Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Яхту генерала Франко превратили в скульптуру


Кирилл Кобрин: Если в предыдущем материале речь шла о протестах против авторитаризма в России, то сейчас поговорим о материальных остатках бывшего авторитарного режима, режима Франко в Испании. В мадридском культурном центре «Матадеро», открытом недавно в зданиях бывшей городской скотобойни, появился новый экспонат – скульптура в форме призмы. Это произведение – спрессованная яхта бывшего правителя страны генерала-диктатора Франсиско Франко. Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Превращение яхты под названием «Асор» ("Сокол") в скульптуру вызвало у испанской общественности неоднозначную реакцию. Хотя сторонников Франко, бывшего авторитарного правителя, находившегося у власти 36 лет – вплоть до 1975 года, не так уж и много, с его яхтой, служившей главе государства своеобразной плавучей резиденцией, связаны многие важные события испанской истории. Так что, немало испанцев полагают, что судно заслуживало более уважительного к себе отношения. К примеру, на палубе «Асора» в свое время побывали главы многих государств и иностранные послы. Здесь принимались судьбоносные решения, достигались важнейшие для Испании договоренности. Яхта была свидетелем, как страна восстанавливала после гражданской войны, трагических событий конца 30-ых годов, свои международные связи. Но самое главное на «Асоре» в августе 1948 года состоялась подлинно историческая встреча Франко с Хуаном де Борбоном, главой испанского королевского дома в изгнании, отцом Хуана Карлоса, нынешнего главы государства. То есть фактически здесь было решено будущее Испании, намечен план мирного перехода от авторитарного режима к современной европейской демократии в форме конституционной монархии. Речь идет о процессе, который признан мировой исторической наукой как уникальный и достойный подражания другими странами с проблемными диктаторскими режимами. Процесс был не простым и вызывал ярое сопротивление со стороны наиболее радикального крыла приверженцев режима. Рассказывает Эдуардо Наварро, бывший секретарь Национального движения, правящей во времена Франко единственной легальной партии.

Эдуардо Наварро: Идея возвращения власти королевской династии, хотя исходила от верховного правителя в лице Франко, была воспринята многими экстремистки настроенными сторонниками режима с открытой враждебностью. Особенно она была неприемлема для молодежного крыла Национального движения, которое исповедовало антимонархические взгляды, полагая, что монархия чревата разрушением существовавшей в то время диктатуры. Франко приходилось считаться с подобной позицией.

Виктор Черецкий: Так называемая «встреча на «Асоре» между правителем и главой королевского дома готовилась довольно долго. Генерал, ставший главой государства в 1939 году, формально реставрировал в в 1947-ом монархию, упраздненную республиканцами в начале тридцатых годов. Однако, возвращать власть династии Борбонов, правившей страной с начала 18 столетия, он не спешил. Власть, похоже, Франко нравилась самому, а оправдывал он свое пребывание во главе государства нестабильной ситуацией и необходимостью «твердой руки» возглавляемых им военных. Ситуация действительно в течение нескольких десятилетий в Испании была непростой. Тем не менее, стареющий генерал решил заранее выбрать себе приемника. Выбор был остановлен на юном сыне Хуана де Борбона. Франко обязался лично взяться за образование 10-летнего принца Хуана Карлоса. Рассказывает бывший франкистский министр Лауреано Лопес Родо:

Л.Лопес Родо: Франко принял основополагающий документ, юридически закрепляющий реставрацию монархии в Испании. В качестве уступки радикалам в законе было оговорено, что монархия будет придерживаться идеологической ориентации существовавшего авторитарного режима. При этом правитель вполне сознавал – и это зафиксировано в многочисленных воспоминаниях о нем – что восстановление демократических институтов власти в стране, включая многопартийность и другие политические свободы, неизбежно.

Виктор Черецкий: Испанцам старшего поколения яхта «Асор» была знакома довольно хорошо, поскольку в свое время часто мелькала в кинохронике. И не только в сообщениях об официальных встречах, происходивших в этой плавучей резиденции. Официальная хроника того времени любила показывать «человеческое лицо» правителя: как он ловит тунца во время отдыха, как снимает любительской кинокамерой членов своей семьи или как пишет маслом морские пейзажи – Франко любил рисовать. Ну а в исторической литературе можно найти упоминания, что он очень любил разыгрывать своих гостей. Причем шутка была всегда одной и той же. В обед, когда все собирались за столом в кают компании, генералу подавали на серебряном подносе прогноз погоды. «Нас ждет семибальный шторм», - трагическим голосом зачитывал сводку правитель, наслаждаясь, как бледнеют от ужаса его гости. Любопытно, что в обычной жизни Франко никогда не шутил. Журналист и историк Эдуардо Харо Текглен утверждает, что яхта позволяла правителю на время расслабиться и выйти из рамок навязанных им же самому себе и всей стране жесткой морали и порядков военно-католического режима.
С «Асором» связано и еще одно событие - попытка испанских анархистов совершить покушение на Франко. Это произошло также в конце сороковых годов, когда яхта стояла на рейде в заливе города Сан-Себастьян. План состоял в том, чтобы сбросить на нее бомбу с воздуха. Однако, попытка не удалась. Приблизившись к яхте, пилоты, прилетевшие из Франции, увидели, что она окружена множеством маломерных судов, с которых правителя приветствовали ликующие жители Сан-Себастьяна. Улыбающийся Франко стоял с семьей на капитанском мостике и даже помахал рукой самолету. Один из летчиков-анархистов Хосе Валенсия вспоминает:

Хосе Валенсия: Еще на подлете к Сан-Себастьяну нас облетели два испанских истребителя. Достигнув цели, мы приготовились сбросить бомбы, но увидели, что яхта Франко окружена множеством лодок. Так что мы могли погубить многих ни в чем неповинных людей. Поэтому мы решили отказаться от затеи и повернули назад.

Виктор Черецкий: Между тем, яхта не была личной собственностью главы государства, поэтому после его смерти она не отошла наследникам, а продолжала оставаться в ведении своего владельца – военно-морских сил Испании. В 1992 году, по указанию правительства, она была списана и подлежала продаже на металлолом. Почему именно на металлолом? Ведь роскошная историческая яхта, по мнению специалистов, могла бы быть продана на аукционе за большие деньги. Было немало состоятельных людей – и испанцев, и иностранцев – которые желали ее приобрести. Причины, как считают историки, чисто идеологические. Находившееся в то время у власти правительство, представленное социалистами, старалось уничтожить любые свидетельства эпохи генерала Франко. Испанских левых, при которых Испания переживала один экономический кризис за другим, особо раздражало, что трудящиеся все чаще выходили на демонстрации протеста с ностальгическими лозунгами. Один из них гласил довольно издевательски: «Борясь с реакционной диктатурой Франко, мы жили гораздо лучше, чем при прогрессивных правителях-социалистах». Известный мадридский историк, автор книг об эпохе Франко Пио Моа считает желание тогдашних политиков придать забвению недавнюю историю страны ошибочным.

Пио Моа: Ни одно демократическое государство мира не определяет сверху, что именно должно знать население об истории своей страны, кто в этой истории был «положительным» героем, а кто «отрицательным». Этот метод характерен лишь для тоталитарных режимов. Попытки придать забвению целый период истории страны носят выраженный тоталитарный характер.

Виктор Черецкий: О решении властей продать на металлолом «Асор» тогда больше всего жалели военные моряки, в том числе капитан яхты Франсиско Нуньес:

Франсиско Нуньес: Мы крайне сожалеем, что приходится расставаться с этим судном. Но, увы, приказ есть приказ!

Виктор Черецкий: Тем временем оказалось, что в качестве металлолома яхта никому не нужна. В конце концов ее приобрел предприниматель по имени Ласаро Гонсалес. Задуманный им план – превратить «Асор» в плавучий отель-музей или ресторан в стиле ретро ему осуществить не дали. Власти упорно отказывались дать соответствующие лицензии. Предприниматель боролся несколько лет и даже пытался привлечь к своей борьбе общественность и прессу.

Ласаро Гонсалес: Нам бы хотелось, если власти дадут разрешение, реставрировать и сохранить яхту как памятник прошлой эпохи.

Виктор Черецкий: Но борьба за продление жизни знаменитого судна ничего не дала. Поэтому Гонсалес разрезал яхту на три части, погрузил на трайлеры и отправил за сотни километров в свой родной поселок под названием Когольос, что недалеко от города Бургос – на севере Испании. Здесь, во дворе дешевого мотеля она простояла практически два десятилетия. Роскошная отделка «Асора» из ценных пород деревьев была уничтожена местными вандалами. Его корпус постепенно ржавел. И вот яхту, вернее, то, что от нее осталось, приобрел по дешевке испанский скульптор Фернандо Санчес Кастильо, постоянно живущий в Голландии. Над своим произведением он трудился не долго. Скульптура - большая призма из прессованной с помощью промышленной установки яхты - символизирует, по задумке автора, неизбежный конец любого недемократического режима.

Ф.Санчес Кастильо: Для осуществления своего проекта я отправился за яхтой, поскольку уже давно задумал сделать из нее скульптуру. Мне кажется, что она будет восприниматься людьми как предостережение об опасности авторитарных режимов.

Виктор Черецкий: Многим испанцам идея понравилась. Другие считают, что яхта является частью истории Испании, а вовсе не символом какой-либо политической системы, поэтому превращать ее в «политизированную призму» было неуместно.
XS
SM
MD
LG