Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Зарядье как парк и воспоминание о Китай-городе


Премьер-министр РФ Владимир Путин (слева) и мэр Москвы Сергей Собянин на месте будущего парка. 20 января 2012 года

Премьер-министр РФ Владимир Путин (слева) и мэр Москвы Сергей Собянин на месте будущего парка. 20 января 2012 года

В московском архитектурно-строительном центре "Дом на Брестской" открылась выставка работ, принятых к рассмотрению жюри конкурса на концепцию развития общественного пространства на территории Зарядья на месте бывшей гостиницы "Россия". К конкурсу допущены 116 работ. Тема новой застройки Зарядья стала актуальной после недавнего предложения Владимира Путина занять территорию бывшей гостиницы парком.

Как это обычно бывает на конкурсах, предложения архитекторов анонимны (для проведения беспристрастного конкурса), планшеты с чертежами и эскизами обозначены лишь номерами. Многочисленные посетители на выходе с выставки опускают в урну бюллетени: голосуют за понравившиеся проекты, точнее – пока лишь концепции. Устроители конкурса обещают, что учтут народное мнение при выборе лучшего варианта.

Концепции условно можно поделить на несколько групп.

Наиболее ожидаемое – это возведение концертно-музейного комплекса, почти совпадающего по пятну застройки со снесенной гостиницей. Многим столичным архитекторам трудно свыкнуться с мыслью, что такой большой кусок земли в самом центре может быть отведен под травку и деревья.

Есть проекты футуристические, с гигантской башней Татлина или группой высоких и узких ступенчатых зданий ярких цветов. Палитра повторяет цвета куполов Василия Блаженного.

Немало предложений связано с новоделами, в частности, со строительством по всему периметру китайгородской стены. В свое время за это ратовал Юрий Лужков, большой любитель лжестарины.

В этом же русле – проявление любви к этнографии: то в качестве какого-то города мастеров с гончарными и кожевенными мастерскими, то в виде парка-аттракциона из уменьшенных копий самых знаменитых зданий мира.

Ну а самые креативные замыслы не предполагают восстановления давным-давно снесенных кварталов, зато учитывают историю бывшего посада. Согласно одному проекту, зеленые насаждения возникнут в соответствии со старой планировкой. Где были переулки и улицы, появятся аллеи. На месте домов – прямоугольные рощи.

Призрак места воссоздает и проект, согласно которому все Зарядье прорежут каналы – тоже на месте ушедших в небытие улиц.

Перепланирование Зарядья советские власти начали в 1930-е годы, когда, в частности, были снесены стены Китай-города. Сразу после войны на месте старого квартала начали строить высотное здание, однако затем этот проект законсервировали и на старом фундаменте в середине 1960-х годов построили один из крупнейших гостиничных комплексов мира. Еще через сорок лет гостиницу "Россия" снесли, в 2004 году провели конкурс на лучший проект многофункционального офисно-гостиничного малоэтажного комплекса. Однако ему не суждено было появиться на свет…

О новом неожиданном интересе властей к Зарядью и о проекте нового парка – в беседе с корреспондентом Радио Свобода координатор градозащитного движения "Архнадзор" Петр Мирошник:

– Будущему президенту, я подозреваю, есть чем заняться помимо парков. И, в общем, это, наверное, неправильно, когда глава государства занимается такими вещами, это все-таки не его уровень. Причина в том, что у нас новый мэр, который никак не освоится на этом месте. В Москве градозащитное движение набирает силу год от года, московские проблемы – одна и основных тем на любых выборах. Естественно, заявление про парк было сделано Путиным в рамках предвыборной кампании. Жалко, что за заявлением не последовало каких-то быстрых шагов. Давно было необходимо (да и сейчас еще не поздно) снять забор, который, в общем, половину проблем создает. Визуальные связи, то, как город выглядит, – это не менее важно, чем то, как по нему можно передвигаться.

– А вы знаете, что сейчас там, за забором?

– Гостиница разобрана до стилобата (цокольная часть здания. – РС), с восточной и западной стороны стилобат тоже частично разобран. Фасад речной стоит – вернее, его бетонное основание, с которого давно содран гранит.

– Это тот самый стилобат, который предназначался в свое время для восьмой сталинской высотки?

– Среди старых фотографий, сделанных, когда началось строительство гостиницы, есть фотография, на которую попадает церковь Зачатия Святой Анны, что в Углу. И на месте ближайшей к церкви части стилобата стоит жилой дом. Так что непонятно. Понятно, что там абсолютно точно присутствует подземное сооружение военного назначения. Я пытался разговаривать с последним живым архитектором, строившим гостиницу "Россия", он говорит, что все не так, что это стилобат высотки. Архитектора зовут Виталий Андреевич Мазурин. На конкурс не было предоставлено информации о том, что находится под землей, что это за сооружение. Так что одни сплошные догадки.

– Понятно, что старого Зарядья не вернуть, гостиница "Россия" не подлежит никакой модернизации. В 2004 году уже ведь проводился один конкурс, согласно которому, насколько я понимаю, вроде бы победил проект строительной кампании Шалвы Чигиринского, связанный с то ли офисным зданием, то ли большим гостиничным центром – малоэтажным. Потом все это остановилось, и сейчас дело приобрело новый оборот. У вас есть уверенность, что там появится парк, а не что-нибудь другое?

– Уверенности, конечно, нет. Вроде бы сейчас немножко изменились методы строительства в городе. Хотя, конечно, все заявления Собянина о том, что мы консервируем исторический центр и прекращаем здесь строительство, в результате заканчиваются тем, что выясняется: опять у нас будет по миллиону квадратных метров в год в центре города строиться, как это было при Лужкове. Но на этот раз все-таки есть надежда, что будет парк. Меня больше пугает реализация замысла, потому что у нас в процессе проектирования и строительства объемы увеличиваются в разы, меняются функции. Мне кажется, первое, что надо сделать, это имеющуюся часть парка, который был вокруг гостиницы, открыть прямо сейчас, сократив огороженную территорию. Это было бы первым шагом, который бы отрезал пути отступления. И москвичи бы очень хорошо это восприняли.

– Я ознакомился с проектами. Понятно, что это эскизы, более или менее удачные. Есть и довольно смешные, вроде Парка величия Россия или даже Парка мировой и национальной культуры России и всего мира за 20 тысячелетий. Есть идея возродить башню Татлина, и чего там только нет… Есть среди этих концепций что-то, соответствующее вашему представлению о том, как может выглядеть обновленная территория на месте гостиницы "Россия"?

– Я, как представитель градозащитного сообщества, пытался накануне конкурса формулировать ограничения, диктуемые историческими обстоятельствами и имеющимися на территории памятниками. Но, как ни странно, в общем-то, мало в каких проектах это учитывалось. Проекты все анонимные, но я знаю, что несколько наших коллег-градозащитников тоже предложили на конкурс свои проекты, и я не смог их там обнаружить.

– О каких ограничениях вы говорите?

– Прежде всего, это существующие на территории Зарядья памятники, памятники очень ценные, в свое время они были сохранены прямо под стеной гостиницы "Россия". Тогда, в 60-е годы, исторические владения, допустим, монастыря или Английского двора, были сильно сокращены, сегодня есть возможность, поскольку это будет парк, восстановить исторические владения. Много народу говорит о том, что надо воссоздавать Китайгородскую стену. Я же считаю, что строить новоделы бессмысленно, пока есть что спасать: множество памятников и в Москве, и тем более по всей стране, стоит в руинах.

Есть явные ограничения. Например, Храм Николы Мокрого – на месте, где он стоял, сейчас козырек, вход в кинотеатр "Зарядье". Эта площадка должна быть, по-видимому, свободна, может быть, даже часовня должна быть поставлена. Какими-то средствами необходимо обозначить, что здесь был довольно важный для города храм.

Есть ограничения экологического свойства. Ограничения видовые – главная, на мой взгляд, тема, потому что мы сейчас имеем возможность увидеть Кремль от реки, с другого берега реки и из района Устьинского моста совершенно иначе, так, как его не видели где-то с 17 века.

Любому конкурсу в этой связи должна предшествовать большая аналитическая работа, которая эти ограничения формулирует в техзадании для конкурса. В соответствии с условиями этого конкурса архитекторам предлагается фантазировать, как будто перед ними чистое поле.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска прогшраммы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"
XS
SM
MD
LG