Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - об исторической застройке Москвы


Большой Козихинский переулок давно находится в эпицентре скандала между застройщиком и активистами по спасению исторического центра Москвы

Большой Козихинский переулок давно находится в эпицентре скандала между застройщиком и активистами по спасению исторического центра Москвы

В конце февраля общественное движение "Архнадзор" сообщило о сносе трех памятников Московской окружной железной дороги - объектах культурного наследия: Путевой казарме, входящей в состав построек станции "Лефортово"; жилом доме станции "Андроновка" и части веерного паровозного депо "Лихоборы". В начале марта градозащитники получили тревожный сигнал от жителей так называемого городка ЦКБ, расположенного вблизи Центральной клинической больницы - так называемой "Кремлёвки". Там обречены под снос здания общежития ЦКБ. Как сообщили в "Архнадзоре", городок ЦКБ представляет собой один самых интересных примеров ансамблевой застройки середины 50-х годов.

Владимир Кара-Мурза: "Москва теряет свое историческое наследие под ковшами эскалаторов", - под такими или схожими заголовками выходят публикации о положении в Москве. Несмотря на активные протесты общественных организаций и горожан, исторические здания продолжают исчезать с карты столицы. И хотя в 2011 году было снесено в разы меньше зданий, чем в предыдущие годы, ситуация остается тяжелой. Историческое здание по улице Большой Козихинский переулок 25 было снесено практически полностью еще год назад, от него оставалась только часть. Тогда мэр Москвы Сергей Собянин вынужден был согласиться на временную приостановку строительных работ до проведения дополнительных согласований с местными жителями. 13 марта работы возобновились, эскалатор начал разгребать завалы строительного мусора, подъехали самосвалы. Активисты вновь вышли перегородить им проезд. На Козихинском побывали депутаты Государственной думы Геннадий Гудков и Илья Пономарев. Граждан, пытающихся помешать сносу, не допускают на стройплощадку с помощью полиции. Активисты организации "В защиту Москвы" утверждают, что этот дом - постройка 19 века и представляет историческую ценность. Между тем его собственник ТСЖ "Вектор" имеет большие планы на занимаемый этим домом участок. На этом месте планируется поставить 7-этажный дом с двухуровневой подземной парковкой. В Большом Козихинском переулке продолжены работы по сносу дома, на месте сноса застройщики и полицейские. Градозащитники утверждают, что проект до сих пор не утвержден.
О том, почему спасение исторической застройки столицы остается уделом энтузиастов, мы сегодня беседуем с Еленой Ткач, координатором общественной коалиции "В защиту Москвы", депутатом муниципального собрания района Пресненский и Дмитрием Катаевым, бывшим депутатом Мосгордумы, сопредседателем движения "Жилищная солидарность". На каком этапе сейчас находится противостояние по адресу Большой Козихинский переулок дом 25?

Елена Ткач: Сегодня вывезли несколько грузовиков остатков дома. Сам дом, часть дома еще стоит. С одной стороны по фасаду есть целая стена до третьего этажа. Я так поняла, что завтра приедут разбирать остатки с отбойными молотками, они уже активно готовят территорию под стройплощадку. Насколько я помню, еще в прошлый четверг застройщик рапортовал о том, что дом полностью снесен. Это ему нужно было, чтобы получить ордер ОАТИ для строительных работ. На самом деле сотрудник ОАТИ приезжал и зафиксировал, у нас есть запись на камере, что он видит, что дом не снесен, что часть до сих пор стоит его. И сегодня до сих пор часть дома есть. Так что опять наглое вранье. Я знаю, что закончился срок действия разрешения, выданного Госкомнаследия. Без разрешения Госкомнаследия ордер недействителен. Сегодня работы велись незаконно с разрешения префекта Центрального округа города Москвы Байдакова и под охраной полиции Центрального округа, его же полиции.

Владимир Кара-Мурза: К нашему разговору подключилась Наталья Самовер, координатор движения "Архнадзор". Каковы еще адреса горячих точек, где идет противостояние градозащитников и столичных властей или застройщиков, которые угрожают историческому наследию столицы?

Наталья Самовер: Совсем недавно был абсолютно вопиющий случай на улице академика Павлова в Кунцево. Там прекрасный исторический район, так называемый городок ЦКБ, застроенный в середине 50 годов по единому проекту. Такой прекрасный жилой ансамбль в сталинском стиле. Несколько жилых домов, два дома-общежития, где жили сотрудники ЦКБ, и детский сад. Весь этот комплекс принадлежит, так же как и Центральная клиническая больница, Управлению делами президента. И Цправление делами решило, что оно может построить на этой земле что-нибудь более прибыльное. И в результате, когда этот прекрасный ансамбль заявили в качестве памятника архитектуры на охрану, на охрану в итоге были поставлены не все постройки, а только часть. От ансамбля отгрызли кусок, и этот кусок на глазах у нас несколько дней назад сносили. Сносили одно из зданий общежития, который построен в едином стиле по единому проекту с остальными постройками. На этом месте сначала планировалось поставить два 40-этажных дома, теперь речь идет о том, что это будут дома не 40-этажные,а 18-этажные, но замечательно сохранившийся ансамбль, замечательно сохранившаяся городская среда разрушается очень жестоко и безвозвратно. И к тому же еще жесточайшим образом нарушаются права людей, жителей этого общежития, которые много десятилетий там прописаны, год назад их вытеснили оттуда после подозрительной коммунальной аварии, но при этом заявили, что будет капитальный ремонт. Поэтому они не выписались оттуда, и там остались их вещи, и этот дом сносили вместе с их вещами. У людей больше нет никакой прописки, они прописаны в доме, который снесли.

Владимир Кара-Мурза: Чем вы объясняете пассивность столичных властей в случаях, описанных Еленой и Натальей?

Дмитрий Катаев: Это не пассивность – это скорее активность. А чем объясняю? Коррупцией, естественно. Такие вещи, которые противоречат интересам жителей, в какой-то степени, наверное, законодательству, я не могу утверждать, потому что я в документы не смотрю, но наверное, - это все результат коррупции, конечно. До какого уровня эта коррупция доходит? Раньше я бы сказал, что до самого высшего, я имею в виду Лужкова. Сейчас я этого утверждать не берусь, но если до высшего уровня эта коррупция не доходит, то это все равно вина Собянина, потому что в сущности в Москве ничего не изменилось. Неизбранный мэр не может укорениться в Москве и проводить разумную политику, потому что у него просто нет команды. Если бы он был избран, он бы пришел со своей командой, скажем, в триста человек, и нашлось бы место и префектам, и главам управ, можно было бы действительно Москву изменить существенно. Этого не было, вот и происходит то, что происходит. Если можно, я добавлю чуть-чуть. Не только это, о чем говорилось, около месяца назад был жестоко избит Михаил Шульман, председатель ТСЖ, очевидно, за то, что выиграл суд, отсудив в пользу собственников в доме чердак, помещение заведомо техническое, заведомо принадлежащее жителям по закону. Его пришлось отсуживать, и буквально через два-три дня после победы в суде он был жестоко избит. Я не знаю, сейчас он в реанимации или нет, но долго был в реанимации.



Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG