд – Самуцевич, как и ее подруги, оставлена под стражей до 24 апреля.

Юрий Самодуров, правозащитник, бывший директор Музея имени Андрея Сахарова написал письмо в защиту арестованных девушек.

– Вы были фигурантом похожего дела – о выставке "Осторожно, религия", и оно стало в своем роде символом эпохи. Сейчас дело Pussy Riot тоже можно назвать символическим, как бы предваряющим очередное путинское правление.

– Да, причем дело Pussy Riot сейчас рассматривает судья Светлана Александрова, которая рассматривала второе дело, в котором я участвовал, о выставке "Запретное искусство 2006". Думаю, это неслучайное совпадение. Что касается самой ситуации с Pussy Riot, то, прежде всего, они провели художественную акцию. Отвлечемся на минуту от того, что это было в церкви. Это, прежде всего, очень яркое художественное выступление, которое полностью отвечает тому, что понимают под современным искусством. Мы привыкли, что молитва и обращение к Богу – это что-то, существующее в одном месте, а политика – это что-то, существующее в другом месте: политические требования, политические лозунги, совсем другая сторона жизни. Это и в нашей голове и в жизни разделено. Так вот, современное искусство объединяет то, что на самом деле разделено. И когда оно объединяет, возникает совершенно новое отношение, новое понимание. Pussy Riot объединила молитву Богородице с политикой и в форме молитвы спела "Богородица, дева, избавь нас от Путина". Мне кажется, что это яркая художественная акция.

Что касается религиозного аспекта, я должен согласиться с подавляющим большинством верующих, для которых такое выступление абсолютно неприемлемо, нарушает принятые нормы поведения в храме. И для верующих людей это кощунство.

Есть и политическое измерение ситуации – это содержание самой молитвы "Богородица, дева, избавь нас от Путина" и очень критическое отношение к иерархии РПЦ, которая поддерживала Путина на этих выборах. И это нормальная, абсолютно рациональная политическая акция. Это неприятие узурпации власти в нашей стране, неприятие обмена должностями, оформленного как выборы. И выступление против этого, конечно, требует определенной смелости. Вот это политическое измерение и есть измерение нравственное. Участницы этой политической акции сознательно нарушили нормы поведения, которые приняты в храме. И это пренебрежение вызывает главное осуждение. Но за то, что люди с религиозным сознанием воспринимают как кощунство, вдруг раздается требование уголовного наказания – вот это совершенно неприемлемо. Это противоречит нашей конституции – уголовное наказание за такой поступок. Мы светское государство, церковь от государства отделена.

– Хочу обратить ваше внимание на размышления православного священника Романа Зайцева, который говорит, что это не кощунство, потому что девушки пришли в храм обратиться с молитвой к Богородице, чтобы она не допустила возвращения Путина на президентский пост, а в какой форме они это сделали – это их дело. Почему бы и не в форме панк-молебна?

– Но была и другая реакция: протоирей Всеволод Чаплин не просто осудил действия девушек, но сказал, что ответственность по административному кодексу, штраф – слишком легкое наказание, поэтому нужно перенести в уголовный кодекс статью за кощунство и увеличить меру наказания. После этого он фактически поручил "Народному собору" развернуть кампанию, как и против нас, с целью довести это до суда, что и было сделано. В прокуратуру, как и в нашем случае, поступили несколько тысяч писем, которые собрал "Народный собор".

– Были сообщения о том, что делом Pussy Riot интересуется лично Путин, и сами следователи говорят, что оно у него на контроле.

– По делу "Осторожно, религия" написанное мною письмо на две страницы было на столе у Путина. Его Путину принес Чубайс. И то, что нас не посадили – это было решение Путина. По второму делу "Осторожно, религия" наша записка на двух страницах была на столе у Медведева, его Медведеву принес Гозман, отдал на встрече лидеров малых партий с президентом. Я думаю, что дело находится там же и сейчас, и решение будет приниматься на самом верху. И то, что сейчас возможно их содержание под стражей, возможно уголовное обвинение – это потому, что все другие политические лидеры, которые выдвигали себя на пост президента, молчат. Молчит Прохоров, молчит Зюганов, молчит Жириновский, молчит Миронов. Молчат они потому, что Чаплин сказал, что если кто-либо из политических лидеров будет протестовать против уголовного наказания девушек, церковь откажет им в поддержке. Вот суть дела – церковь откажет политикам в поддержке, если они будут протестовать против нарушения конституции. Вот это самое вопиющее. Я не говорю, что девушки правы, я писал, что они неправы, они нарушили приличия, они совершили поступок против нравственности, погорячились. Но это художественная акция, которую нельзя судить, как уголовное преступление. Они не перевернули там ничего, ничего не сломали, не нарушили, они не мешали религиозной службе. Стало быть, нет и акта хулиганства.

Фрагмент программы "Итоги недели"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG