Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Открытия Евгения Терновского


Прозаик и литературовед Евгений Терновский

Прозаик и литературовед Евгений Терновский

В немецком издательстве "Мосты" опубликована книга-интервью "Встречи на рю Данкерк". Это серия бесед преподавателя русского отделения Парижского государственного института восточных языков и культур Андрея Лебедева с прозаиком и литературоведом Евгением Терновским. Читатель может познакомиться с судьбой писателя-эмигранта, покинувшего Советский Союз в 70-х годах прошлого века и поселившегося во Франции, и одновременно проследить за превращением русского писателя в литератора, пишущего на двух языках.

Автор книги-интервью Андреей Лебедев дал интервью Радио Свобода.

– Поскольку речь идет о книге-интервью, предполагается, что вы хорошо знаете писателя Евгения Терновского. Как вы познакомились?

– О существовании такого писателя я знал достаточно давно. Я приехал во Францию в 1989 году. И уже в начале 90-х годов сотрудничал с газетой "Русская мысль" в качестве литературного критика. До меня доходили его книги, романы, повести, рассказы и его книга, посвященная Пушкину и семье Гончаровых. Творческая история Терновского довольно сложна. Дело в том, что его первая публикации по-русски вышли в 70-е годы, публиковались они в таких достаточно авторитетных журналах и издательствах как "Континент" и "Посев" в эмиграции. Так что, он находился в поле зрения читателя и критика.

– Книга – это ваше большое интервью с Евгением Терновским. Она разделена на три части: первая – жизнь в Советском Союзе, вторая часть – эмиграция (это, условно говоря, начало жизни писателя за границей), третья часть – создание произведений на неродном языке. Не могли бы вы охарактеризовать каждую из этих частей?

– Мне действительно было интересно посмотреть, как писатель, для которого русский язык является родным, постепенно становится франкоязычным писателем. Случаи такого рода, конечно же, не уникальны, но, тем не менее, они остаются весьма немногочисленными.

Что касается первого периода, советского, От него уцелело немного произведений, учитывая ту строгость, с которой сам Терновский относится к своему раннему творчеству. Тем не менее, там есть несколько любопытных произведений, в частности, произведение под названием "Довременье", которое мне лично любопытно связью литературной самиздатской эстетики, скажем так, во всяком случае, неофициальной литературы начала 60-х годов с формальными и идейными поисками русского символизма.

Но как писатель, конечно же, Терновский сложился в эмиграции. Именно в эмиграции выходят его самые известные и самые сильные написанные по-русски книги, несколько повестей и, прежде всего, два романа, которые, как мне кажется, - большое событие в русской литературе самиздата тех времен, а именно – первый роман, который называется "Портреты в сумерках", и второй, который носит такое интригующее название - "Кудесник".

Наконец, третий период – это период франкоязычного творчества. И он не может не вызывать интерес у всякого внимательного читателя, следящего за художественной литературой как по-русски, так и по-французски. Потому что совершить такое усилие по переходу с одного языка на другой может совсем не каждый. И сам факт того, что на сегодняшний день у Терновского по-французски вышло 4 литературных произведения, 4 романа, мне кажется, действительно интересен.

– Во время разговора с Терновским вы касаетесь темы мышления литератора, пишущего на иностранном языке.

– Сложность заключается в том, как определить, что рассматривать в качестве недостатка, а что – в качестве достоинства. Я думаю, главный интерес французского литературного творчества Терновского заключается в том, что он не отказывается от своей русскости, сохраняя все лучшее (свою эрудицию, свою русскую чувствительность, чуткость, начитанность), обращаясь со своим рассказом о России именно к французскому читателю. И вот интерес заключается, по-моему, в этом.

– Терновский – автор не только художественной прозы, но и исследования "Пушкин и род Гончаровых", в котором он рассказывает о менее известных подробностях обстоятельств гибели Пушкина. Не могли бы рассказать об этом исследовании.

– У Евгения Самойловича есть три работы, посвященные Пушкину. Так что, мы имеем в полной мере право назвать его пушкинистом. Но если резюмировать главное открытие, совершенное Терновским в этой области, я думаю, следует говорить именно об определении автора тех самых анонимных писем, которые и спровоцировали дуэль Пушкина с Дантесом. Речь идет о князе Петре Долгоруком. У Терновского была возможность познакомиться с документами из семейного архива Геккернов-Дантесов - документами, относящимися уже к приезду во Францию Дантеса и Екатерины Гончаровой, сестры Наталии. И Терновский старается показать на этих документах некое продолжение этой истории.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG