Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Каким будет закон о выборах губернаторов


Оксана Дмитриева

Оксана Дмитриева

Виктор Резунков: Сегодня у нас в гостях - депутат Государственной Думы, заместитель председателя думского Комитета по бюджету и налогам, лидер Петербургской организации партии «Справедливая Россия» Оксана Дмитриева.
В эти дни журналисты и политологи подводят итоги первых 100 дней работы Государственной Думы. В Думе сейчас идут обсуждения поправок принятого в первом чтении 27 февраля законопроекта о выборах губернаторов. Основные споры разворачиваются вокруг так называемого «президентского фильтра» - права президента самому определять, кто из предложенных выходящими в местные парламенты партиями кандидатов в губернаторы имеет право на эту должность. На этой неделе, как ожидается, возможно принятие этого законопроекта во втором чтении. Но есть и другие итоги первых 100 дней работы Государственной Думы, и они имеют самое прямое отношение к государственному бюджету и системе сбора налогов. Во всем этом мы сегодня и попытаемся разобраться.
Оксана Генриховна, «Справедливая Россия» сейчас оспаривает в судах результаты выборов в петербургское Законодательное собрание. В какой стадии находится сейчас этот процесс?

Оксана Дмитриева: Мы подали 26 исков, из них 25 – в районные суды, один иск – в городской, об отмене результатов выборов и итогового протокола. На данный момент отклонен один иск в городском суде и 4 иска в районных судах. Я сама присутствовала на многих судебных заседаниях. Судьи ведут себя как слепоглухонемые люди. Первые заседания судья вела достаточно профессионально. Исходя из того, как было построено судебное разбирательство, было совершенно очевидно, что жалобы не были рассмотрены, что рабочая группа, которая должна рассматривать жалобу, - это какой-то междусобойчик, что никого не приглашали. То есть полное нарушение закона.

Виктор Резунков: Для них, видимо, инструкции важнее всего на свете.

Оксана Дмитриева: Абсолютно. Причем самое интересное, что разбирательство идет, и все факты выявлены. И на основании этих фактов понятно, что нужно отменять итоги выборов. Жалобы охватывают 221 участок, 10%, где несоответствие итогов, которые введены в систему ГАС «Выборы», и протоколов, которые получены наблюдателями. Дать протокол наблюдателя с подведением итогов голосования – на этом строится все выборное законодательство и весь контроль над выборами. И я первый раз столкнулась с несовпадением данных протоколов и того, что вводилось в систему ГАС «Выборы». Я с этим никогда до этого не сталкивалась, и вообще не могла представить, что это возможно. Было все – вбросы, административный ресурс, «карусели». «Красненькая речка» и округ «Петровский» в действии. До этого ничего не было. Были так называемые «сетки», купленные голоса, подкуп избирателей, но все было в каких-то рамках. Фальсификация могла быть на 10-15%. У нас были территории, где 50% голосов отнимали. Человек получал 11-12 тысяч голосов и гарантированно избирался в Законодательное собрание. Помимо того, что у нас украли победу, украли право быть депутатом у наших кандидатов, которые реально выиграли. Они сами перекраивали наш список: кому-то добавляли голоса...

Виктор Резунков: Как и «Яблоку» в Петербурге.

Оксана Дмитриева: Да. Но мы, в отличие от «Яблока», сразу в суд пошли. У нас добавляли двум – Ларионов и Горшечников. Ларионов – это предатель, и это ему как бы плата за предательство.

Виктор Резунков: Он вышел из «Справедливой России» еще до выборов.

Оксана Дмитриева: Он был на 34 месте, а за предательство его... Если они переписывают протоколы, так почему бы ему не переписать?.. Причем далеко не ходили. Голоса у нашего коллеги Давыдова, наш самый молодой кандидат, у него больше 50% украли голосов. То есть они брали и просто переписывали, у Давыдова забирали, а этому добавляли. Чтобы нам не повысить процент в целом, они делали таким образом. Второй наш кандидат... мы не склонны винить его лично за это, потому что там переписывали протоколы для того, чтобы добавить и дать еще один мандат ЛДПР, провести депутата Волчека. Переписывали так, что это был единственный случай, где переписывали голоса от «Единой России» за ЛДПР. Там у «Единой России» 3%. Явно переписанные протоколы. Переписали протоколы - и прошел Горшечников, хотя он не проходил, и в итоге занял место других наших коллег, которые уже проходили за два дня до подведения итогов голосования.

Виктор Резунков: А на качество работы фракции это повлияло?

Оксана Дмитриева: Существенно. И плюс еще следующая ситуация. От наших активных и профессиональных людей отнимали: у кого 5 тысяч голосов, у кого 3 тысячи, у кого около 2 тысяч, допустим, Попов Сергей Алексеевич, депутат нескольких созывов Государственной Думы, - они не прошли. А другим не добавляли, но и не отнимали. Поэтому все равно изменили рейтинг. Мало того, что в целом у «Справедливой России» отняли 100 тысяч голосов, но еще и перекроили внутри список. Ларионов сам активный участник фальсификаций, то есть преступник, уголовное преступление, а где-то, может быть, либо жертва, либо они ничего не делали, считали так, как есть, а у всех остальных кандидатов в депутаты отнимали. Поэтому это сознательное издевательство. И естественно, те, кому голоса добавляли, они, придя в Законодательное собрание, голосуют так, как голосует «Единая Россия». Не забесплатно это делали.

Виктор Резунков: То есть вы до конца пойдете?

Оксана Дмитриева: Мы пойдем до конца. У нас было очень жесткое обсуждение на бюро. Я не буду из уважения к прошлым и теперешним заслугам какие-то претензии предъявлять к некоторым нашим коллегам, которые, как мы полагаем, могли в этом участвовать. Но мы не стали увещевать кого-то, просить сдать мандаты, потому что мы понимаем, что если люди на это пошли, они никакие мандаты не сдадут. Поэтому мы сразу – в суд. И Колпино - иск в суде, и Приморский район, округ Горшечникова – иск в суде. Суд отказал, мы будем опротестовывать в вышестоящие инстанции. Мы будем добиваться восстановления справедливости по тем округам, где добавляли голоса. Мы хотим, чтобы волеизъявление граждан было отражено в качественном составе фракции. Если переписывает протокол «Единая Россия», соответственно, они человека вяжут тем самым, и он будет уже не наш, никакая не оппозиция, а верный «Единой России». Даже проигрывая нам, используя абсолютно беззаконный, неконституционный, антизаконный, уголовный прием, они переформировывают состав Законодательного собрания. А потом они еще нам будут предъявлять претензию: в вашей фракции же не все такого мнения.

Виктор Резунков: Давайте поговорим о выборах губернаторов. Расскажите, какие дебаты идут на эту тему в Госдуме.

Оксана Дмитриева: Сейчас пока второго чтения нет. В основном было обсуждение касательно закона о политических партиях. Тем не менее, самый главный вопрос по выборам губернатора – это «президентский фильтр». И второе – будут ли сейчас перевыборы всех губернаторов.

Виктор Резунков: А как вы отнеслись к закону о партиях? Не опасается ли «Справедливая Россия» того, что ее заклюют многочисленные вновь возникшие партии? Сегодня политолог Белковский сказал, что если «Справедливая Россия» не будет сильно оппозиционной, как и КПРФ, то тогда действительно будет такая угроза.

Оксана Дмитриева: Мы не боимся. То, что несистемные партии, а их большое количество, могут сыграть на руку власти, мы это уже видели по президентским выборам. Они боролись фактически не с кандидатом от власти, а боролись с системной оппозицией. Они говорили: системная оппозиция не настоящая оппозиция, а только несистемная – это хорошая, нормальная оппозиция, эти выборы несерьезные, кандидатов нормальных нет, вот когда мы будем допущены, мы будем участвовать, тогда выборы будут нормальные, демократические. Тем самым получилось, что они примиряли общество с тем, что сразу победит кандидат от партии власти, что других кандидатов нет, голосовать не за кого. Я считаю, что не потому, что они этого хотели, но так получилось, их к этому подвели. Власть очень активно использовала амбиции, вполне оправданную неудовлетворенность несистемной оппозиции для того, чтобы увеличить шансы и проценты за кандидата от партии власти.
Что будет в будущем. Конечно, будет 100 партий.

Виктор Резунков: Сейчас уже 82 партии заявили о себе.

Оксана Дмитриева: Конечно, будет разброс голосов. Конечно, это может быть использовано очень эффективно против партий больших и крупных. А особенно активно – на губернаторских выборах, потому что кандидат от партии власти будет один, оппозиционный кандидат - будет разброс голосов. И все будут говорить: это недостаточно оппозиционный, мы тут оппозиционнее, вы тут сидели 100 лет и ничего не делали, а мы придем и всем покажем, мы не будем с вами договариваться. То есть они осложнят возможность выдвижения единого оппозиционного кандидата. Все недостатки этой системы мы видим.
Но я ведь представитель той партии, которую не перерегистрировали. Была Партия развития предпринимательства, у меня была попытка создать свою партию. Тогда был критерий – 50 тысяч членов партии. Очень с большим трудом, но все-таки у нас было 50 тысяч членов. А потом Минюст при процедуре регистрации... это была проверка, почти к каждому приходили и спрашивали, какие последние решения конференции, что было на конференции, когда было последнее заседание первичной организации, местного отделения. Но даже если это настоящие члены партии, если они не партийные функционеры, у них и другие проблемы есть в жизни, а не только думать о последних решениях съезда или конференции. А когда к тебе лично приходит представитель Минюста и начинает все это выяснять... То есть проверка была жесточайшая. Но самое интересное, что по Петербургу мы и ее прошли, по другим регионам были некоторые проблемы, но нас, как оппозиционную партию, не перерегистрировали, и она прекратила свое существование как партия, а как общественная организация сохранилась. Я считаю, пусть лучше будет 100 партий, чем не будет ни одной.

Виктор Резунков: И к выборам губернаторов. Как вам видится «президентский фильтр»? Вы сторонница введения такого фильтра, а может быть, более мягкого механизма отсеивания кандидатов?

Оксана Дмитриева: Я категорический противник введения «президентского фильтра» и какого-то отсеивания. Почему тогда кандидатуру президента не согласовывать в ООН или еще где-то?.. Что касается выборов президента, то народ, по их мнению, достаточно мудр, чтобы самому разобраться. А губернаторы – еще легче, это еще ближе к народу, еще больше информации. Допустим, Санкт-Петербург – город маленький, все про всех все знают. Я уже не говорю о субъектах Федерации меньшей численностью населения. Люди в состоянии разобраться, здесь не нужен никакой «президентский фильтр». Прямые выборы губернатора. Более того, если они ссылаются на то, что проходили представители криминальных кругов, то почему же президент (и один, и второй) представителей криминальных кругов неоднократно потом переназначали. Представитель криминальных кругов – на это есть конкуренция партий. Есть «Единая Россия», есть представители оппозиции. Если это человек с плохой репутацией, с плохим прошлым, связан с криминалом – это все должно выявиться в процессе избирательной кампании. Если он реально имеет проблемы с законом, то есть законодательные возможности – он не имеет права участвовать в выборах. Если у него прошлое плохое, допустим, у него есть погашенная судимость, тогда это все должно быть предметом обсуждения в процессе избирательной кампании.

Виктор Резунков: А как вы считаете, надо ли вводить мораторий на назначение губернаторов до вступления в силу закона о выборах губернаторов?

Оксана Дмитриева: Я бы считала это целесообразным, если уже принято решение, и все его поддерживают, о том, что мы выбираем губернаторов. Мне представляется, что не очень логично государству так играть: пока закон не принят, давайте мы быстренько переназначим губернаторов. Мы все время бизнес упрекаем в том, что они обходят закон, людей, что они уходят от налогов, еще что-то. А когда сам президент будет вести себя таким образом, что «пока закон не вступил в силу, есть еще какая-то лазейка, давайте быстренько воспользуемся и переназначим губернаторов в тех регионах, где истек срок полномочий»... Я бы на месте президента воздержалась от назначения губернаторов и поддержала бы мораторий.

Виктор Резунков: Георгий Полтавченко был назначен незадолго до того, как было объявлено об инициативе Дмитрия Медведева о проведении закона о выборах губернаторов. По вашему мнению, как порядочный, скажем так, губернатор должен поступить в этих условиях?

Оксана Дмитриева: Это более сложный вопрос. Есть идея, чтобы в законе о выборах губернаторов записать, что вне зависимости от того, когда истекает срок полномочий, все губернаторы идут на выборы в течение 1-2 лет. И масса поправок от различных субъектов законодательной инициативы. Вряд ли кто-нибудь из губернаторов... у нас уже не осталось настолько популярных губернаторов, которые могут сделать такой широкий жест, если это не будет записано в законе, чтобы они обратились к народу за кредитом доверия. Я таких губернаторов сейчас не знаю. Поэтому если в законе этого не будет, то никто не пойдет досрочно слагать полномочия.

Виктор Резунков: А вы предлагаете участвовать в обсуждении и внесении поправок в этот законопроект...

Оксана Дмитриева: А уже наши коллеги внесли, кто занимается избирательным законодательством. Уже внесена масса поправок от нашей партии «Справедливая Россия». Эта работа уже выполнена.

Виктор Резунков: Одну из поправок группа депутатов от «Справедливой России» уже внесла – это норма, в соответствии с которой учитываются все предыдущие сроки, вне зависимости от того, назначен был губернатор или избран. Порулил два срока – и свободен. И предлагают ограничить пребывание у власти губернаторов максимально двумя сроками по 5 лет, без всякого «подряд». Вы согласны с этими поправками?

Оксана Дмитриева: Да, я согласна.

Виктор Резунков: Александр из Москвы пишет: «Президентский фильтр» на губернаторских выборах – это будет как сейчас с партиями: какая партия нравится – регистрировать, какая не нравится – гуляйте. В исламской Республике Иран Совет стражей исламской революции рассматривают все кандидатуры на всех выборах и может отвести любую без всяких объяснений».
Оксана Генриховна, вы заявили, что готовы участвовать в выборах губернатора Петербурга. А что вам нравится или не нравится в политике нынешнего губернатора Георгия Полтавченко?

Оксана Дмитриева: Я ничего не могу сказать, ни плохого, ни хорошего, по поводу политики. По-моему, есть просто движение по инерции. Если бы инерция была хорошая, то можно двигаться и по инерции. Если были бы заложены правильные ориентиры, правильные цели предыдущим губернатором, подобрана работоспособная команда, хорошие главы районов, работоспособные и эффективные, то зачем менять или реформировать, или изменять приоритеты того механизма, который хорошо работает. Но поскольку все доведено до крайности, неэффективное управление практически большинством комитетов, большинством агентств, большинство районов крайне неэффективно управляются, неправильно выбраны приоритеты, у города нет стратегии... А то, что есть, какие-то направления выбраны, они выбраны неправильно. Конечно, Полтавченко досталось очень тяжелое наследство. У города очень ограничены перспективы и возможности, и очень много ошибочных решений, которые грузом давят. И просто идти по инерции невозможно, потому что слишком плохо управлялся город предыдущие 8 лет госпожой Матвиенко. Поэтому теперь нужно иметь недюжинные оргспособности, эффективную команду, талант, политическую волю для того, чтобы все это изменить.

Виктор Резунков: Все отмечают пассивное существование нынешнего губернатора Петербурга, политологи и журналисты пишут...

Оксана Дмитриева: Пассивное – это, может быть, не самая плохая тактика в том случае, когда ты приходишь на хорошо налаженное дело, не начинаешь его ломать и менять. Но поскольку налаженного дела нет, то нужно все начинать с нуля и расчищать авгиевы конюшни.

Виктор Резунков: Вадим из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Наша страна тонет в болоте коррупции, особенно в те годы, когда правят нынешние руководители. Одним из борцов с коррупцией является Алексей Навальный, который журналу «The New Times» сказал, что министры получают, как минимум, 70 тысяч в месяц наличными деньгами через один государственный банк. А раз его за это не обвинили во лжи, не призвали в суд, значит, это правда. Почему бы вам не объединиться с ним и не вывести на чистую воду тех людей, которые занимаются коррупцией?

Оксана Дмитриева: Я считаю, что Навальный занимается правильным и нужным делом. Вы правильно отметили, что страна у нас в повальной коррупции. И как депутат Государственной Думы и первый заместитель председателя Комитета по бюджету... Коррупция везде, всюду, и разница только в масштабе. Поэтому я, как человек, который смотрит на это сверху, свои усилия сосредотачиваю на самых масштабных финансовых аферах. Вы сказали, что Навальный обнаружил 70 тысяч долларов, наверное, а мы обнаружили в бюджете утаивание 2 триллионов рублей за счет игр с бюджетной классификацией. Когда деньги отправляются в Стабилизационный фонд, при этом берутся займы, и вместо 2 триллионов тех средств, которыми реально государство располагает, за счет того, что одни пишутся с минусом, а другие средства - с плюсом, по бюджету это ноль.

Виктор Резунков: Я видел в Интернете ваше выступление...

Оксана Дмитриева: Это выступление было на Думе. Я свои усилия сосредотачиваю на крупных финансовых аферах. Не то что у нас кое-где кое-кто порой честно жить не хочет. Потому что если кое-кто и кое-где – это дело не политика, не финансиста, а правоохранительных органов. А когда у нас такими потоками идет... Например, средства, которые были отданы РОСНАНО, 130 миллиардов рублей, и признано, что все они пошли на фондовый рынок. И масса изначально крупных потоков, которые, конечно, требуют и расследования, и прежде всего, не санкционировано законодательством. Мы видим, что это финансовая афера, мы доказываем это на заседании Государственной Думы...

Виктор Резунков: То есть вполне возможно украсть 1 триллион рублей в стране?

Оксана Дмитриева: Спрятать. Я не знаю, украсть или не украсть. И не триллион, а 2. Схема такая, что если 2 триллиона у вас остаток, а вы на 2 триллиона возьмете займы, будет не 4 триллиона, а опять ноль. А если у вас остаток 3 триллиона, а вы на 3 триллиона берете чистые займы, то у вас опять будет не 6 триллионов, а ноль. И самое страшное, что когда это все санкционировано законом... Бюджет на 2012 год уже так принят, одновременно и профицит, и заем. Бюджет на 2011 год так не был принят. И я бесконечно говорила на стадии принятия, что это нельзя принимать. После того, как закон принят, эта финансовая махинация уже законна, потому что она в законе.

Виктор Резунков: Уже никто не может ее оспорить.
Валентин из Рязани, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте. Оксана Генриховна, вы сказали, что создавали партию. А чем вас не устраивало «Яблоко», когда вы перебежали в «Справедливую Россию»?

Оксана Дмитриева: По-моему, у людей уже смещение во времени. Я из «Яблока» ушла в 98-ом году, я два созыва, 8 лет в Думе была независимым депутатом. И что это значит – перебежала? Меня это умиляет. «Яблоко» за это время сменилось на 90%. Я избиралась по одномандатному округу в Санкт-Петербурге. «Яблоко» дважды выставляло против меня кандидатов, когда я избиралась по одномандатному округу, и выступали они очень активно против, и хотели, чтобы я не избиралась. И как раз в это время была Партия развития предпринимательства. Я считала, что я могу вместе с моими коллегами создать свою партию. И если бы не было таким жестким законодательство и попытки не регистрировать все оппозиционные партии... То, что нас не перерегистрировали, - это доказательство того, что наша партия была оппозиционной. Поэтому «перебежка» длилась 9 лет. И сказать, что это «перебежка, на мой взгляд, это смещение во времени.

Виктор Резунков: Александр Михайлович из Москвы, добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Оксана Генриховна, вы будете баллотироваться в Санкт-Петербурге. Но, похоже, фальсификация выборов становится стилем нашей жизни. Даже в теледебатах необязательно участвовать. Судебная система не работает. И к власти могут приходить очень нехорошие люди.

Оксана Дмитриева: Вы абсолютно правы. Естественно, я понимаю, что если будет у меня, допустим, 51% реальных, а у конкурента от партии власти – 47-48 или даже 40%, то он победит. Я не знаю, кто он будет. 15 или 20% фальсификаций – это не проблема. Для того чтобы фактически победить, то есть на выходе, нужно побеждать со счетом 70-80%. То есть нужно, чтобы реально весь город проголосовал «за».

Виктор Резунков: То есть, как минимум, вам надо заручиться поддержкой оппозиции.

Оксана Дмитриева: Да. Принципиальная возможность победы – это один кандидат от оппозиции. Все время говорили, что нужен один кандидат от оппозиции на президентских выборах, но я не могу сказать, что в обществе и у оппозиции было такое согласие, чтобы ставить на кого-то одного из оппозиционных кандидатов. А вот в Санкт-Петербурге, мне представляется, есть возможность найти консенсус и выдвинуть одного кандидата. И я бы просила эту поддержку в Санкт-Петербурге. И мне представляется, что с так называемыми системными партиями, и с КПРФ, и с «Яблоком», мы можем об этом говорить и этот вопрос обсуждать. И тут на авансцену могут выйти вновь зарегистрированные, так называемые несистемные партии. И мы посмотрим, как они будут по факту себя вести. Если они откажутся консолидировать позиции и выставлять одного кандидата, то это одна из форм, как можно под оппозиционными лозунгами на самом деле отработать на власть.

Виктор Резунков: Амирхан из Махачкалы, добрый вечер.

Слушатель: Добрый вечер. Поражает нежелание бороться с коррупцией сверху. На днях я получил счет на оплату газа – 6 тысяч рублей. У моей соседки зарплата – 4 тысячи рублей. Сколько лет уже кормят обещаниями, что надо открыть рабочие места на Кавказе. Для молодежи никаких перспектив. Почему категорически не хотят бороться с коррупцией?

Оксана Дмитриева: С учетом того, как происходят выборы в Дагестане... как они проходят в Петербурге только сейчас, у вас они так проходят уже лет 12. Я редко слышу такую правильную постановку вопроса, с болью за свой народ, с пониманием всей ситуации, специфики. Фактически все проблемы, которые есть в Петербурге, в Москве, в Екатеринбурге, на Кавказе, - и коррупция, и произвол чиновников, и самоуправство, - гораздо больше. Если у нас «маленький» человек мало что значит, его интересы никто не рассматривает, то на Кавказе, и с учетом ситуации с выборами, это в 100 раз больше.
Почему так происходит, почему никто не хочет бороться с коррупцией, почему тарифы на газ 6 тысяч. Потому что высокие тарифы естественных монополий – это один из самых главных источников доходов всего бюрократически-олигархического клана. За счет чего такие высокие тарифы. Весь объем «офисного планктона», а это сваты, братья, кумовья, родственники, дети, внуки больших, маленьких, средних чиновников, занят в естественных монополиях со сверхвысокой зарплатой, и там сверхизбыточная численность. В газовой отрасли численность выросла в 3 раза по сравнению с советским периодом, а газа мы добываем примерно столько же. Соотношение зарплаты по отношению к средней тоже увеличилось. Сейчас она в 5 раз выше средней, то в советское время она была раза в 2 выше средней. Так и в электроэнергетике, везде. За счет чего там сверхизбыточная численность? За счет того, что там у буровой...

Виктор Резунков: Бонусы менеджерам.

Оксана Дмитриева: Это менеджеры, это «офисный планктон» со сверхвысокой зарплатой. Но при этом на газопроводах не хватает людей, которые это все обслуживают, рабочих, инженерно-технических работников. Это один из способов получения дохода сверхвысокого, наряду с приватизацией госсобственности, с различными финансовыми схемами в сфере кредитных учреждений, это еще один источник. А как они будут бороться сами с собой?.. А для того чтобы допустить таких людей во власть что в Дагестане, что в Петербурге, там все препоны установлены.
А что делать... Времена не выбирают, в них живут и умирают. Есть два пути. Первый - мы пытаемся использовать и настаивать на реализации тех законов, которые есть, то есть мы пытаемся добиться смены власти мирным путем, конституционным способом. Второй вариант – это революция. Но революция – это антиконституционно. Насильственное свержение существующего строя – это антиконституционный метод. Я не сторонник революций, я считаю, что нужно добиваться методично смены власти мирным путем. Другое дело, что когда такая фальсификация выборов, то люди имеют право на протест. И не нужно говорить, что это революция, это подмена понятий. Люди вышли протестовать отнюдь не во имя революции, а они требовали только одного – соблюдения Конституции и честных выборов, то есть мирной смены власти. Они как раз на стороне Конституции, а не революции. Они требовали, чтобы была реализация закона.

Виктор Резунков: Владимир из Краснодарского края, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Прошли президентские выборы. Ваш лидер Миронов показал рейтинг вашей партии, который упал где-то до 4%. Вы будете проводить реформирование своей партии? По моему мнению, пока вашим лидером будет Миронов, с каждым днем будет падать рейтинг вашей партии.

Оксана Дмитриева: Во-первых, я не возлагала бы всю вину за ситуацию на президентских выборах на Миронова. Все-таки не нужно забывать о том, что реально произошло изменение ситуации в обществе. И для меня это тоже загадка – почему народ 4 марта проголосовал за то, против чего он голосовал 4 декабря. 4 декабря все проголосовали против партии чиновников и партии олигархов. А 4 марта проголосовали за партию чиновников, представителя «Единой России» Владимира Путина, и партию олигархов в лице Прохорова. Там была фальсификация. Я могу судить по Санкт-Петербургу. 58% не было, но около 50-ти было. Это не как с Законодательным собранием, где победила «Справедливая Россия», победу украли у «Справедливой России», а «Единая Россия» получила порядка 26% голосов. Понятно, что Путин получил существенно больше, и за это проголосовали люди. Хотя не было воодушевления, не было явки... Мне кажется, что в Петербурге была явка меньше, чем на выборах в Государственную Думу. И это тот факт, над которым я думаю: что произошло за период с 4 декабря по 4 марта, почему люди на диаметрально противоположную изменили свою позицию. Над этим нужно думать.
Второе, над чем нужно думать и анализировать. Я думаю, что в целом можно считать поражением оппозиционных кандидатов, и Зюганова, и Миронова, - это то, что несистемная оппозиция, справедливый протест граждан против результатов выборов направили на свои требования, на требование регистрации политических партий. И на этих митингах нам все время говорили: «Не за вас голосовали. Это просто протест. Это не за «Справедливую Россию». Даже в Петербурге – мне. Хотя в Петербурге, я уверена, за «Справедливую Россию» голосовали осознанно и голосовали именно за нас. Это тоже сыграло роль. Было шельмование системной оппозиции: вы – не настоящая оппозиция, а не понятно кто.

Виктор Резунков: Сейчас широко обсуждается, что в Госдуму внесен законопроект об обязанности призывников являться за повестками. Если по достижении призывного возраста молодой человек не придет в военкомат – он нарушил закон.

Оксана Дмитриева: Я категорически против этого закона. Моему сыну скоро исполнится 17 лет, и он подпадет под этот закон, он ровесник Ильи Дмитриевича Медведева, сына нашего президента и будущего премьер-министра. Я предлагаю им вдвоем пойти на призывной пункт. И мы с будущим премьер-министром посмотрим, как это будет выглядеть.

Виктор Резунков: А как это повлияет на желание молодежи идти в армию?

Оксана Дмитриева: Это вообще безобразие! Я сторонник профессиональной армии. Сейчас ситуация такая: насильственно сократить тех, кто хочет служить, я имею в виду и офицерский состав, то есть насильственное сокращение военных училищ, тех, кто хочет учиться, кто хочет это выбрать в качестве карьеры. Значит, тех, кто хочет служить, нужно заставить, чтобы они не служили, их нужно сократить, училища нужно сократить, допуск к получению военного образования нужно пресечь. А тех, кто не хочет и выбрал другой себе жизненный путь, их нужно обязательно заставить.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG