Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Юрий Федоров - о международном прощании Дмитрия Медведева


Дмитрий Медведев и Барак Обама на саммите в Сеуле

Дмитрий Медведев и Барак Обама на саммите в Сеуле

В Сеуле 26 марта начинает работу двухдневный саммит по ядерной безопасности. Это последнее крупное международное событие, на котором Россию в качестве президента представляет Дмитрий Медведев.

Чем запомнилась "медведевская" внешняя политика? На этот вопрос Радио Свобода отвечает пражский политолог Юрий Федоров.

– Ко времени пребывания на посту главы государства Дмитрия Медведева пришлись такие события, как признание Россией государственной независимости Абхазии, Южной Осетии, так называемая перезагрузка российско-американских отношений, смена режимов сразу в нескольких государствах Ближнего Востока. На ваш взгляд, насколько зависела российская политика в эти годы от Дмитрия Медведева?

– Перечисленные вами события действительно очень важны, они являются своего рода отличительными знаками мировой политики последних нескольких лет. Но, по сути дела, ничего особенно от президента Медведева в отношении развития этих событий не зависело. Он говорит, что отдал приказ о введении войск в Грузию, что с его именем связана не только перезагрузка, но и договор по стратегическим наступательным вооружениям, некоторые другие вещи. Но мне, честно говоря, кажется, что это некая попытка создания мифа, связанного с Медведевым, с его ролью во внешней политике России. На самом же деле, роль его была, далеко не столь значимой, как хочет ее представить он сам и некоторые люди из его окружения.

– Вы хотите сказать, что этой роли не было вообще или она имеет некий негативный оттенок?

– Сказать, что он вообще никакой роли не сыграл во всех этих событиях, наверное, было бы неправильно. Ведь по Конституции России президент отвечает за внешнюю политику, и на практике это означает, что любое сколь-нибудь серьезное внешнеполитическое заявление или внешнеполитический ход должны быть согласованы с президентом и одобрены им. Другой вопрос, насколько значима роль Медведева в формировании внешней политики. Надо понимать, что даже если он формально отвечает за любые внешнеполитические решения, готовятся они, как правило, в Министерстве иностранных дел, в других государственных ведомствах, связанных с международными делами – во внешней разведке, в Министерстве обороны и так далее. Исходя из этой данности, вклад Медведева был, конечно, незначителен, хотя есть люди, которые говорят, что Медведев создает образ либерального политика, своего рода либеральной альтернативы Путину. Особенно этот тезис распространен среди значительной части российского академического сообщества. Боюсь, однако, что это не совсем так.

– Продолжая вашу мысль, не был ли Медведев на посту президента своего рода противовесом известной всем резкости Владимира Путина? И не делал ли этот факт российскую политику последние четыре года, может быть, более сбалансированной?

– Если говорить о декларативной стороне политики, то есть о заявлениях, которые делает то или иное должностное лицо, связанное с внешней политикой, то некоторые заявления Медведева были, безусловно, более мягкими по стилистике, чем заявления Путина. Это верно. Но нельзя не вспомнить и о том, что именно Медведев делал эти, я бы сказал, зубодробительные заявления по поводу так называемых контрмер в ответ на развертывание американской системы ПРО в Центральной и Восточной Европе. Это было и в 2008 году, сразу после того, как он пришел к власти, и совсем недавно, в ноябре прошлого года. Так что здесь, я бы сказал, счет по нулям – у него были и квазилиберальные, довольно мягкие заявления и очень жесткие. Поэтому, на мой взгляд, особых иллюзий у западных партнеров в отношении российского руководства никогда не было, как нет и сейчас.

Этот и другие материалы читайте на странице информационной программы "Время Свободы".
XS
SM
MD
LG