Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В прошлой передаче я прочитал письмо из Нижнего Тагила. Писал Валентин Дегтерёв. На президентских выборах он был наблюдателем от КПРФ, рассказывал о нарушениях, о том, что на его жалобы не обратили внимания даже в самой КПРФ. Я сказал о противоречии, которому насчитывается уже много лет: человек обвиняет во всех российских бедах американцев, состоит в партии, на чьём знамени враждебность к Штатам написана метровыми буквами, и в то же время жалуется этим самым «америкосам» на своё родное российское начальство. Теперь читаю, что написал мне в ответ господин Дегтерёв:
«Сильно удивлён. Никакого отношения к КПРФ я не имею, в партии не состою и состоять не намерен. Наблюдателем от КПРФ пошел намеренно, так как других партий от оппозиции у нас в городе нет. Нет у меня и никакой ненависти к США! И раздвоения личности тоже нет! Было очень неприятно услышать своё письмо в вашей ошибочной интерпретации. Прошу вас прочитать это в прямом эфире! Мне неприятны упоминания о моем якобы членстве в КПРФ! Валентин Дегтерёв, предприниматель, Нижний Тагил».
Рад за вас, Валентин, но кто мешал вам так сразу и написать: я, Валентин Дегтерёв, пошёл наблюдателем от КПРФ, потому что иначе было невозможно, - и я бы не чувствовал себя сейчас в дурацком положении. Я ведь развёл вокруг вашего письма целую философию. Философия правильная, в России есть такие коммунисты, что жалуются нам на всякие непорядки и притеснения, я их не раз вышучивал, но всё равно мне неприятно, что на сей раз попал пальцем в небо. Дочитаю ваше письмо:
«Путин победил на выборах, но он и проиграл их, так как выбрал путь стравливания разных социальных групп, путь открытого административного
давления и шантажа работников бюджетной сферы. Будут и массовые аресты, и провокации против его противников, но собрать себя воедино он уже не сможет никогда. Такова судьба любого диктатора. Надо нам объединить вместе всю оппозицию и создать единый «Фронт национального спасения». Спасения от диктатуры, коррупции и чиновничьего и судебного беспредела! Прочитайте моё письмо, очень прошу! Это мнение простого гражданина страны, беспартийного. Валентин Вадимович Дегтерёв. Нижний
Тагил. Предприниматель».
Не знаю, что считать большим злом: то, что путинизм – это Партия жуликов и воров или то, что она принуждает людей демонстрировать верноподданность под угрозой лишения работы. Это – как обидеть ребёнка. Есть лагерное слово «опустить». Опускают рабочих целых заводов, опускают рабочую силу целых отраслей, опускают жителей целых областей, да что там говорить: опускают население всей страны. Это роднит путинизм со сталинизмом. И как раз это делает судьбу путинизма незавидной. Он кончит плохо, не исключено, что очень плохо. Из следующего письма прочитаю две строки: «Очень сложно подбирать слова из мест заключения, хоть я сам и не сидел никогда, но думать приходится... Как из зоны!!!», - три восклицательных знака. Я знал очень многих хороших людей, которых этот страх мучил, как настоящая болезнь. Во многих случаях она и есть настоящая. Эти люди уверены, что власть всегда знает, кто как голосует. Они-то и внесли решающий вклад в победу Путину – у меня нет ни малейших сомнений, что они. Путинизм, Партия жуликов и воров, они прекрасно знают об этой тяжёлой народной болезни и пользуются ею. Плохо кончат, очень плохо. По-моему, политический разговор об этом режиме уже невозможен.

Об этом - следующее письмо: «Эта диктатура безликости, бескультурной, приблатнённой и подонистой. Она не может быть крупномасштабно кровопийской. Из фарса выборов моль вышла потрёпанной. Её возненавидели двадцать-тридцать процентов населения, и это уже необратимо. Это правление имеет один крайне любопытный эффект - оно страшно дискредитирует Московию, как брежневские ордена дискредитировали коммунизм. Коммунизм получил удар от разоблачения «культа личности» Сталина, но выжил, а вот брежневского маразма он не пережил, просуществовав после него совсем недолго. В перестройку били по коммунизму, а попали в Московию, жалели об этом, а вот сейчас многие говорят: стыдно за страну и её жителей. Многие пошли в наблюдатели и сейчас говорят: мы увидели страшное, но это не фальсификации. Лизали сапоги царям, но те были хоть культурные, лизали большевикам, но те хоть были идейные и строили хоть чего-то, но теперь наши соотечественники способны лизать сапожки и чудовищно мелкой, бесцветной, ничего не создающей, кроме борделей и олимпийских объектов, моли. Никогда не было так понятно, что они её породили. Если разоблачения Сталина ударили по коммунизму, а идиотизм Брежнева его убил, то нынешняя моль бьёт уже не по коммунизму, а по Московии. У нас уже идёт холодная гражданская война, психологическое противостояние. Эта информационная мясорубка по своим последствиям может быть самой страшной...
Вселенский опыт говорит,
что погибают царства
не оттого, что тяжек быт
или страшны мытарства.
А погибают оттого
(и тем больней, чем дольше),
что люди царства своего
не уважают больше.
Этими стихами Булата Окуджавы заканчивается письмо. Похоже, что слово «моль», несколько раз употреблённое в этом письме, уже закрепилось в русском языке в том смысле, который придали ему последние события в России.

В Москве держат за решёткой участниц группы Pussy Riot, которые на масленицу спели в Храме Христа Спасителя свою молитву: «Богородица, Путина прибери!». Их обвиняют в злостном хулиганстве, в оскорблении чувств верующих и ещё в чём-то – долго перечислять. Эту группу можно назвать группой озорниц, она давно дразнит людей, у которых старомодные взгляды на разные вещи, в том числе – на женский вопрос, как выясняется, всё ещё существующий в России. Pussy Riot – это по-английски. По-русски: «Бунт писек». В прошлой передаче я сказал, что у меня к преследователям этих молодых женщин только один вопрос: что, если бы они обратились к Богородице с просьбой не прибрать Путина от власти, а наоборот, оставить его в Кремле навечно? Их тоже поместили бы за решётку?

Читаю письмо Евгения Мищенко. Длинное письмо, богословское, я вынужден его сильно сократить, уж извините, Евгений. «Что есть поступок Pussy Riot перед Богом? Да ничего. В писании говорится: «Бог, сотворивший мир и всё, что в нем, Он, будучи Господом неба и земли, не в рукотворенных храмах живет». Почему люди думают, что Pussy Riot что-то там осквернили, сделали нечистым? По своему невежеству. Согласно Новому Завету, осквернить какое-либо место после жизни Христа на земле вообще становиться невозможным. Понятия святотатства или осквернения в Новом Завете не существует. Осквернить можно только самого себя через неправедные поступки, но никак нельзя осквернить какое-либо место или других. Вывод такой. Власть, в том числе и церковная, не понимает учения Христа. Если они хотят жить по Ветхому Завету: "око за око", то пусть так и живут себе, как невежественные глупцы. К христианству нападки на Pussy Riot не имеют никакого отношения. Власть мирская, сливаясь в экстазе с властью религиозной, в очередной раз хочет запугать общество через показательный процесс над Pussy Riot», - пишет Евгений Мищенко.

Иначе смотрит на это дело Сергей Свиридов. Читаю: «Я лично не являюсь сторонником свободы слова или "демократии" и, как убежденный монархист, считаю, что за богохульство или пропаганду гомосексуализма следует наказывать, а вот пропаганду традиционных ценностей - поощрять. Однако, сторонник свободы слова должен признавать ее за всеми. То есть, защищать не только Pussy Riot, но и инакомыслящих, сидящих (как в России, так и в Западной Европе) за "экстремизм", за свастику, вытатуированную на плече и т.д. То есть, тем "демократам", которые защищают Pussy Riot, но при этом призывают к борьбе с "нацизмом" или "гомофобией" следовало бы признать, что они не большие демократы, чем я, но просто имеют иные взгляды на то, что должно быть разрешено, а что запрещено. Это было бы честно. Увы, этого не происходит. Налицо гнусное вранье и двойные стандарты», - пишет господин Свиридов. Мне кажется, он намеренно путает Божий дар с яичницей. Должен сказать, что масленичная история в Москве привела в заметное возбуждение многих людей из числа любителей поговорить о божественном. Опять, как встарь, чуть не в каждой деревне обнаружился свой толкователь Писания, начётчик, но далеко не каждый из них – охотник на ведьм, далеко не каждый, что отрадно. Над озорницами измываются разные люди: во-первых, те, кому всё равно над кем измываться, лишь бы измываться, если это, конечно, безнаказанно, - мучители по природе, их ещё называют садистами, почти научное название, во-вторых, нал озорницами измываются люди неплохие, но дремучие, тёмные, как тёмный лес, ревностные христиане – не по уму ревностные, в третьих, люди не совсем тёмные, но деляги – политические деляги, они думают, что таким мучительством укрепляют церковную власть, свою власть. Это всё понимают и потому не одобряют многие российские христиане. Для меня, честно говоря, только они и христиане.

Читаю из письма, помещённого на одном из сайтов радио «Свобода»: «Воры гуляют на свободе за намного более тяжкие преступления, убийства, изнасилования, грабёж, работорговлю дают просто смешные сроки, а девочкам, которые в принципе по канонам христианства ничего не нарушили (ну, нет в Библии чётко установленного протокола молебна, а постановления Гундяева для Бога и верующих не указ) угрожают огромным сроком - видите ли, они оскорбили чувства верующих.. То есть, если поп в парчовой рясе едет на мерседесе на красный свет, отпускает грехи бандюкам, требует у государства (всего народа, в том числе и у атеистов) отдать ему храм, который он не строил и даже его предки его не строили, вымогает деньги за крещение, венчание, за молебен, освящение, то это не оскорбление чувств верующих? А ведь по канонам Библии, попам положено быть смиренными, не стяжательствовать, не желать добра ближнего своего, то есть, поп, нарушающий каноны, - это явный оскорбитель чувств верующих и, по моему мнению, должен сидеть в тюрьме! Но их почему-то не сажают... Может, потому, что они обеспечили явку на выборах за нужного кандидата?», - говорится в письме. Да, не очень простым делом оказывается забота о чувствах верующих, о чистоте храмов, если подъезжаете вы к этим храмам на Мерседесах с мигалками и сверяете расписание своего дня по часам стоимостью в тридцать тысяч евро. Очередной промах церковно-государственной пропаганды. Не подумали мужики, что их призовут оборотиться на себя.

«Здравствуйте, Анатолий Иваныч! – следующее письмо. - Вам один слушатель написал свое недовольство, как пьют в селах и деревнях. Я тоже был свидетелем. У меня есть дальние родственники в деревне Московской области, там всегда гнали самогон, даже при советской власти, я тогда попробовать не мог, потому что ребенком был, зато в начале двухтысячных (мне тогда уже было где-то двадцать три-двадцать четыре), попробовал и был восхищен, потому что самогон - это лучше, чем выпивка из магазина! Сстанислав».
Не могу с вами согласиться, Станислав. Хорошего самогона на пространствах бывшего Советского Союза не было, нет и быть не может. Вкус может быть приятен, но это обман трудового народа, как говаривал покойный директор Русской службы радио «Свобода» Юрий Львович Гендлер, а он в этих делах разбирался. В своё время он получил срок за чтение и распространение запрещённой литературы в Ленинграде, но в приговоре было написано, что – за использование самогонного аппарата собственной конструкции, что тоже соответствовало действительности. По прибытии в лагерь (это было в Пермской области) он окинул взглядом барак и увидел в углу огнетушитель. Так появилось второе полезное изобретение Гендлера: в этом огнетушителе стали делать брагу. И что примечательно и замечательно: за три или четыре года, что Гендлер провёл в этом бараке, никто не стукнул начальству, в чём истинное назначение огнетушителя, а недостатка в стукачах не было. О политических беседах зеков стучали исправно, а о том, что беседы эти протекали под бражку из огнетушителя, никто не проронил ни слова. Стукачу тоже хочется жить… В директорском кабинете Юрия Львовича на «Свободе» был шкафчик. В нём стояли бутылки и рюмки. После пяти вечера можно было зайти, открыть этот шкафчик и налить себе из любой бутылки. Однажды там появилась бутылка без наклейки. Гендлер каждому пояснял, что это самогон, привезённый его друзьями молодости из Одессы. И вот что я вам скажу, Станислав: я этот шкафчик открывал чуть ли не каждый день в течение нескольких лет, и не только я, - и бутылка оставалась не початой. Никто и не подумал её открыть. Потому что народ в Русской службе радио «Свобода» был понимающий, что можно пить, а что нельзя, и как пить, и где, и когда. В директорском кабинете – только после пяти вечера, и не больше пяти рюмок неразбавленного виски, если вы культурный человек. Итак, Станислав, вы должны пообещать мне больше к самогону не притрагиваться, а кто станет спрашивать, в чём дело, отвечайте: Анатолий Иванович с радио «Свобода» не велел. Гендлер, правда, любил повторять, что плохой водки не бывает – только хорошая и очень хорошая, но к самогону это не относилось, потому что советский самогон, как вы его ни очищайте и чем ни сдабривайте, есть не водка, а отрава.

Пишет Николай Алексеевич из Нижневартовска: «Прошлой осенью еду в пригородном поезде, и сильно выпивший гражданин говорит мне: "С бородой, в очках, да еще в шляпе - интеллигент (далее непереводимые определения, сильнее ленинских) и еще хочет нам повысить цены на курево и на водку". Отвечать бессмысленно. Хорошо, что поезд остановился на станции, и я вышел по-английски, не прощаясь, хотя за две остановки до пункта моего прибытия, но вы сами понимаете, что ответ мог быть один и интеллигент в шляпе не мог его парировать. Вот и все так у нас в России происходит».

«Оппозицию знаю изнутри, - сообщает автор следующего письма. - Не хотят рядовые из той же "Солидарности" вместе с коммунягами и нациками на митингах быть! Но лидеры обнялись с идейными врагами. Им, лидерам, численность нужна. Да и в организациях уже полно националистов и левых - слить могут ветеранов девяностых из руководства, все время об этом говорят. Как же они за массой не пойдут и не сблизятся с идейными врагами? Иначе паству потеряют. Разучились работать. Только возглавлять любят и умеют. А есть силы пассионарные, страшные, связанные и с силовиками, и с бюрократией. Тут серьезно. Они-то и толкнули власть с помощью "либералов", её обозливших. Теперь она может опираться только на самые совковые, на коммунистические и коричневые силы. Вот кто подготовит контрреволюцию. А вы революцию всё ждете. И демократы, за такими редкими исключением, как я, левый переворот поддержат. Вы говорите: придется потерпеть. Заранее смирились. Напрасно, Анатолий Иванович! Нужен правый поворот. Иначе нас так развернёт влево, к сталинизму, что мало не покажется. Сейчас вместе с Чубайсом нужно делать всё, чтобы не допустить поворота руля влево. Мы можем потерпеть поражение, и всё же лягушке в кастрюле со сливками положено работать лапками до конца, если она настоящая лягушка». Автор этого письма, иными словами, боится, что Путина свергнут не те, кто хотел бы упорядочить, облагородить и тем самым укрепить капитализм в России, а те, кто стремится вернуть её, насколько получится, к социализму, да придать ему русское национальное лицо с таким свирепым выражением, которое испугает мир не меньше, чем некогда – сталинизм. Будет хохма, если левый поворот или, по слову нашего слушателя, контрреволюцию совершит или попытается совершить сам Путин. Ведь и в письме говорится, что теперь он может опираться только на красных и коричневых. Можно добавить: и на самых затурканных в простом народе, на тех, в частности, что голосовали за него страха ради.

Письмо из Каунаса: «Я наполовину русский, по отцу. Гражданин Литвы, это моя родина, люблю её, как мать. Стоял с другими безоружными людьми у телевизионной башни в Вильнюсе в январе 1991 года. Мне повезло, не пострадал. Там, где я стоял, «Альфа» штурмовала профессионально. Сейчас больно слышать ложь из России и от местных продажных тварей, что свои убивали своих. Маленькой стране легче меняться, хотя должен признать, что в Литве тоже есть проблемы, похожие на русские, хотя не такие глубокие и страшные – журналистов не убивают, не бьют, митинги не разгоняют, главные средства массовой информации не монополизированы властью, выборы – свободные, нет такого беспредела силовых структур. Но коррупция в Литве все же более высокая, чем в США, Германии, Британии, скандинавских странах. Политическая культура тоже ниже. Скомпрометировавшие себя политики остаются на своих постах, руководят партиями. Это следствие слабого гражданского общества, недостаточной ответственности избирателей. Голосуют за новых спасителей, шоуменов, забывают грехи политиков. Голосуют за тех, кто больше маячит в телевизоре, в разных шоу, скандалах. Люди поддаются манипуляциям. Качество демократии ведь зависит от уровня морали и ответственности в обществе, а общество только начинает лечиться от сталинизма и коммунизма. Я согласен с теми, кто говорит, что Литве нужен новый “Саюдис”, только сейчас - не за освобождение страны, а за освобождение умов от стереотипов, страхов, предрассудков. Нужен новый “Саюдис” против коррупции, лжи, безответственности, эгоизма. С уважением Эдвинас».
Спасибо за письмо, Эдвинас! Есть что-то вроде научного положения, согласно которому демократия может прижиться не во всяком обществе. Нужна почва, определённый, сложившийся столетиями, задел обычаев, привычек, понятий, нужна, короче, почти бессознательная, а лучше – сознательная готовность людей жить при демократическом порядке. Не думаю, что в России кто-то удивился тому, что литовцы, эстонцы и частично латыши оказались готовы к жизни по-европейски намного лучше остальных бывших советских народов. Правда, в последние годы к ним присоединились грузины. Вот чудо – по крайней мере, для меня. Тут есть о чём подумать и науке. Я бывал в Грузии, мне казалось, что знаю грузин ну, не совсем хорошо, но намного лучше, чем прибалтов. Одно для меня было совершенно очевидно: почвы для демократии, для правового государства там не больше, чем в России, если не меньше. А вот же смогли! Смогли совершить такие перемены, что просто боишься сглазить. Конечно, огромная роль руководства, роль личности и личностей, но они же не с Луны прилетели в Тбилиси, не из Штатов – Саакашвили только учился в Штатах, они все – плоть от плоти своего народа, такие же грузины, как и все. Такие, да оказывается, не такие. Почва – почвой, а от сеятеля тоже очень многое зависит. «Свободы сеятель пустынный, / я вышел рано, до звезды, / рукою щедрой и невинной/ в порабощённые бразды/ бросал живительное семя, / но потерял я только время/ благие мысли и труды». Это – Пушкин. Оказывается, не всякому сеятелю так не везёт. Главное, как сказал автор предыдущего письма, работать лапками до конца.

Пишет Владимир Кочетков: «Самое важное не то, «почему победил Путин», а то, что он победил. Плюс еще и то, что многие уверены, что он победил несправедливо. Разрушена вера в справедливость. По комментариям заметно, что многие уверены в том, что демократия – обман. Нет никакой демократии нигде. Подтверждения этому люди находят везде: история Стросс-Кана, импичмент Никсона, скандал Иран-Контрас, убийство Кеннеди, Джона и Роберта. Роберта как раз перед выборами. Странами правят те, кому положено править, и выборы на это не влияют никак. Вот к какому выводу пришли русские люди после выборов президента Путина. Все разговоры Запада о либерализме и демократии наглая и подлая ложь. Победа Путина – не только победа в тактике, то, что его выбрали не помню на какой срок, это стратегическая победа тирана, победа самой тирании над правдой и справедливостью», - пишет господин Кочетков. Многие действительно рассуждают так. Раз когда-то убили Кеннеди, а недавно опять избрали Путина, значит, правды нигде никогда не была, нет и быть не может. Это настроение и ход мысли подростка.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG