Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Очередной день суда над Станиславом Канкия, который за полтора года в СИЗО перенёс четыре инсульта. Его жене Валентине снова отказали в статусе защитника. В коридоре суда после заседания она упала в обморок. Процесс длится уже больше года, всё это время тяжело больной Канкия сидит в СИЗО, хотя судят его за мошенничество. За это время он утратил нормальную речь и, похоже, адекватное восприятие происходящего. Конца процессу не видно. Тем более, что у Департамента труда и занятости, потерпевшего в деле, претензий к Канкия нет. Почему "тем более", понятно только людям, знающим, что такое однажды попасть в лапы правоохранительной системы.

На заседания по делу Канкия приходит много сочувствующих, и они в который раз наблюдают эту сцену: подсудимый, едва выговаривая слова, ходатайствует о статусе защитника для жены, адвокат поддерживает ходатайство, ссылаясь на закон. Прокурор бормочет, что необходимости в лишних защитниках нет. Судья отклоняет ходатайство. Когда сидишь в зале, так и хочется спросить: "Ваша честь! Как статус защитника у жены Станислава Канкия вам помешает? Помешает, в конце концов, осудить его так, как вам только угодно? Мы ведь знаем: можно осудить кого угодно на сколько угодно, тут ничто не помеха: ни отсутствие доказательств, ни отсутствие претензий у "потерпевшего", ничего. Осудили же на пять лет по страшной статье Владимира Макарова, хотя не было ни единого достоверного доказательства его вины. Так почему вы боитесь просто позволить его жене чаще навещать больного в тюрьме, знакомиться с документами и участвовать в процессе? Боитесь, что она выкрадет мужа? Или скажет на заседании нечто такое, отчего развалится здание суда?"

И смотришь на судей – вроде, нормальные, адекватные люди, не звери. Тот же Антон Мартыненко, что судит Канкия, советуется с его вторым адвокатом, Мариной Русаковой, о дате нового заседания – чтобы она не оказалась занята. Судья Наталья Ларина, осудившая Макарова, снимала мантию на допросе его дочери, чтобы не травмировать ребёнка и сойти за психолога. А что в итоге?

Возникает ощущение, что вся система полиции, прокуратуры, суда – да всей власти – сплотилась и держит героическую оборону против ополчившихся граждан. Ни шагу назад, ни пяди врагу! А враги трясут законами, машут плакатами – ужас! Ни в коем случае не давать им почувствовать себя людьми, такими же людьми, как ты, представитель власти! Но вот кошмар – они уже почувствовали. Они всё равно ощущают себя правыми, в своём жалком меньшинстве, в своём бесконечном унижении.

Судьи, бубнящие скороговоркой приговоры, написанные заранее и под диктовку, армии ОМОНа, превращающие городские пространства в лабиринт во время митингов, автобусы "карусельщиков" на выборах – всё это признаки страха. Глубокого, отупляющего страха, пронизавшего всю систему.

Тот, кто уверен в своей правоте, не станет бороться с самим здравым смыслом, лишь бы противнику было хуже. Лидер, уверенный в своём авторитете, не станет привозить людей автобусами на проплаченные митинги в свою честь, а других – автобусами же развозить по ОВД за мирный протест. И не будет испускать потоки отвратительной лжи с подконтрольных телеканалов.

Такое впечатление, что мы находимся во власти перепуганных слабаков. Ужас парализует их сознание, лишая способности здраво мыслить и сохранять достоинство. Потому что сильные не только побеждают, но и проигрывают, и даже уходят – с достоинством. И сохраняют право на уважительную память людей. А слабые вылетают из своих дворцов под ноги ненавидящей толпы – и тут же без следа растворяются в истории.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG