Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономисты – о евроазиатской интеграции Киева и Минска


Президенты России, Белоруссии и Украины Дмитрий Медведев, Александр Лукашенко и Виктор Янукович (слева направо) перед началом саммита ЕвроАзЭС. Москва, 19 марта 2012 года

Президенты России, Белоруссии и Украины Дмитрий Медведев, Александр Лукашенко и Виктор Янукович (слева направо) перед началом саммита ЕвроАзЭС. Москва, 19 марта 2012 года

В российской столице проходит саммит Евразийского экономического сообщества. Москва рассматривает ЕврАзЭС как проект, на основе которого в будущем – несмотря на зачастую противонаправленные интересы его участников – можно было бы выстроить политико-экономическую организацию, по масштабам и влиянию сопоставимую с Европейским союзом.

В какой степени это возможно? Какие задачи преследуют на встрече в Москве, например, лидеры Белоруссии и Украины – Александр Лукашенко, находящийся в конфликтных отношениях с ЕС и фактически в подчиненных – с Кремлем, и Виктор Янукович, пытающийся уравновесить энергетическую зависимость своей страны от России относительно независимой политикой на европейском направлении?

Об этом в беседе с обозревателем Радио Свобода размышляют украинский и белорусский эксперты – директор киевского Института экономических и политических исследований Игорь Бураковский и президент минского научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук.

– На какую поддержку может рассчитывать сейчас Лукашенко в Москве?

Ярослав Романчук: Лукашенко и так получает очень серьезную поддержку от Москвы в виде беспрецедентно низких цен на газ, очень выгодных схем поставки переработки нефти. Москва закрывает глаза на целый ряд подозрительных экспортных позиций из Белоруссии, по которым она не возвращает экспортную таможенную пошлину в бюджет России. Европейский союз не вводил экономические санкции в отношении белорусских компаний, это были просто визовые ограничения, под которые попали некоторые чиновники и один бизнесмен. То, чего Лукашенко опасается, – как бы список визовых ограничений не коснулся других бизнесменов и не были бы введены ограничения для целого ряда белорусских компаний. Поэтому здесь поддержка будет, в первую очередь, заключаться в том, чтобы Кремль не принуждал Беларусь к приватизации и оказал кредитную поддержку. Деньги сильно нужны на оплату внешнего долга: в этом году Беларуси понадобится почти 19 миллиардов долларов, что соответствует 35 процентам ВВП. Таких денег у страны сегодня нет. Очевидно, это главный предмет переговоров Лукашенко и Путина.

– Эксперты говорят, что в последнее время на российско-украинских газовых переговорах Москва имеет все больше возможностей действовать с позиции силы. Так ли это?

Игорь Бураковский: Условия нынешних российско-украинских газовых отношений комфортны и очень выгодны для России, однако до нынешнего времени Украина полностью выполняла свои обязательства. Ключевая проблема, которая стоит перед Украиной, – торможение экономических реформ, которые могли бы дать ей определенный запас устойчивости. Кроме того, в октябре в стране состоятся парламентские выборы и сегодня правящая партия не имеет достаточно высокого уровня поддержки. Это, естественно, заставляет Киев нервничать и искать какие-то традиционные – политические – способы борьбы за украинский электорат.

– А белорусско-украинские экономические отношения чем характеризуются? Кто там главный, в этих отношениях?

Игорь Бураковский: Проблема заключается в том, что Беларуссия довольно тесно интегрирована и в Таможенный союз, и в ЕврАзЭс, она достаточно тесно связана с Россией, поэтому иногда тяжело провести грань, где действительно Белоруссия защищает свои экономические интересы, а где защита экономических интересов имеет, так сказать, российскую политическую подоплеку. Впрочем, конфликты, которые периодически возникают вокруг поставки определенных украинских товаров в Белоруссию и наоборот, – это нормальные торговые конфликты, которые существуют в мировой торговой системе.

– В решении своих проблем с Еврсоюзом Белоруссия может искать поддержки в Киеве, а не только в Москве?

Ярослав Романчук: Думаю, Киев в этом плане Минску не помощник. Дело в том, что целый ряд торговых конфликтов я не считаю нормальными. Заметьте, тема антибиотиков в молоке возникала в отношениях Беларуси и России – и всплыла в отношении с Украиной. Причем это – совершенно очевидное нарушение прав. А в ответ на заявление: "Если вы не отмените ограничения, то мы введем ограничения на ваши товары", – украинцы говорят: "Слушайте, мы же покупаем много нефтепродуктов у вас"… И вместо того, чтобы сесть за стол переговоров, ведется такой обмен мнениями, достаточно холодный и жесткий. После известных оценок Александром Лукашенко Виктора Януковича мы явно не можем говорить о том, что Киев будет каким-то образом выполнять функцию посредника между Александром Лукашенко и Европейским союзом.

– На ваш взгляд, удастся ли Москве заставить Киев присоединиться к Таможенному союзу в ближайшее время?

Игорь Бураковский: Есть вопрос политический, есть экономический. Я отношусь, в общем-то, к группе тех экономистов, расчеты которых показывают, что присоединение Украины к Таможенному союзу может принести определенные экономические блага, но, тем не менее, в целом для Украины сегодня гораздо выгоднее иметь полноценное соглашение о свободной торговле с Европейским союзом.

Что касается политических моментов… Понятно, что нынешняя политическая ситуация в стране может стать предметом для определенного торга между Украиной и Россией. Здесь нельзя исключать, что действительно Россия усилит свое давление.

– В Киеве ожидают от России чего-то нового в экономическом смысле после прихода к власти Владимира Путина?

Игорь Бураковский: Экспертное сообщество не ожидает ничего принципиального нового. Будет продолжаться политика, так сказать, мягкой, а иногда и жесткой экспансии. Говорить о том, что принципиально поменяется вектор, наверное, не приходится. Потому что для России экономическая экспансия в пределах СНГ – один из очень важных экономических инструментов поддержки внутреннего экономического развития, с одной стороны, а, с другой стороны, стабилизации внутреннего социально-политического положения.

– Нынешний саммит ЕврАзЭС планировалось посвятить обсуждению нового этапа экономической интеграции. Как такого рода посыл понимают в Минске?

Ярослав Романчук: Лукашенко хотел бы заболтать эту тему, сказать, что Минск готов к Евразийскому союзу, сыграть на амбициях Владимира Путина, который реинтегрирует распавшиеся остатки Советского Союза в новое образование. И вот, продав такие политические фьючерсы, Лукашенко хотел бы получить и кредитную поддержку, и продолжение схем сотрудничества в нефтегазовой сфере. Еще одна тема, которая, безусловно, интересует Александра Лукашенко – это партнерство в приватизации целого ряда объектов, но так, чтобы белорусская сторона тоже имела, по крайней мере, половину акций.

– Как вы считаете, при Владимире Путине как-то изменятся экономические отношения Москвы и Минска?

Ярослав Романчук: На мой взгляд, Путин на самом деле никуда не уходил. Его влияние на развитие отношений между нашими странами было очевидно. Поэтому особых изменений не будет. Я только прогнозирую ужесточение политики Кремля в отношении Белоруссии, принуждение к приватизации, принуждение к снятию торговых барьеров.

– В Киеве есть понимание формата экономических интеграционных отношений между бывшими республиками Советского Союза, который бы в наибольшей степени устроили Киев - учитывая, что у вашей страны есть еще и ярко выраженный интерес в Европе?

Игорь Бураковский: Если говорить в целом, то такое понимание существует. Мне кажется, оно достаточно четко было сформулировано президентом Украины после создания Таможенного союза. Идея заключается в том, что Украина и до создания и развития нынешних интеграционных группировок имела двустороннее соглашение о свободной торговле со всеми постсоветскими республиками. В настоящее время механизм этой свободной торговли до конца не реализован. Поэтому Украина готова и стремится сохранять режим свободной торговли независимо от различного рода политических и каких-то других, я бы сказал, идеологических наслоений.

Что же касается непосредственно Таможенного союза или ЕврАзЭС… Давайте говорить откровенно: сегодня существует мало рациональных экономических аргументов в пользу того, что вступление в эти организации и функционирование в их рамках является однозначно выгодным. Пока эти страны не поднялись выше соглашения о свободной торговле. В Таможенном союзе сделана попытка скоординировать внешние тарифы, но говорить, что это является полноценной интеграцией, подобной происходящей в Европейском союзе, преждевременно. Я думаю, украинская позиция будет заключаться в том, чтобы держаться достаточно удаленно от этих интеграционных проектов. Но, с другой стороны, понятно, что рынки этих стран для Украины являются важными. Экспорт на Украину из этих стран тоже является важным. Поэтому сохранение экономических контактов, прежде всего – торговых, является очень важной задачей для украинской внешней торговой политики.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG