Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бывает ли национализм просвещенным? (Томск)

  • Сергей Скворцов



Принятие в России нового закона о политических партиях вызвало широкую дискуссию о том – что за партии будут возникать, будет ли создана националистическая партии и какие идеалы намерены отстаивать русские националисты. Проблема национализма обсуждается и в Сибири, хотя этот регион всегда был населен представителями самых разных народов. Первое упоминание сибирской земли в русских летописях относится лишь к началу пятнадцатого века. И только в конце того же столетия в титуле Великого князя московского Ивана третьего появляется поименование его как князя Югорского.
До прихода в Сибирь русских дружин и русских купцов в огромном регионе от Уральских гор до Берингова пролива жило большое количество преимущественно тюркских и финно-угорских народов.

Чего же хотят нарождающиеся русские националисты – «России для русских» или пытаются остановить приток в Сибирь мигрантов из новых среднеазиатских государств и вообще насколько четко представляют – чего хотят – ответы на эти вопросы я пытался найти в разговорах с участниками шествия и митинга 4 февраля. Напомню, что тогда под лозунгами «За честные выборы» на улицы Томска вышло до полутора тысяч горожан. Была в колонне и группа под имперским черно-желто-белым флагом. Я подошел к солидному бородатому мужчине, который выглядел явным лидером этой группы и попросил объяснить – кто он и что собрало людей под имперским российским флагом

Александр Мосин: «Мосин Александр Аркадьевич – секретарь томского регионального отделения политической партии «Великая Россия». Если говорить откровенно, мой политический идеал это, наверное, всё-таки Пётр Аркадьевич Столыпин. Пётр Аркадьевич Столыпин считал себя русским националистом и проводил политику, направленную на усиление русского государства. А вы посмотрите – на сегодняшний день существует международная практика, при которой когда к власти приходят умеренные националисты или вообще националисты, получается такое, скажем, среднее крепкое буржуазное государство. Это политика Витте. Все помнят знаменитый лозунг Столыпина «Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия».

Сергей Скворцов: «Они были не сторонниками национального государства, это ведь была многонациональная империя».

Александр Мосин: «Извините меня, это вы как лукавый говорите – вспомним слова Александра Васильевича Суворова – «Мы русские – какой восторг!» Или слова Дмитрия Ивановича Менделеева - «Я настолько русский националист, что никаким интернационализмом меня отсюда не выбить». Великие люди - это были националисты. То, что сегодня пытаются преподнести как национализм – как каких-то, извиняюсь, гопников из подворотни – ну, извиняюсь, я не знаю кто это такие люди. Я их не знаю, серьезно».

Сергей Скворцов: «Ваш идеал устройства политической и социальной жизни в России каков?»

Александр Мосин: «Это настоящее демократическое национальное государство».

Сергей Скворцов: «Что значит национальное? Только для русских или?

Александр Мосин: «Или. Есть коренные народы России. Есть международная практика, давайте мы будем от неё отталкиваться. То есть представительство должно быть соответственным с процентным соотношением народов»

Сергей Скворцов: Вопрос об отношении к национализму и о том, кто что вкладывает в это понятие я задавал не только тем, кто собрался под имперским российским флагом, но и другим участникам митинга. И большинство не уклонялось от ответа и старалось рассуждать на эту во многом не проясненную, но притягательную тему.

Девушка: «Национализм он может в разных вещах проявляться. То есть может быть радикальным, как там – «Россия для русских». Я этих взглядов не придерживаюсь, так как у меня много друзей из соседних наших республик других как бы национальностей, если говорить об этом. Другое дело, что если говорить, что Россия это есть некие россияне – многонациональные россияне и учитывать интересы всех непременно необходимо, причем с учетом специфики того, что у них принято. Глобализация это, конечно, хорошо, но нельзя от всех абсолютно требовать следовать культурным каким-то традициям, которые какой-то группой людей навязаны. Я считаю, что вот эти вот ребята с флагами они не правы только тем, что они пытаются свою позицию выразить вот таким вот образом, противопоставляя её всем остальным. Ну, я не собираюсь воевать, в общем, а они собираются»

Сергей Скворцов: Следующий мой собеседник назвал себя умеренным националистом. Было заметно, что он не так давно приехал в Сибирь, потому что отличался не типичным для сибиряков «оканьем». Скорее всего с Волги, тем более, что упомянул в разговоре живущих именно там чувашей

Михаил: « Дело в том, что в нашем обществе очень активно дискредитируют национализм, потому что, да, есть такие направления, как фашизм, шовинизм, которые считают, что какая-то раса, какой-то народ превыше остальных. И остальных надо как-то непременно физически изничтожать. Но национализм не придерживается этого, это совершенно другое направление. Это направление, которое пытается сделать что-то во благо именно своего народа, российского народа. То есть когда говорят татары, что вот мы боимся националистов, что вот они нас будут бить, это не правда. Никто не собирается бить ни татар, ни чувашей, ни других коренных народов России, а речь идет про то, чтобы прекратился геноцид русских. Знаю многих русских по национальности, татар, которые не могут получить российское гражданство. Они сами выходцы из бывших республик Советского Союза и не могут получить гражданство. Тогда как многие азербайджанцы получают гражданство и мне сами признавались, что они просто платят взятку и получают гражданство. Миграционная политика должна проводиться так, что нельзя разбазаривать гражданство, раздавать его всем представителям других народов. Да, пусть они сюда приезжают – те же узбеки, таджики – работают, строят. В этом нет ничего плохого, что люди сотрудничают. Проблема в том, что они ещё беспредельно плодятся в отличие от титульного народа».

Сергей Скворцов: «А вы не считаете, что территория России огромна и мало заселена. И если рождаемость среди русских не увеличивается, то почему не дать возможность естественным каким-то демографическим процессам развиваться, как они идут? Сибирь отнюдь не та территория, где славяне жили традиционно»

Михаил: «Я думаю, что все хотят, чтобы жили именно их внуки на этой территории и жили счастливо, а не жили одни узбеки с чеченцами»

Сергей Скворцов: «Вам сколько лет?»

Михаил: «Двадцать два»

Сергей Скворцов: «Сколько детей?

Михаил: «Нет детей»

Сергей Скворцов: «Когда будут?»

Михаил: «Как жену найду, так будут»

Сергей Скворцов: «А что делать, если у узбека в 22 уже двое-трое?»

Михаил: «Не давать им гражданства. Не говорю, что их надо как-то бить или не пускать в страну. Не давать гражданства».

Сергей Скворцов: Какова перспектива России, Сибири, спрашивал я своих собеседников – мультикультурность или ассимиляция тех, кто приехал сюда из других государств? Анна видит причину русского или российского национализма именно в том, что приезжие не хотят вливаться в российскую культуру

Анна: «Я хочу сказать о том, что люди, приезжающие сюда, они должны считаться с тем, что здесь происходит. Если человек приехал сюда и у него родились дети, дети должны считать себя русскими в конце концов или там россиянами, а они считают себя по-прежнему… Они не учат язык, они считают себя приверженцами той культуры, из которой они приехали и в этом проблема»

Сергей Скворцов: «Что здесь нужно и как можно исправить?»

Анна: «Мне сложно говорить об этом. Я действительно не проникала в эту проблему глубоко, но я вижу её и надеюсь, что есть люди, у которых есть мнение и четкая программа действий по этому поводу»

Сергей Скворцов: «То есть вы считаете, что мигрантов нужно ну, по крайней мере, учить русскому языку?»

Анна: «Как минимум, как минимум ассимилировать каким-то образом. То есть российская культура, Россия, она должна быть страной общей, единой, а не местом, куда может приехать какая-то социальная группа и внутри себя вариться, устраивая свои законы и насаждая их окружающим».

Сергей Скворцов: В разных регионах огромной России могут быть свои оттенки национальной рефлексии, своё соотношение коренных и пришлых народов, свои лидеры, которые начинают выражать определенные мнения по этому вопросу. Томск представляет плеяду сибирских городов, основанных в семнадцатом веке русскими казаками, которых позвали сюда местные татары. До сих пор в Сибири живет очень большое количество коренных дорусских этносов. В то же самое время сейчас прирост населения Сибири идет в основном за счет мигрантов из новых среднеазиатских государств. А экономика Сибири всё больше и больше завязывается на Китай. И потому народ всё активнее обсуждает национальные проблемы, в том числе и проблему меняющейся само идентификации сибиряков. Но это уже тема для другого рассказа.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG