Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Валентин Стефанович – об опыте невыезда из Белоруссии


Валентин Стефанович

Валентин Стефанович

По данным белорусских правозащитных организаций, в списке так называемых невыездных граждан, составленном властями в Минске в ответ на угрозы санкций ЕС, – более ста человек. Это лидеры оппозиционных партий, гражданские активисты, независимые журналисты. 13 человек уже не смогли выехать из Белоруссии. Один из них – лидер правозащитного центра "Весна" Валентин Стефанович.

По просьбе Радио Свобода Валентин Стефанович рассказал о том, как белорусы становятся невыездными и можно ли с этим бороться:

– Принцип понятен. Принадлежность к оппозиционным политическим партиям, правозащитным организациям, сотрудничество с независимыми СМИ. Все это чудесным образом совпало со сливом информации о том, что якобы готовится ответ на санкции Евросоюза. И что ответ будет "персонифицированным": 108 гражданам Белоруссии будет ограничен выезд из республики. Буквально сразу после этого и стали фиксироваться случаи запрещения выезда. Со мной это случилось 11 марта. Я ехал в Литву – и на пограничном переходе меня просто не выпустили из страны, аннулировали мой въездной талончик и сказали, что я не могу дальше ехать, поскольку мои данные находятся в банке данных граждан республики Беларусь, которым временно ограничено право выезда.

– Вы как-то пытались опротестовать это решение на границе или это бесполезно?

– На границе это бессмысленно, потому что пограничники – только пользователи базы. Они не знают оснований, по которым гражданина нельзя выпускать за рубеж. Поэтому, уже возвращаясь домой, я зашел в отдел миграции РУВД по месту жительства и там мне выдали справку. В ней написано, что право на выезд мне ограничило Минобороны в связи с моим уклонением от явки на мероприятия по призыву на военную службу. Вообще-то я срочную службу – два года – проходил еще в Советской армии, это во-первых. Во-вторых, я уже на 12 лет старше установленного в Белоруссии максимального призывного возраста (этот возраст – 27 лет). Я пошел в военкомат. В военкомате сделали большие глаза и сказали, что вообще про это ничего не знают и объяснить случившееся никак не могут, никаких данных на меня они никуда не отсылали. Я 22 марта направил жалобу в суд Центрального района города Минска (по месту нахождения Минобороны) и заявление в Генпрокуратуру по этому поводу.

– Очевидно, вы собираете информацию о такого рода нарушениях прав человека. Вам понятна общая картина?

– Сегодня нам известны 12 человек, которым таким образом было ограничено право на выезд. Все они представляют либо руководство оппозиционных партий, либо правозащитные организации. Например, наши коллеги из Белорусского Хельсинкского комитета – председатель Олег Гулак и юрист Гарри Погоняйло, председатель Ассоциации журналистов Жанна Литвина, еще 5 независимых журналистов… Никто их не информировал о том, что они внесены в такую базу, хотя закон обязывает делать это не позднее, чем в течение суток. Причины самые невразумительные: либо 40-летний человек "уклоняется от призыва", либо какой-то якобы материальный иск якобы предъявлен материальный, либо дело о банкротстве заведено… Мы имеем дело с абсолютно неправовой практикой.

– Но прямых политических причин не называется при этом? Что человек – изменники родины или изменники режиму Лукашенко… Этого никто не говорит?

– Пока – нет, потому что в ноябре прошлого года были внесены изменения в закон о порядке въезда и выезда из республики Беларусь, которые вступают в силу через 6 месяцев после их принятия, то есть в 20-х числах мая. Так вот, там уже предусмотрели этот вариант. Там будут дополнительные основания к ограничению на выезд, если лицо состоит на профилактическом учете в органах КГБ. Все очень просто.

– Верно я понимаю, что логика белорусских властей такова: Евросоюз вводит санкции против чиновников белорусского режима, а белорусские власти за это наказывают тех, кого они считают агентами Запада?

– Да, их логика такая. Только есть большая разница между тем, что иностранного гражданина не впускают на территорию какого-то государства – и своих граждан не выпускают из страны. Потому что нет таких международных норм, чтобы государство обязано было кого-либо из иностранцев пустить на свою территорию. Это ее суверенное право – отказать во въезде, если оно не хочет кого-то видеть на своей территории. И совсем другая ситуация - когда гражданина Белоруссии не выпускают из Белоруссии или не пускают назад. Это уже нарушение конституционного права на свободу перемещения, а также международных норм – в частности, международного пакта о гражданских политических правах.

– У Белоруссии открытая граница с Россией и, видимо, с Украиной. Вы можете бежать через эти страны, как вы думаете?

– Граница с Украиной не открыта. Там не было демаркационного соглашения по границе, но КП пограничный там есть, в том числе и паспортный. А вот с Россией, действительно, граница открытая. Я на собственном опыте в этом убедился, когда, будучи невыездным, спокойно выехали из Белоруссии в РФ, а потом буквально через несколько километров въехал в Латвию с российской территории. Никаких вопросов у российских пограничников я не вызвал и мой паспорт тоже. Вопрос в том, насколько долго это все будет длиться. Потому что в Белоруссии все время идут разговоры об унификации этих баз невыездных. Сложно сказать, пойдет ли Россия на то, чтобы по политическим мотивам ограничивать право выезда белорусским оппозиционерам и правозащитникам.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG