Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В Южной Осетии 25 марта проходят повторные выборы президента этой самопровозглашенной республики.

На высший пост претендуют четыре кандидата: бывший глава местного КГБ Леонид Тибилов, уполномоченный по правам человека при президенте Давид Санакоев, посол Южной Осетии в России Дмитрий Медоев и лидер Компартии Станислав Кочиев.

Все кандидаты выступают за стратегическое партнерство с Россией. Представитель оппозиции Алла Джиоева, победившая на предыдущих выборах, результат которых отменил Центризбирком, свою кандидатуру не выставляла. Она лишь недавно была выписана из больницы, куда попала после штурма ее дома сотрудниками правоохранительных органов.

Видео с избирательных участков:


О том, как голосуют люди в республике, рассказал Радио Свобода политолог из Цхинвали Алан Парастоев:

– Вчера был день тишины. В городе все старались, на мой взгляд, даже говорить не особо громко. Такое напряжение чувствовалось. На самом деле, все было спокойно. Я говорил вчера с милиционерами, которые тут дежурят. Они говорят, что никаких происшествий не было. Немножко взбудоражила людей информация о том, что якобы были похищены бюллетени на одном из участков.

– Отсутствие представителя оппозиции Аллы Джиоевой сказывается на настроении людей? Или все это уже восприняли как данность?

– Нет, нет, она, конечно, остается в поле зрения, остается фактором, влияющим на выбор избирателя. Неофициально она поддерживает Тибилова и, я думаю, что процентов 30 голосов он наберет за счет этого. Хотя вчера она заявила, что она никого не поддерживает. Конечно, эти выборы можно считать прямым продолжением истории с выборами предыдущими, в которых Алла победила. Теперь будет выбран тот человек, который имеет отношение к Алле, который будет пользоваться авторитетом у ее избирателей.

Представитель оппозиции Алла Джиоева в эксклюзивном интервью Радио Свобода заявила, что несмотря на то, что выписалась из больницы, не намерена участвовать в голосовании на повторных выборах президента Южной Осетии:

– Мне сложно комментировать обстановку в Южной Осетии, потому что только вчера во второй половине дня я была выписана из республиканской больницы, где я находилась уже не по состоянию своего здоровья, а потому что каким-то определенным силам было угодно меня изолировать. Поэтому говорить о том, что происходит в республике, я попросту не могу, ведь я находилась в больнице 43 дня.

Какова моя оценка выборного мероприятия? Я лично в нем не принимаю участия. У меня есть к тому достаточно четкая аргументация. Первое – это селекционный отбор. По всей вероятности, прошли люди, удобные каким-то определенным силам. Потому что я знаю, были достойные кандидаты, но для них создали искусственные препоны и в результате отсеяли.

Второе. Ни один из кандидатов не дал оценку тому, что произошло в ноябре и, тем более, что произошло 9 февраля. Тут уже не имеет значения – со мной ли это произошло, с моими сторонниками или с кем бы то ни было. Потому что то вооруженное нападение, которое организовали намой штаб, - это беспрецедентный беззаконный акт, которому общество должно обязательно дать оценку, не говоря уже о том, что это должны были сделать кандидаты в президенты.

Третье. Было множество механизмов сделать эти выборы легитимными. Для этого достаточно было противоборствующим силам сесть за стол переговоров, причем, вести диалог не бутафорски, а исходя из общих интересов нашей государственности, и выстроить какую-то грамотную политику, тактику и стратегию на завтрашний день. Это тоже не было сделано. Меня подвергли вначале полнейшей изоляции, я не имела возможности сказать ни слова ни на местном телевидении, ни через другие СМИ.

Вкупе все эти аргументы привели меня к точке зрения, что идти сегодня на выборы мне попросту не надо. Да, и вообще имеет ли значения выбор народа, если 56,7% избирателей Южной Осетии в ноябре высказали свою приверженность нашей программе, нашей команде, нашим устремлениям, а их выбор был растоптан. Имеет ли это значение – пойду я сегодня или нет? ЦИК все равно поступит так, как велят ее патроны.

– Означает ли, что вы выходите из политической борьбы?

– Это отнюдь не значит. Но я не застрахована нового беспредела. А вина-то моя в чем заключалась? Только в том, что я выиграла эти выборы. Я подверглась вместе со своими сторонниками немыслимым преследованиям. Я не знаю, какова будет завтра моя судьба. Меня-то из больницы отпустили с условием, что я даже интервью давать не буду. Даже этого последнего права и то меня хотят лишить в XXI веке!

– Некоторые эксперты считают, что вольно или невольно вы оказываете поддержку одному из кандидатов в президенты – экс-председателю КГБ республики Леониду Тибилову. Насколько достоверна эта информация?

– Определенная часть моего штаба оказалась у Тибилова, другая часть оказалась у Медоева, третья часть – у Санакоева. Конечно, в условиях моей полнейшей изоляции, когда доступа ко мне никакого не было, естественно, что люди потеряны и разбрелись. А что касается моих симпатий в чью бы то ни было конкретную сторону, то я их не обозначала. Это инсинуации, которые кому-то удобны.

– А как вы себя чувствуете, выйдя из больницы?

– Нормально. Я чувствовала себя нормально недели две назад. И потом, я хочу вам сказать, что я человек, который к физической боли достаточно терпимый. Здесь боль другого характера – я никогда в жизни не допускала, что со мной могут поступать таким образом.

***

Алла Джиоева на предыдущих президентских выборах, которые прошли в ноябре прошлого года, победила основного своего конкурента – главу министерства по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям Анатолия Бибилова. Однако, итоги выборов не были подведены – Верховный Суд ЮО по жалобе партии "Единство" признал выборы недействительными.
XS
SM
MD
LG