Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мотоюки Исидзе не удивлен, что российская молодежь обожает японские рок-группы и виртуальную певицу Мику Хацунэ


Елена Рыковцева: Прошел год после страшного землетрясения в Японии, которое в самой стране называют Великим восточно-японским землетрясением. В связи с этой годовщиной правительство страны проводит кампанию «Japan Next» - «К новой Японии». Ее цель - передать чувство благодарности миру за оказанную помощь. Форма благодарности - Всемирный фестиваль японской культуры, чьи мероприятия прошли на нескольких мировых площадках, в том числе и в Москве. И вот тут-то нас ждал сюрприз, связанный с отношением современной российской молодежи к современной японской культуре.
Сегодня у нас в гостях - международный обозреватель газеты «Известия» Константин Волков. Во второй части программы к нам присоединится министр-советник посольства Японии Мотоюки Исидзе, который выступил на московской части фестиваля и поразил аудиторию своим русским языком. Народ был в восторге от того, как хорошо он говорит по-русски.
Константин, как вы считаете, оправилась ли страна после этой страшной трагедии?

Константин Волков: Разумеется, нет. После такой масштабной, ужасной трагедии, которая произошла немногим больше года назад, так быстро не оправляются. Но, по моему опыту, а я был в Японии в январе этого года, в пострадавших районах – Сендай, «Фукусима» – восстановление идет очень быстро, я бы сказал, впечатляющими темпами, особенно на русский взгляд. Мы проезжали через районы, сметенные цунами. Конечно, они пока производят достаточно печальное зрелище. Фактически это пустыня до горизонта, с отдельными деревцами, обглоданными цунами, и с фундаментами домов. Больше там нет ничего. Но при этом вывезен весь мусор, расчищено все, что можно, восстановлены дороги, дорожное ограждение, инфраструктура, свет, вода и так далее. И такая любопытная деталь: вдоль дорог оставлены рыбацкие лодки, которые занесло цунами километра на 2-3 от моря.

Елена Рыковцева: Вот справка, которую раздавали на фестивале: уже через два месяца после землетрясения было восстановлено электричество на 95%, городской газ – на 86%, водопровод – на 97%. В рыбном порту города Исиномаки префектуры Мияги почти все плававшие в море обломки домов, зданий и прочих сооружений устранены. В районе города Оофунато префектуры Иватэ обломки, которые были разбросаны по всему городу, были устранены, починены столбы линии электропередач. Через 49 дней после землетрясения была полностью восстановлена линия железнодорожных путей общей протяженностью в 713 километров. Эксплуатация аэропорта «Сендай», который понес ущерб из-за цунами, была восстановлена через 33 дня, и он начал обслуживать внутренние авиарейсы. Вот такие результаты.
Сейчас японцы благодарят мир за помощь, оказанную после землетрясения. Но я очень хорошо помню, что год назад шли разговоры о том, что не так уж японцам и нужна эта помощь, потому что у них настолько сильная экономика, что они, скорее всего, справятся с этим сами. Более того, экономика еще больше расцветет, ее ждет бум после восстановительных работ. Константин, как вы оцениваете тогдашние разговоры, и насколько существенной оказалась международная помощь для Японии?

Константин Волков: Существует расхожий стереотип, что японская экономика сильна до невозможности и справится с чем угодно. Говорить о том, так ли это, достаточно сложно. Надо все-таки учитывать, что у японской экономики существует масса проблем – это и высокий курс иены, из-за чего товары, производимые внутри Японии, оказываются очень дорогими, из-за чего падает покупательная способность населения, это и проблемы с Пенсионным фондом, и масса других экономических проблем. Безусловно, международная помощь Японии была нужна. И за то, что большинство стран мира очень оперативно откликнулись и предоставили то, что можно, я думаю, японцы благодарят не формально, а от чистого сердца. Надо сказать, что процесс благодарности, масштабно обставленный, с фестивалями во многих странах мира, - это вполне японская традиция, которая, на мой взгляд, должна вызывать только уважение. Им помогли, и теперь они говорят всем спасибо, показывают, что они не забывают добро, сделанное им.

Елена Рыковцева: Дам еще одну справку, полученную с фестиваля, в цифрах: 163 страны и региона мира оказали помощь, приняли группы спасателей и специалистов из 29 стран, приняли спасательные материалы из 63 стран, приняли денежную помощь от 93 стран, регионов и организаций мира. «Спасибо», - пишут огромными буквами.
И теперь мы переходим к замечательному фестивалю. Расскажу о некоторых для меня удивительных и странных моментах - ведь совершено случайно я об этом узнала. Открыла газету «КоммерсантЪ» за два дня до фестиваля, в пятницу, где вижу огромное объявление, что в Киноконцертном зале «Мир» состоится Фестиваль японской культуры, в котором примут участие рок-группы, какие-то еще исполнители. И в тот момент я вспомнила, что у меня в подъезде живут две школьницы, которые интересуются Японией и ее культурой. Принесла им газету «КоммерсантЪ» и сказала: «Девочки, разберитесь с этим. Там сайт указан. Может быть, вы сходите в воскресенье». А девицы ответили: «Мы бы сходили, но родители денег не дадут. Это же дорого. Это же знаменитейшие группы, это виртуальная певица!» Но я говорю: «Тут написано «правительство Японии», «благодарность». Может быть, это все-таки бесплатно? Они позвонили в Киноконцертный зал «Мир». Те говорят: «Нет, мы не распространяем билеты, мы не знаем, на каких условиях проводится фестиваль». Но девицы оказались дотошными. Они узнали, что идет регистрация на этот концерт через социальную сеть «В контакте». То есть вы должны быть членом этой социальной сети. А вся российская молодежь, по-моему, туда входит, в отличие от «стареньких», которые в «Facebook» сидят. И вот они через социальную сеть «В контакте» нашли людей, которые регистрируют на этот фестиваль. Все места были уже заняты. Но две мои соседки выслеживали, кто откажется от своих мест и успели все-таки захватить два места на фестивале и пришли туда в воскресенье. Кстати, бумаги, которые передо мной, - это они мне принесли. И конечно, они были в полном восторге.
Оказалось, что виртуальную певицу, которая там выступала, зовут Мику Хацунэ, и она известна всей российской молодежи. Более того, я даже нашла сюжет в программе «Время», который мы дадим сейчас вам послушать, из которого следует, что и всей стране она уже известна.

Диктор: Юная певица затмила мировых звезд. Японская исполнительница по имени Хацунэ Мику оказалась на вершине местных хит-парадов, обойдя даже Мадонну и Леди Гагу. И это при том, что она - вовсе не человек, а компьютерная программа. При записи ее песен не использовали живые голоса. Все это - чудо цифровых технологий. Кстати, у «вокалоида» - так голографическую певицу окрестила пресса - нашлось немало поклонников в Европе и США. Когда на одном из музыкальных сайтов девушку назвали «ангелом без души», всего за пару минут разгневанные фанаты оставили на странице несколько тысяч возмущенных комментариев.

Елена Рыковцева: Представьте, что голограмма пляшет на сцене, поет – дети в восторге, молодежь в восторге. И еще одно из отделений этого концерта – видеофильм, но было ощущение присутствия на «живом» концерте - знаменитой японской группы «L'Arc-en-Ciel», которая в этом году празднует свой 20-летний юбилей, то есть в Японии она известна и детям, и взрослым, но в России пользуется популярностью именно среди молодежи.
И третья часть этого концерта, читаю по программе – известный как в Японии, так и за ее пределами исполнитель традиционных и современных японских музыкальных произведений на сямисэне (традиционный трехструнный музыкальный инструмент) Хиромицу Агацума, который исполнил русские народные песни. Мне рассказали, что когда он начал играть «Калинку», народ был в полном восторге, но когда он заиграл «Светит месяц, светит ясный...», молодые уже не узнали. Константин, это так?

Константин Волков: Я думаю, там была творческая обработка этой песни, поэтому мотив был не столь явен. Это было попурри из русских песен. Он сыграл «Калинку», которая потом плавно перетекла в следующую композицию, и так далее. Но народ действительно был в восторге. Зал взвыл, стали размахивать руками, кричать «Вау!» и так далее. В общем, приняли этого прекрасного музыканта очень хорошо.

Елена Рыковцева: А вас удивило, что на этот фестиваль собралась практически только молодежь?

Константин Волков: Нет, не удивило, поскольку я сталкивался с этим и раньше, еще осенью прошлого года, когда проходил в Москве фестиваль «Японская осень». Там было мероприятие под названием «cosplay». Суть этого мероприятия в том, что юноши и девушки переодеваются в костюмы своих любимых персонажей из японских комиксов «манга» и японских мультфильмов аниме. И они не только переодеваются, но при этом стараются подражать всем повадкам, привычкам выбранных ими персонажей. И прослойка молодежи, которая интересуется японскими комиксами и мультфильмами, в России достаточно велика. Это движение зародилось, по-моему, в конце 90-х, причем почему-то в Воронеже, не в Москве. Сегодня поклонники есть не только в крупных городах, но я встречал девушек, приехавших, например, из Вязьмы, из небольших сибирских городков. Причем очень хорошие костюмы, сделанные с любовью, тщательно – какие-то мохнатые хвосты, шлемы... Популярность японской поп-культуры набирает обороты среди российской молодежи.

Елена Рыковцева: Кстати, на этом фестивале, как я поняла, все тоже были разукрашены в зеленые цвета этой певицы – она зеленовастенькая.

Константин Волков: У певицы зеленый парик с длинными хвостами – и все девушки были в таких же зеленых париках, ярко-химического изумрудного цвета. Ну, что не сделаешь ради кумира?..

Елена Рыковцева: А вам не кажется, что здесь есть какая-то тактика, если не сказать – стратегия, в привлечении именно молодежи на эти мероприятия? Даже сам факт того, что регистрация идет только через социальную сеть «В контакте». Да, можно было и с улицы прийти просто по объявлению. Но для того чтобы чувствовать себя уверенно, чтобы в зале сидеть на «своем» месте, нужно было через сеть «В контакте». Плюс в программе ставка делается все-таки на молодежные предпочтения. Это что-то сознательное, специальное?

Константин Волков: Японцы привозят сюда одни из самых популярных в Японии образцы японской поп-культуры. А поскольку основная аудитория поп-культуры – это все же молодежь, то и у нас, естественно, этим интересуется тоже в первую очередь молодежь.

Елена Рыковцева: А как вы отнеслись к появлению на сцене виртуальной певицы? Мой коллега, которому я показала этот клип... А ведь взрослые не знают о ее существовании, для меня тоже это было совершеннейшее откровение. Он говорит: «Ведь так же можно оживить любого умершего рокера, сделать из него голограмму, поставить запись его песен, он будет плясать…» Не является ли это началом какой-то новой культуры? Как вы относитесь к тому, что поет даже уже не живой персонаж, а виртуальный? К этому изобретению японцев каково ваше отношение?

Константин Волков: У меня к этому отношение неоднозначное. Возникает несколько странное ощущение от того, что на сцене пляшет голограмма. Это не живой персонаж, это не оцифрованный живой человек, это именно мультяшный персонаж, переведенный в голограмму. Ну, с таким же успехом, действительно, можно оцифровать Винни-Пуха, озвучить его и ходить на его концерты, радостно размахивать светящимися палочками и подпевать. Почему бы и нет? На мой взгляд, в этом есть нечто искусственное. Впрочем, это свойственно вообще современной японской культуре в очень значительной степени. Но, что интересно, эти «вокалоиды» получают все большее распространение. Сейчас они уже освоили большой сегмент рынка в Японии. Более того, там есть много молодежи, которая слушает только «вокалоидов», она уже перестала слушать живых певцов. И сейчас эта... не скажу – зараза, это явление распространяется по всему миру. Скоро появятся свои «вокалоиды» в Испании и в Англии, вот-вот появятся в Южной Корее, на очереди Китай, Франция, США и так далее. Компания «Yamaha», основной разработчик программы «Вокалоид», делает новых «вокалоидов» только для тех стран, где они видят уже сформированный рынок. Таким образом, мы имеем победный марш вот этих странных, анимэшных созданий по всему миру.

Елена Рыковцева: К нам присоединяется министр-советник Посольства Японии Мотоюки Исидзе. Исидзе-сан, море комплиментов по поводу вашего русского языка, который услышали зрители на этом концерте. Первое, что они рассказали, когда пришли: как же хорошо говорил представитель посольства Японии по-русски! А вы можете сказать, откуда у вас вот такой русский язык?

Мотоюки Исидзе: Это самый сложный вопрос, наверное. Я не ожидал. Но спасибо за комплимент. Каждому дипломату, в том числе и мне, дают три года, чтобы выучить русский язык. Я учился в российском университете, в МГУ на филологическом факультете, потом работал в посольстве Японии. Я был переводчиком для многих сотрудников, которые не владели русским языком. Я работал в экономическом отделе, а там были сотрудники из разных министерств и ведомств. Поэтому у меня накоплен большой опыт по переводу. Но, к сожалению, после моего отъезда в 98-ом году у меня не было практики. Я вернулся в Россию в июне прошлого года. И как у заведующего информационным отделом посольства Японии у меня теперь достаточно много возможностей – готовить выступления, говорить перед людьми, поэтому, к счастью, навыки восстанавливаются.

Елена Рыковцева: Школьницы, которые мне рассказали о вашем русском языке, решили, что у вас кто-то русский из родителей.

Мотоюки Исидзе: Ну, может быть, в моей предыдущей жизни я жил в России! (смеется)

Елена Рыковцева: И в нынешней тоже. А вы предполагали, когда вы затевали этот фестиваль, что такое количество молодежи придет, и что творчество известных японских рок-групп, а также виртуальной певицы Хацунэ Мику так популярно среди российской молодежи? Вы знали об этом? Или это было сюрпризом для вас?

Мотоюки Исидзе: Да, я знал. Но если бы это случилось 9 месяцев назад, сразу после моего прибытия в Москву, мой ответ был бы «нет».

Елена Рыковцева: Удивление, правда?

Мотоюки Исидзе: Да. Будучи в России уже 9 месяцев, я организовал много мероприятий культурных, и я видел, что они все очень популярны. Обычно – полный зал. Поэтому я уже предполагал, что и это мероприятие тоже привлечет много молодежи.

Елена Рыковцева: Прочитаю скептическое SMS-сообщение от Александра из Москвы: «Как писал Александр Сергеевич Пушкин, «в них жизни нет, все куклы восковые». Наиграются ребята в новую виртуальную игрушку и поостынут, снова начнут слушать «живых» певцов». Конечно, нашу взрослую аудиторию удивляет интерес российской молодежи к виртуальной певице, не очень они его одобряют.

Мотоюки Исидзе: Честно говоря, меня тоже это удивляет. Наверное, я уже не принадлежу к молодому слою общества. Это творчество компании «Yamaha». И, по-моему, это открыло новый мир для тех, кто любит музыку. Раньше любители музыки могли слушать только радио, компакт-диски, ходить на концерты, где пели «живые» певцы. А с помощью новой техники люди могут более активно принимать участие в создании музыки и одновременно слушать музыку своего сочинения.

Константин Волков: Дело в том, что программа «Вокалоид», разработанная компанией «Yamaha» и Барселонским университетом совместно, она хороша и привлекательна для молодежи в первую очередь тем, что позволяет из синтезированных звуков... то есть записывается фонограмма какого-то певца, потом она раскладывается на отдельные ноты, а из этих нот создается фонотека. И потом пользователь может создать свою оригинальную мелодию из нот известного певца. То есть это будет песня голосом известного певца, но с собственным мотивом, с собственными словами, с собственным тактом и так далее.

Елена Рыковцева: О, боже!

Константин Волков: По сути, это некий эрзац творчества, и в этом очень большая доля популярности «вокалоидов».

Елена Рыковцева: Спасибо вам за справку.
Сергей пишет: «Конечно, Япония – очень интересная и самобытная страна. Жаль, что мы знаем о ней так мало. К примеру, с западным миром мне абсолютно все ясно, во что он превратится через энное количество лет. А вот с Японией – нет, не понятно. Жаль, что мы с каждым годом теряем свою самобытность и культуру». Это уже о России.
Савельева пишет: «Очень хорошо, что японская культура все больше проникает к нам. Конечно, нам далеко до трудолюбия японцев, их вежливости, очень доброго отношения к детям, воспитания без насилия и уважения к старшим, чего нам очень недостает. Чем больше в России становится известно о разных культурных традициях стран, тем более просвещенным и культурным становится наш народ. То, как быстро японцы после землетрясения восстановили страну и продолжают быстрыми темпами это делать, вызывает большое уважение и добрую зависть».
Александр пишет: «Конечно, интересует японская культура, хотя Япония во многом похожа на другую планету. Но все-таки японская культура не так специфична, как китайская».
Исидзе-сан, как вы считаете, достаточно ли Россия податлива для продвижения японской культуры по сравнению с другими странами? Проще ли здесь продвигать японскую культуру, чем где бы то ни было в мире?

Мотоюки Исидзе: Хотел бы сказать, что россиянам не надо быть скромными по поводу своей культуры, своей традиции. У вас хорошая традиция, хорошее отношение к старым людям. Конечно, в любой стране есть проблемы, которые все должны преодолевать. И у нас они тоже есть.
И относительно вашего вопроса. До России я работал в Париже, а до Парижа я был в Нью-Йорке. В этих двух городах японская культура тоже очень популярна. Но я чувствую определенную разницу между Москвой, Россией и другими странами. Самая заметная разница заключается в том, что россияне обращают больше внимания на тот факт, что в Японии идеальное сосуществование традиций и передовой техники. В Париже, Нью-Йорке, наверное, и в других странах, по-моему, этому придают меньше значения, чем в России. Я встречаюсь с русскими людьми, которые интересуются японской культурой, и они в один голос говорят, что у нас идеальное сочетание. Видимо, Россия податлива, поскольку сравнительно легко продвигать японскую культуру. Здесь уже есть база, люди готовы принимать подлинную японскую культуру.

Елена Рыковцева: Елена из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Вы сказали, что в России многих удивляет японская культура. А я бы сказала, что удивляет и тревожит, например, меня. Я человек с очень большим уважением относилась к Японии, к японской культуре – и трудолюбие, и отношение к своим традициям, к природе, умение видеть лучшее в культурах других народов, очень внимательное отношение и так далее. Но пошла так называемая массовая культура из Японии. С западной масскультурой мы уже как-то знакомы, уже притерпелись к этому делу. Но массовая культура из Японии, которая выразилась в виртуальной певице... Я говорю со знанием дела, поскольку хорошо с этим знакома благодаря дочери. И я не заметила того момента, когда моя дочь, извините за выражение, «подсела» на аниме, как и ее подруги. И меня это очень тревожит. Девочка смотрит бесконечно аниме, она не может смотреть фильмы с «живыми» актерами. Певицей этой она увлекается, но более-менее умеренно. Она бесконечно слушает японские песни. И какая-то странная агрессивность масскультуры меня стала пугать.

Елена Рыковцева: Очень интересный звонок! Я скажу о забавной детали. Все зрители этого фестиваля получали подарки: либо святящиеся палочки, которыми нужно размахивать на концертах рок-групп, либо традиционные веера японские. Вот сосуществование двух культур.
Исидзе-сан, а тревожит ли вас самих, как родителей японских детей, культура аниме, эта виртуальная певица?

Мотоюки Исидзе: Меня тоже очень удивляет и поражает то, что очень популярно среди молодежи. Но Япония меняется очень быстро. Суть нашей традиции заключается в том, что, основываясь на том, что уже имеется, мы всегда создаем что-то новое, и довольно быстро. Японский рынок не только в экономическом смысле, но и в культурном смысле тоже очень зрелый. На высоком уровне находится конкуренция. Поэтому движение или изменение культуры, создание чего-то нового происходит очень быстро.

Елена Рыковцева: То есть вот это аниме, скорее, уйдет из Японии, чем из России, и не будет таким популярным у вас, как здесь?

Мотоюки Исидзе: Возможно. Но что-то новое на основе нынешнего аниме, может быть, появится. И это продвижение вперед.

Елена Рыковцева: И вас это не беспокоит, потому что все меняется?

Мотоюки Исидзе: Не беспокоит.

Елена Рыковцева: Сергей из Московской области, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Я думаю, не требует особых доказательств, что в основе культурного взаимопроникновения лежит экономическое сотрудничество. У нас есть огромные резервы и непочатый край работ. Я предлагаю от малоперспективного вопроса о восточных территориях (или западных) перейти к глобальному сотрудничеству, например, по типу специальной экономической зоны. Создать специальную экономическую зону с облегченным приходом на нашу территорию японцев с разработанными вопросами о легализации, о бизнесе. И тогда и нам, не могущим в силу чисто количественных проблем, связанных с малостью нашего населения, и японцам, которые засиделись на своих островах, и уже там каждый сантиметр освоили, будет на века вперед огромный и продуктивный пласт работ.

Елена Рыковцева: Исидзе-сан, принимаете ли вы это предложение?

Мотоюки Исидзе: Да, никто не возражает. Мы наблюдаем огромный интерес к Японии, большую любовь к культуре, но если все это останется точечным, то быстрого и ощутимого эффекта на другие вопросы, в том числе и экономические, не получится. Но я уверен, что нам необходимо задуматься и о долгосрочных перспективах. Множество организаций и японских, и российских проводили и проводят вместе разные культурные мероприятия, и не только в Москве, но и на Дальнем Востоке, в Сибири, по всей России. И мне кажется, что такие вещи в долгосрочной перспективе повлияют на развитие и в других областях.

Елена Рыковцева: Кирилл из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Мне хотелось бы спросить про духовность японцев. Есть такое явление, как «камикадзе». Мне раньше казалось, что это героические воины, а сейчас мне кажется, что это один из недостатков японцев – упрямство, самоуверенность. Например, строительство атомной электростанции рядом с морем, зная, что будут цунами, непродуманность постройки. И упрямство с северными территориями, мне кажется, тоже присутствует. Я бы северные территории предложил нашему правительству сделать территориями, от которых мы бы получали налоги, а Япония бы их полностью эксплуатировала.

Елена Рыковцева: Кирилл, мы не говорим сегодня о северных территориях, это не тема нашей программы.

Константин Волков: Кирилл затронул широкий спектр вопросов, начиная от камикадзе...

Елена Рыковцева: Он объединяет это все упрямством японцев.

Константин Волков: То, что японцы очень целеустремленные и не отступают от своих целей, – это общепризнанный факт. Другое дело, можно ли это назвать упрямством или, скорее, патерналистской моделью отношений государства к гражданину, когда высшей целью жизни гражданина Японии (по крайней мере, это было в средневековой Японии) считалось служение своему государству и своей семье. Я бы не сказал, что это целиком отрицательная черта. А целенаправленность, целеустремленность проявляются и в нынешней жизни, безусловно. Но это то, что сделало Японию нынешней Японией, феноменом Азиатско-Тихоокеанского региона.

Елена Рыковцева: Владимир из Саратовской области вот что пишет: «Япония вызывает уважение. Какой она была 150 лет назад, такая она и сейчас. Сохранила свою культуру и уважает, заимствует европейские ценности без комплексов, что не идет «своим путем». Исидзе-сан, а действительно ли без комплексов? Нет ли тревоги в Японии, что на вас накатывает вал голливудского кино, что пытается культура чужая, западная как-то поглотить вашу культуру? Разве этого беспокойства вы не испытываете, о котором пишет Владимир?

Мотоюки Исидзе: На данный момент Япония очень открытая страна. Японцы могут получать информацию со всего мира. А тревожит или не тревожит – наверное, это не самый главный вопрос. Япония открыта. А 150 лет назад, когда мы только что открыли наши двери другим странам, конечно, была большая тревога, которая сотрясала страну. Была огромная дискуссия. Находились люди, которые говорили, что если мы впускаем слишком много культуры и цивилизации из других стран, то, возможно, мы не сможем сохранить свои традиции. Но мы приняли окончательное решение открыть нашу страну перед другими странами и продвигать вперед, развивать свою экономику, общественную систему и так далее, чтобы стать сильной страной.

Елена Рыковцева: То, что вы сказали, очень интересно – принять решение. То есть это не жизнь заставила, а решение было принято. Но решение могло бы быть и другим – закрыться от всего этого потока. Можно было сделать и по-другому?

Мотоюки Исидзе: Теоретически, да. Есть известная поговорка: когда вы рассуждаете об истории, нельзя говорить «если бы». Такое решение страной было принято.

Елена Рыковцева: И не пожалели. Мы завершим на этом программу «Час прессы» на волнах Радио Свобода.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG