Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Собачье сердце и двойной обман

  • Андрей Остальский

Столкновение русских "понятий" с английским почтением к закону чуть было не сорвало открытию второго фронта в июне 1944 года.

Главная героиня этой истории – Наталья Сергеева, парижская эмигрантка, племянница знаменитого белого генерала Евгения Миллера, происходившего из знатного рода обрусевших немцев и похищенного в 1937 году агентами НКВД. Или на роль героя может претендовать горячо любимый Натальей эрдельтерьер по имени "Фриссон".

Новые подробности этой истории только что описал известный британский публицист Бен Макинтайр в книге ‘Double Cross’ ("Двойной Обман").

В 1943 году Сергеева, явилась в британское посольство в Мадриде. Она сообщила, что закончила разведшколу абвера и готовится к заброске в Британию, но при этом не желает шпионить на немцев. Она хотела бы помочь освобождению своей второй родины – Франции. А потому готова стать "двойным агентом".

Предложение было крайне заманчиво. У британской разведки было уже несколько каналов для передачи противнику дезинформации, но приближалось время высадки во Франции союзных войск. Немцы знали, что вторжение готовится – весь вопрос был, где и когда. Британцам удалось основательно заморочить им голову, но абвер пытался с помощью Сергеевой проверить сведения, получаемые от других агентов. Наталья Сергеева поставила британцам одно дополнительное условие – дать возможность Фриссону попасть на остров в обход обязательного полугодового карантина для домашних животных. Однако закон Соединенного Королевства не предусматривал никаких исключений. Даже ради политической или военной целесообразности. Не существовало никаких механизмов, с помощью которых кто бы то ни было, да хоть сам король или премьер-министр, могли бы такого исключения добиться.

И все же, возбужденные идущей в руки удачей, британские разведчики пообещали Сергеевой "что-нибудь придумать". Но у них ничего не вышло. Вскоре пес, застрявший в карантинном приемнике, заболел и умер.

Наталья была безутешна. Она отказывалась верить, что ради большой разведывательной операции британские власти не готовы закрыть глаза на маленькое нарушение закона. Ведь на кону чуть ли не исход войны! Это никак не соответствовало никаким "понятиям" – ни русским, ни французским. В ее голове созрел чудовищный план. Ведь ее снабдили тайным кодом – на случай, если ее перевербуют. Достаточно вставить тире в условленном месте радиограммы, и все, Фриссон будет отомщен. В Берлине узнают, что через "Лили" идет британская деза. И если из ее сообщений следует, что высадку союзников следует ожидать где угодно, но только не в Нормандии, то на самом деле именно там она и произойдет.

К счастью, у британских разведчиков появились основания опасаться чего-то в этом роде. Приехал начальник – полковник Робертсон – который сурово побеседовал с Натальей. Ее отстранили от работы. Положили пенсию – пять фунтов в неделю – неплохие деньги по тем временам. И поселили под надзором подальше от места событий. А от ее имени вполне успешно работал офицер контрразведки.

А она еще выпендривалась, говорила: "Не надо мне ваших денег". Но Робертсон сказал: возьмешь, как миленькая.

В других странах Наталью, наверно, расстреляли бы по законам военного времени. Или посадили бы в тюрьму. Но не в Британии. Не было такого закона, чтобы наказывать за намерение. Даже самое зловредное.

Во время войны один из главных британских судей лорд Эткин написал: "В Англии, даже в момент военного столкновения, законы не молчат. Они говорят на том же языке, что и в мирное время. В этом одна из основ свободы, за которую мы сейчас сражаемся".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG