Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сирийская оппозиция готовится к встрече "Друзей Сирии" в Стамбуле


Ирина Лагунина: Дипломатические представители 71 страны встретятся в воскресенье в Стамбуле на конференции «Друзей Сирии». Цель – оказать давление на Дамаск с тем, чтобы режим Башара аль-Асада отказался от применения силы против оппозиции и прекратил расстрел городов. Именно такое объяснение цели конференции дал представитель турецкого правительства. О позиции Турции по отношению к происходящему в Сирии и о сирийской оппозиции, которая нашла приют в соседней стране, рассказывает наш корреспондент в Стамбуле Елена Солнцева.

Елена Солнцева: Стамбул недаром называют «Меккой сирийской оппозиции». Со времен Османской империи сюда из Дамаска ехали сирийские купцы, чтобы пожаловаться султану на европейских миссионеров. Сюда потянулись недовольные баасистским режимом Хафеса Асада, опальные писатели, инженеры, исламские богословы, учителя, которые основали довольно многочисленную сирийскую общину в европейской части города. В минувшем году, когда в Сирии начались массовые выступления против Башара Асада, в Стамбуле был создан Сирийский Национальный Совет, который возглавил диссидент Бурхан Гальюн, социолог, писатель, общественный деятель. Именно его турецкие средства информации прочат на роль президента новой свободной Сирии. Профессор Сорбонны Гальюн родился в сирийском городе Хомс, в религиозной суннитской семье. В семидесятых написал книгу о роли государства в арабских странах, которое, по мнению ученого, стало врагом общества. За призывы к восстановлению демократии был вынужден эмигрировать в Европу. Долгие годы преподавал в университете Сорбонна. Вот что заявил Гальюн в интервью турецкому телеканалу НТВ.

Бурхан Гальюн: Президент Сирии причастен к убийствам тысяч людей, он отвечает за сотни пропавших без вести, за десятки тысяч беженцев, которые оказались в Турции, Иордании, Ливане. Режим более не имеет права называться легитимным, поскольку он убивает свой народ. Власть не признает оппозиции, не признает людей, которые выходят на улицы, называет их террористами, бандитами, купленными на деньги Запада, и хочет вести диалог только с теми, кто этой власти лоялен.

Елена Солнцева: Речи профессора транслируют по всем арабским телеканалам. Гальюн обещает вернуть армию в казармы, остановить кровопролитие и аресты и провести расследование убийств и актов насилия. После перехода власти к оппозиции Гальюн собирается строить в Сирии европейскую демократию, в частности он не раз говорил , что надо прекратить военное сотрудничество с Ираном и поддержку террористических групп «Хезболлах» и ХАМАС. До недавнего времени Гальюн был убежден, что можно договориться с властью, и выступал за проведение парламентских выборов. Такая «примиренческая» позиция вызывала недовольство в рядах революционеров. Проживающий в Стамбуле сирийский активист, выступающий под псевдонимом Алекс Хаансад, говорит, что Гальюна называют «европейским мечтателем», который вряд ли удержит власть в раздираемой религиозными противоречиями стране.

Алекс Хаансад: Часть курдских оппозиционеров во главе с диссидентом, восьмидесятилетним Хайсамом аль-Малехом покинула ряды Национального совета . Они объявили о создании своей организации патриотического действия. Сторонники выступили за переход к решительным действиям против режима президента Башара Асада и оказание финансовой и военной помощи повстанческим отрядам так называемой Сирийской свободной армии. В последнее время профессор Гальюн занял иную позицию. Он понял, что время переговоров прошло, и начал призывать к вооруженной борьбе.

Елена Солнцева: «Сирийская оппозиция довольно раздроблена, - пишет в одной из турецких газет участник совета, преподаватель стамбульского университета, сириец Ахмет Караджа, - Нет согласованных действий. Каждый тянет одеяло на себя». А вот слова из книги воспоминаний восьмидесятилетнего курдского диссидента Хайсама аль-Малеха, которого называют «узником совести». Бывший судья, аль Малех провел в тюрьмах более десяти лет за критику режима. «Так же, как и я, многие сирийцы отсидели в тюрьмах. Это создало атмосферу взаимного отчуждения, недоверия, вражды. В результате ни один из членов совета не имеет реального влияния. Многие хотят примкнуть к народному движению, чтобы захватить политическую власть». К тому же активисты считают, что представители оппозиции потеряли связь с реальностью. Сирийский национальный совет состоит, главным образом, из ссыльных революционеров, многие из которых давно живут за рубежом и слабо представляют себе, что на самом деле происходит на Родине. Преподаватель стамбульского университета, сириец Ахмет Караджа

Ахмет Караджа: В Национальном совете около трехсот человек: исламисты, либералы, курды, ассирийцы, представители племен, христиане, независимые граждане . Их имена держатся в тайне из-за опасения, что спецслужбы Башара Асада начнут преследование. Преобладают арабы-сунниты, алавитов практически нет. Оппозиция опасается, что алавиты, эта мусульманская секта, к которой принадлежит вся семья правящего президента Башара Асада, может опять захватить власть. Алавиты долгое время угнетали страну. Башар Асад и его отец за время своего правления роздали им все правящие посты и львиную долю государственного имущества. Религиозное население Сирии, большинство которых арабы сунниты, считают, что пришла пора мстить.

Елена Солнцева: Разногласия в рядах оппозиционеров вызывают споры о будущем государства. В Сирии проживают слишком много этнических групп и религиозных меньшинств. Раздаются требования создания автономий, что может привести к распаду страны. Активисты опасаются роста исламистских партий и требуют закрепить светский характер государства. Ведущую роль в совете занимает «Мусульманское братство». Члены этой религиозной организации были высланы из страны в восьмидесятые годы после поражения в вооруженном конфликте с режимом. Однако, несмотря на запрет, остались одной из самых влиятельных религиозных организаций Сирии. Братья уверяют, что используемые ими террористические методы борьбы и убийства неугодных политических противников ушли в прошлое, уступив место переговорной тактике. «Братство» также выступило с заявлением, что Сирия должна быть в первую очередь страной, где уважаются права человека. Турецкий журналист-международник Аслан Карахан

Аслан Карахан: В Турции военные всегда воевали с религиозными партиями, которые хотели подмять под себя власть. Если власть перейдет в руки исламистов, они попытаются подмять все под себя. И после этого они вряд ли будут думать о религиозных меньшинствах. К тому же братство имеет давние проблемы с сирийскими военными, которые сражались с этой организацией как с главным внутренним врагом

Елена Солнцева: Средства информации почти ежедневно сообщают о том, что турецкую границу нелегально пересекают сирийские военные. За отказ стрелять в мирных жителей их сажают под арест, при попытке к бегству объявляют дезертирами и казнят. Многие офицеры, захватив членов своих семей, тайно, ночью, покидают свои дома и отправляются в Турцию. Бегство правительственной армии приобретает массовый характер. Большинство прибыло из провинции Идлиб на севере Сирии, где вот уже несколько месяцев войска регулярной армии пытаются уничтожить очаг сопротивления оппозиции. Военные сирийские лагеря, расположенные в провинции Хатай на востоке Турции, хорошо защищены и находятся под контролем спецслужб. Такие повышенные меры безопасности были приняты после того, как из лагеря был похищен основатель «Свободной сирийской Армии» полковник Мустафа Хармуш, который стал первым офицером высокого ранга, дезертировавшим из армии Асада. Полковника выкрали агенты сирийской службы безопасности, его обвинили в предательстве и казнили. Вскоре турецкие спецслужбы арестовали нескольких турок, которые были причастны к похищению. Как сообщали газеты, руководила операцией женщина. В момент ареста при ней были обнаружены записки и планы похищения нескольких высокопоставленных сирийских офицеров. После смерти Хармуша вооруженные силы оппозиции возглавил бывший полковник ВВС, перешедший на сторону оппозиции, Рияд Эль Асад. Вот что он сказал в своем видеообращении к согражданам.

Рияд Эль Асад: «Сирийской свободная армия» не представляет какую-то одну секту, религию или политическую партию. Мы верим в необходимость защиты всех членов сирийского общества. Мы сотрудничаем с Национальным Советом Сирии и совместно принимаем решения. Наши бойцы ведут операции против правительственных войск. Потери сирийской армии, которая подчиняется Асаду, растут. На нашу сторону переходят сотни солдат и офицеров.

Елена Солнцева: Средства информации сообщают о том, что в Турции сосредоточены около пятнадцати тысяч солдат, двенадцать генералов и более трехсот офицеров среднего звена. Они якобы поддерживают связь с повстанческими бригадами, которые защищают мирное население в «освобожденных районах». Повстанцы дислоцируются в приграничных, лесистых районах Сирии. Впрочем, повстанцы, это сказано слишком громко. Это в большинстве местные крестьяне, фермеры, учителя, которые ушли в горы, покинув свои дома. Многие совсем недавно взяли в руки оружие и даже не успели сменить гражданскую одежду на камуфляж. Наспех сооруженные сторожки, котелки, оловянные ложки, бинокли, почти у всех на лицах арабские платки, закрывающие большую часть лица, джинсы, футболки с турецких базаров с названиями популярных футбольных клубов. Их отряды обычно немногочисленны, объединяют несколько десятков человек, мобильны и поддерживают постоянную связь друг с другом. В окрестностях действует около семидесяти подобных групп. Бывший жандарм Ибрагим Тото в интервью турецкому телеканалу говорит, что всех их объединяет отчаянная решимость. Все понимают, что возврата нет, и готовы идти до конца. Фермер мстит за своих коров, которых расстреляли солдаты правительственных войск, крестьянин сражается потому, что сожгли его дом и у него нет средств купить новый, учитель - потому что потерял свою работу. Повстанцы просят помочь оружием, говорят, что не хватает еды. Вот что сказал один из группы.

Разгорается гражданская война. Репрессии усиливаются, расправы с мирными жителями заставляют людей думать о самообороне. Мы сражаемся за свой народ и охраняем его от произвола правительственных солдат. Мы не зависим ни от кого, просто хотим жить в свободной, безопасной стране: растить детей, собирать урожай, зарабатывать на жизнь. Дороги назад нет. Моя жена вынуждена уехать в лагерь беженцев в Турцию, потому что наш дом сожгли.

Елена Солнцева: Некоторые турецкие военные требуют ввести самые жесткие санкции против сирийского режима. В частности, обсуждается план введения морской блокады и зоны, закрытой для полетов. Однако эксперты не исключают, что такое решение приведет к военному конфликту. Сирийские власти обладают современной системой противовоздушной обороны. «Если НАТО попытается контролировать воздушное пространство, это повлечет за собой недовольство сирийский властей, которое может привести к началу боевых действий», - говорит бывший турецкий военный Ахмет Закай.

Ахмет Закай: Военные оппозиционеры хотят создать на территории Сирии свободную территорию, буферную зону, которая будет независимой от правительственных войск. Там будут формироваться оппозиционные силы. Однако как это будет происходить, пока не ясно. Очевидно, что эту зону должны будут контролировать иностранные военные, что означает вмешательство в дела суверенной страны. Военные требуют морской блокады Сирии, но это довольно сложная задача. Сирия обладает в регионе самым большим потенциалом оружия. Возможно даже биологическим и химическим оружием.

Елена Солнцева: У самого входа в лагерь сирийских беженцев в юго-восточной провинции Хатай кто-то выложил мелкой галькой «Нет России!». Проходящие мимо мужчины объясняют, что надпись появилась после того, как Россия вместе с Китаем заблокировала резолюцию Совета безопасности ООН о введении санкцией против режима. «Российские власти явно против иностранного вмешательства в Сирию, потому что давно поставляют туда оружие», - продолжает бывший военный Ахмед Закай, работавший раньше на военной базе НАТО. Как утверждают турецкие источники, в минувшем году Россия продала Дамаску вооружений примерно на миллиард долларов и продолжает вооружать режим, несмотря на международное давление. Более того, Москва не собирается отказываться от ранее заключенных военных контрактов и все заявления о том, что эти вооружения якобы нельзя использовать для борьбы с внутренней оппозицией, а только для отражения внешней угрозы, выглядят для турецких специалистов малоубедительными.

Ахмет Закай: Запад поддерживает повстанцев. Россия укрепляет Асада, вооружая его режим. Солдат Башара Асада обучают российские инструкторы. Оппозицию обстреливают из российских танков. Россия вкладывает в сирийскую экономику, строит мощные заводы, оплачивает сирийский внешний долг. Все дружественные когда-то России диктаторы были свергнуты - как Каддафи или Хосни Мубарак. Асад - последний из них. Если его режим будет свергнут, русские потеряют весь Ближний Восток.

Елена Солнцева: Ситуация в стране будет только ухудшаться, считают эксперты.
XS
SM
MD
LG