Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Суд в Гааге над лидером сербских националистов Воиславом Шешелем


Кирилл Кобрин: Начнем с международной судебной темы. В Гаагском трибунале вступил в финальную стадию процесс над бывшим лидером сербских националистов, бывшим вице-президентом Сербии Воиславом Шешелем. В заключительном слове прокурор потребовал признать Шешеля виновным в преступлениях против человечности, этнических чистках и нарушениях законов войны и приговорить его к 28 годам тюремного заключения. Ему было предъявлено обвинение по девяти пунктам, в том числе в подстрекательстве к массовым убийствам в Хорватии и Боснии, этническим чисткам и преследованию не-сербов в автономной области Воеводина в Сербии, в период с 1991 по 1993 год. В заключительном обращении к судьям Воислав Шешель категорически отверг любую причастность к военным преступлениям, утверждая, что суд над ним – «заговор западных государств против сербского народа». Рассказывает корреспондент РС на Балканах Айя Куге

Айя Куге: Пока неизвестно, когда Международный трибунал вынесет приговор по этому сложному делу, но есть вероятность, что это произойдет не раньше осени. Главный судья по делу Шешеля Жан Клод Антонетти признался, что трибунал поставил своеобразный рекорд: обвиняемый находится в условиях предварительного заключения уже девять лет. Воислав Шешель сдался добровольно в феврале 2003 года, судебный процесс начался лишь в ноябре 2007 и длился пять лет. Правда, Шешель всячески пытался затянуть рассмотрение дела, устраивая бесконечные протесты и не занимаясь собственной защитой.
Свою заключительную речь лидер Сербской радикальной партии выдержал в театральном стиле. Он читал в судебном зале стихи, агитировал за свою партию на предстоящих выборах в Сербии, а в качестве свидетельств собственной защиты приводил свои же книги. Кстати, Шешель написал в заключении более пятидесяти книг. Часть из них - про прокуроров и судей трибунала. Вот названия: «Дурачок из Манитобы Брюс МакФарлейн», «Южнокорейская гнида О Гон Квон»... А вот так Шешель обращался к судебной коллегии:

Воислав Шешель: Я, видный сербский националист, ощипываю с вас перья, летят ваши перья в небо под облака. Вы мне до колена не достаете. Я все крушу, за что берусь! Никто ничего не может мне сделать. Я разрушаю Гаагский трибунал в целом. Вы против меня бессильны – я морально и интеллектуально сильнее вас, против меня нет лекарства. Вы меня можете лишь убить, но и тогда моя могила будет вести борьбу против вас.

Айя Куге: Не секрет, что судебный процесс против Воислава Шешеля столкнулся со многими проблемами. Высказать свое мнение по этому поводу я попросила белградского журналиста Милоша Васича.

Милош Васич: Ещё в конце 90-х годов я беседовал с представителями Гаагского трибунала и предупредил их не выдвигать обвинения против Воислава Шешеля – чтобы потом не раскаяться. Очень жаль, но кажется, я был прав. Нужно было провести судебно-медицинскую психиатрическую экспертизу состояния Шешеля и установить, вменяем ли он или нет. Есть оценки серьезных психиатров, которые утверждают, что Воислав Шешель не в здравом уме и, кроме прочего, страдает суицидальными наклонностями. Он фанатик. Помимо того, у Шешеля довольно высокий интеллект, что нередко бывает у такого рода людей. И вот он получил свой шанс, ему удалось добраться до арены Гаагского трибунала и выступать там девять лет. Кстати, с моей точки зрения то, что он находился там девять лет, недопустимо. В любом суде любой нормальной страны он был бы либо освобожден, либо получил судебный приговор в течение года. Проблема Гаагского трибунала в том, что с приближением конца его мандата, его значимость начала снижаться, и юристы высокого класса начали его покидать. А оставшиеся менее опытные юристы просто не знают, что делать с Шешелем. Поэтому и получилось, что они дали ему возможность устроить то, что он устроил в зале суда – цирк. Он и уехал в Гаагу с намерением устроить там цирк, и осуществил это намерение. Но основная недопустимая их ошибка состоит именно в том, что они так долго держат его в предварительном заключении.

Айя Куге: Воислав Шешель утверждает, что в следственном изоляторе Гаагского трибунала его пытаются убить. В последнее время у него действительно возникли серьезные проблемы со здоровьем. Однако что на самом деле происходит, сказать сложно, – сам Шешель запретил давать эту информацию, даже судебной коллегии. Лишь с его собственных слов известно, что ему -- из-за сердечной недостаточности -- имплантировали дефибриллятор, который недавно сломался, так что Шешелю пришлось снова лечь в больницу. Вот как он сам это объясняет.

Воислав Шешель: Так как процесс со стороны прокуратуры велся неряшливо и западные силы увидели, что не могут ожидать нужных им результатов от суда, началось наступление на мое здоровье. Сначала атаковали мою печень. Когда я заметил это, то поднял шум. Я знаю, что в битве с мрачными силами только шум на публике может спасти меня. Когда я поднял шум, они прекратили атаковать мою печень. Печень сама выздоровела. Но потом они напали на сердце. Как они это делают – я не знаю. Делают это с помощью электричества. А электричество, которое угрожает моему сердцу, они производят электронным путем. Это попытка убийства, другого объяснения нет.

Айя Куге: Продолжим разговор с Милошем Васичем. Насколько можно верить утверждениям о критическом состоянии здоровья Шешеля?

Милош Васич: У Воислава Шешеля всегда были проблемы с сердечной недостаточностью, так что его здоровье всегда было под угрозой. А потом, как назло, испортился встроенный дефибриллятор. А до того он сам делал глупости: устраивал голодовки. В чем-то он подражал Слободану Милошевичу, который также играл со своей кардиоваскулярной патологией и разными лекарствами и, в конце концов, доигрался до того, что умер во сне. Я с Шешелем знаком лично с середины 80-х годов, в те времена мы порой встречались. На мой взгляд, он человек с расстроенной психикой, который в состоянии даже умереть, только для того, чтобы сделать пакость кому-то другому.

Айя Куге: Приближается, возможно, возвращение Воислава Шешеля домой в Сербию. Преобладает мнение, что эти девять лет в следственном изоляторе в Гааге почти покроют срок тюремного наказания, который ему будет присужден. Раньше многие в Сербии боялись возвращения Шешеля на политическую арену. Есть ли у него политическое будущее?

Милош Васич: Теперь его уже никто не боится. Его партия раскололась. Большая её часть создала Сербскую прогрессивную партию, которая с самим Шешелем в крайне плохих отношениях, и примирения там и быть не может. Другая, меньшая часть, пытается как-то по-прежнему шуметь и брыкаться. Когда вернется Шешель, это будет событием, но только на два-три дня. Не думаю, что его возвращение могло бы помочь Сербской радикальной партии на сербской политической сцене. Воиславу Шешелю, вероятно, удалось бы стать депутатом парламента, где он тоже устроит цирк. Его партия может набрать 5-7% голосов избирателей -- а какова поддержка, таково и его политическое будущее.

Айя Куге: Мы беседовали с сербским журналистом Милошем Васичем. Когда в начале 90-х годов был основан Международный трибунал в Гааге, Воислав Шешель постоянно настойчиво и публично предлагал предстать перед этим судом. Потом добился этого, сдался добровольно и демонстративно, под сопровождение духового оркестра, и уехал в Гаагу. И сегодня он утверждает, что доволен тем, чего достиг.

Воислав Шешель: Десять лет я пытался добраться до Гаагского трибунала. Это было самое большое желание моей жизни. Я очень доволен тем, чего достиг здесь.

Айя Куге: А вот что думает по поводу Шешеля в Гааге профессор из Хорватии, правозащитник Жарко Пуховский.

Жарко Пуховский: Его тактика состояла в том, чтобы высмеять Гаагский трибунал. И, на мой взгляд, Шешелю, больше, чем кому бы то ни было другому, удалось раскрыть внутренние проблемы этого судебного органа. Однако он сделал это как комедиант, с самого начала своего пребывания в Гааге давая понять, что он желает быть жертвой, желает, чтобы его осудили. Мне всегда казалось, что стратегия Шешеля: получить наказание в 2/3 от того срока, который он уже провел в заключении, и потом вернуться в Сербию с некоей лицензией сербского националиста и с Гаагским приговором, а потом, если позволит здоровье, сыграть, к сожалению, серезную политическую роль в Сербии.

Айя Куге: Профессор Пуховский, однако, недоволен результатами Международного трибунала в Гааге.

Жарко Пуховский: Я как гражданин был заинтересован в том, чтобы Гаагский трибунал предал позору политические программы, идеологию, которые привели к войне, этническим чисткам, убийствам, грабежам. Мне кажется, что в большинстве случаев этого не сделано, и особенно - в случае Шешеля. Он все превратил в какую-то трагикомедию, которую, я опасаюсь, многие неграмотные люди воспринимают как комедию. Например, на хорватских интернет-потралах, где собирается националистически ориентированная публика, многие положительно оценивает то, как успешно Шешель высмеивает Гаагский трибунал. Они, естественно, не испытывают симпатии лично к Шешелю, но исходят из того, что враг моего врага – мой друг.

Айя Куге: Пресс-служба Международного трибунала только что опубликовала 96-страничный запрос Воислава Шешеля. Шешель требовал от трибунала компенсацию в размере двух миллионов евро, утверждая, что нарушены его права человека за 9 лет, проведенных в камере предварительного заключения. Как сообщило агентство Франс-Пресс, суд в компенсации отказал.
XS
SM
MD
LG