Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Северокорейский ГУЛАГ существует в два раза дольше сталинского".


Портрет основателя Северной Кореи Ким Ир Сена украшает здание в Пхеньяне.

Портрет основателя Северной Кореи Ким Ир Сена украшает здание в Пхеньяне.

«Бесчеловечное отношение северокорейского режима к своим гражданам – секрет, который у всех на глазах» – статья в американской газете «Вашингтон Пост» ведущего американского политического комментатора Фреда Хайята.

Во время пребывания президента США Барака Обамы в Южной Корее на этой неделе мы услышим немало слов об опасности северокорейских ядерных амбиций, пишет автор, однако мы вряд ли услышим о молодом человеке по имени Чин Дон-Ук. Его выращивали, как скотину, в северокорейском лагере после того, как охрана приказала его будущим родителям-заключенным спариться. Но Чин мог бы многому научить нас – как о прошлом и будущем Северной Кореи, так и о новом цикле переговоров, пустых угрозах и несдержанных обещаний по ядерному вопросу, пишет Фред Хайят.

Книга о Чине скоро выйдет на прилавки в США. Она называется «Побег из лагеря номер 14». «Мы иногда говорим «он вырос без любви». Так вот, этот человек в буквальном смысле слова вырос без таких понятий, как любовь, доверие и доброта. Его жизнь состояла из побоев, голода и рабского труда. Его характер формировался в подчинении охране, доносах на других заключенных и краже еды, когда это было возможно», рассказывает автор публикации. Когда Чину было 14 лет, у него на глазах убили его мать и старшего брата, что не вызвало у него ни жалости, ни огорчения. Его выращивали для того, чтобы он работал – до смерти, то есть, возможно, лет до 40. Он никого не знал за пределами лагеря номер 14. Когда ему было 23 года, он убежал и смог за 4 года пробраться через Северную Корею – голодную и более хаотичную версию того же лагеря 14, но больших размеров – в Китай, а затем в США. Он – единственный рожденный в северокорейском ГУЛАГе, кому удалось вырваться на свободу. Сейчас к нему постепенно приходит сознание того, что его растили в нечеловеческих условиях. Он постепенно учится понимать, что такое мораль и чувства.

Как такое возможно в 21 веке, в мире, который провозгласил, что «больше такого не повторится»? – спрашивает автор. Профессор Джорджтаунского университета Виктор Ча отвечает на этот вопрос так: выработать комплексную политику в отношении Северной Кореи очень сложно, поскольку любая администрация США сталкивается с тремя проблемами одновременно – с северокорейской ядерной программой, с чудовищным попранием прав человека и с разваленной экономикой. Виктор Ча предрекает довольно скорый конец этого режима и говорит о том, что когда это произойдет, это раскроет масштаб самой крупной гуманитарной катастрофы и надругательства над людьми в современной истории. Но только открытием это ни для кого не будет.

Как говорится в книге о Чине, северокорейский ГУЛАГ существует уже в два раза дольше, чем сталинский, и в 12 раз дольше, чем нацистские концлагеря. Северокорейские лагеря видны со спутников. Один из них по площади больше Лос-Анджелеса. В общей сложности в них находится 200 тысяч человек. То есть они видны, но люди просто не хотят их видеть. И Китай, и многие в Южной Корее боятся падения этого режима. И не только из-за финансовых и экономических причин, но и из-за того, насколько сложно будет привить северокорейцам нормы нормального общества. Годы изоляции, пропаганды и извращенной морали сделали свое дело. А 20 лет, прошедшие после развала Советского Союза, доказывают, что привить людям представление о гражданских ценностях намного сложнее, чем ввести рыночную экономику и демократические формы правления, пишет автор статьи в «Вашингтон пост».
XS
SM
MD
LG