Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Детская книга как занятие и как рынок


Продажи книг о Гарри Поттере бьют все рекорды

Продажи книг о Гарри Поттере бьют все рекорды

2 апреля отмечается Международный день детской книги. Он проводится с 1967 года в день рождения датского детского писателя Ганса Христиана Андерсена.

Доля детской литературы на российском книжном рынке составляет 10-13 процентов. В странах западной Европы и в США этот сегмент занимает около четверти объема рынка.

В советские времена, на которые пришлось детство если не большинства, то значительной части нынешних взрослых, существовал абсолютный монополист, и имя ему – издательство "Детгиз". Как правило, книжки (даже для самых маленьких, из серии "Моя первая книга") печатались на плохонькой газетной бумаге, зато благодаря гигантским тиражам и копеечным ценам они расходились по всей стране.

Сейчас издательств, специализирующихся исключительно на детской книге, много, и есть среди них отмеченные тактом и вкусом. Однако чаще всего их продукция в окраинные города, и уж тем более села не доходит – накладно. Добавим к этому, что детские библиотеки повсеместно либо вымирают, либо деградируют.

И все же, кто хочет, тот новинку найдет. Правда, не вся книжная продукция безупречна, есть случаи совершенно безобразные. Некоторое время назад все возмущались "Гарри Поттером" с чудовищным количеством опечаток. Между тем, труд корректора особенно нужен для детских изданий, ведь ребенок постигает грамоту через печатное слово. Радует, что в последнее время полиграфическая культура все-таки растет и нередко уже достигает таких высот, что книжка становится произведением искусства. В первую очередь, разумеется, за счет иллюстраций.

Лучше всего обстоит дело с книжками для самых маленьких. Хуже – для подростков, которые сейчас сталкиваются с проблемами, незнакомыми их мамам и папам. Не то, чтобы сейчас совсем не стало детских писателей, но родители склонны покупать те книги, на которых они сами выросли. Потому в лидерах продаж – классика. Андерсен, Пушкин, Чуковский. Между тем, это уже, хоть и почтенная, но история литературы, и оглядку на историю делать приходится. Прежде каждому дитяти было понятно, кто такой Мойдодыр. Но у многих ли в домах сейчас найдется умывальник?

О рынке детской литературы говорит Светлана Дындыкина из издательства "Розовый жираф", специализирующегося на выпуске книг для детей:

– Есть крупные игроки на рынке – они же ведущие. Есть издательство "Росмэн", который специализируется на детской литературе. В то же время есть определенное количество независимых издательств, которые специализируется на детской литературе. Они занимают, может быть, не самую большую долю рынка, но оказывают заметное влияние на его развитие.

– Верно я понимаю, что прибыльнее всего переиздавать классическую детскую литературу, скажем, советского образца?

– Крупные издательства этим и занимаются. Они переиздают классические книжки, причем часто с современными и не очень качественными иллюстрациями. Поскольку рынок детской литературы довольно консервативен, он меняется медленно. Покупают те книги, с которыми читатели знакомы еще по собственному детству. Поэтому, конечно, такие издания пользуются популярностью. На этом легко зарабатываются деньги.

– Это хорошо или плохо, что читатель консервативен? Если плохо, то можно как-то раскачать этот рынок для того, чтобы появилось больше новых молодых авторов или принципиально новых книжных проектов?

– За последние лет 5 ситуация уже раскачалась, например, благодаря усилиям издательства "Самокат", которое "выстрелило" на рынке детской литературы новыми переводными книгами для подростков, младших школьников, благодаря таким издательствам, как "Розовый жираф". Хорошо ли, что рынок консервативный? Я так отвечу: хорошо, что книжки покупают детям. Значит, взрослые лелеют надежду, что все-таки их дети будут читать. То, что покупают не самые лучшие книжки, – с точки зрения качества текста, иллюстраций, полиграфического качества, – это, конечно, плохо. Но мы видим (и по тому, как мы сами растем, и по тому, как появляются новые издательства, как они находят новых авторов, новых, очень нестандартных художников, выпускают очень интересные книги) – мы видим, что ситуация меняется. И читатели меняются. Те же самые бабушки готовы купить Чуковского, поставить его на полку, а потом попробовать что-нибудь современное.

– Что важнее для детской книги – иллюстрация или текст?

– Смотря для какого возраста. Если мы говорим о совсем маленьких детишках, то для них, конечно, важно, чтобы были иллюстрации. Потому что истории с картинками они готовы выслушать, узнать, познакомиться с ними. В издательстве "Розовый жираф", где очень много книг выпущено и для малышей, и для младших и средних школьников, мы, конечно, стараемся их иллюстрировать. Потому что даже подросткам интересно читать книжки, где интересные иллюстрации. Художник не менее важен, чем писатель, автор.

– Кого не хватает больше – хороших авторов или хороших художников?

– С авторами намного сложнее. Кажется иногда, что настоящие писатели пишут для взрослых. Может быть, они не верят в то, что можно быть успешным в детской литературе. Проблема отчасти идеологическая. Когда человек пишет для взрослых, он не держит в голове, что должен чему-то научить или подать какой-то пример, транслировать какие-то ценности. А когда писатель пишет для ребенка, все-таки кого-то это останавливает. На рынке очень много книжек для школьников, среднего школьного возраста. Но в основном это мусор, это бульварное чтиво. Есть бульварное чтиво для взрослых, а есть такое же чтиво для детей, не очень хорошего качества, с точки зрения текста, в том числе и отечественных авторов. Хорошие школьные повести очень сложно найти. Очень много переводных книжек про школу, но хочется издать книгу про современную отечественную школу. Вот это сложно найти.

– То есть, рынок детской литературы можно разделить на два возрастных сегмента? Для самых маленьких – эта часть рынка особенно стабильна. А вот для подростков, для старших школьников – тут произошел настоящий взрыв из-за фэнтэзи и большого проникновения западной переводной литературы?

– Изменения коснулись не только подростковых книжек, но и книжек для самых-самых маленьких тоже, потому что появилось большое количество книжек-картинок. Не так много было книжек, адресованных тем, кто даже не до конца в состоянии выслушать историю. Они еще не сидят на месте – годовалые, например, дети. Но появилось огромное количество книжек, рассчитанных на них. В последние 5-7 лет стали переводиться и издаваться книжки, которые в Америке или Европе просто классика, уже многие поколения людей на них выросли, а у нас их не было.

– Этот рынок сильно подвержен воздействую новых информационных технологий? Скажем, существуют электронные книги и аудиокниги для детей?

– Да, существуют – и электронные, и аудиокниги. Но это в основном касается книг, где текст на первом месте. Соответственно, это книги для детей постарше. А книги для малышей традиционно покупают в бумаге. И довольно сложно технологически еще сделать какие-то интерактивные книги для "Айпеда" или "Айфона", для мобильных приложений. Это довольно дорого. Аудиокниги в целом пока ограничиваются школьной программой и рекомендациями по внешкольному чтению. Современных аудиокниг не очень много.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG