Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Генис: Наш ''Американский час'' завершит Марина Ефимова, которая расскажет о чрезвычайно популярной книге последней жены Фрэнка Синатры, которая была первой и последней любовью певца, влюбившего в себя Америку.

Barbara Sinatra. “Lady Blue Eyes: My Life with Frank”.
Барбара Синатра. ''Леди “Голубые глаза”. Моя жизнь с Фрэнком''

Марина Ефимова: Барбара Синатра была четвёртой женой американского эстрадного певца и киноактера Фрэнка Синатры – одного из самых знаменитых в мире. В молодости Синатра обладал мягчайшим, каким-то врожденно романтическим голосом и прекрасным исполнительским вкусом, удивительным для молодого человека, росшего в 30-е годы в припортовом итальянском городке Хобокене, под Нью-Йорком.
Синатра не был красавцем (если не считать глаз несказанной голубизны), у него был буйный ''сицилийский'' темперамент, и, тем не менее, всю жизнь он был связан интимными отношениями с женщинами, знаменитыми своей красотой и талантом. Две из них были его жёнами: в 50-х годах - актриса Ава Гарднер, а в 60-х – молоденькая восходящая кинозвезда Миа Фарроу. Они были второй и третьей жёнами, первой была красавица незнаменитая, которая прожила с ним десятилетие 40-х и родила троих детей. После развода с Мией Фарроу, уже живя в Калифорнии, уже 55-ти лет отроду, Синатра влюбился в свою соседку, жену комика Зеппо Маркса – Барбару. В книге ''Леди Голубые глаза'' Барбара вспоминает:

Диктор: ''Фрэнк встречался тогда с женщинами, о которых мечтал весь мир. Я видела Мэрлин Монро, которая некоторое время жила у него, я знала о его связях с Лорен Бокал, Ким Новак и Джуди Гарланд. К тому времени, как он обратил внимание на меня, он был на новом взлете карьеры - живая легенда, человек, привыкший иметь всё, что он хочет. Он прошел в своей жизни через взлеты, падения и новые взлёты. Его сердце не раз было разбито. У него были деньги, влияние, близкие друзья и увлечения, которые занимали все его время. И только одного у него не было – любви''.

Марина Ефимова: Из книги ''Леди Голубые глаза'' становится понятна мужская харизма Фрэнка Синатры, которая вовсе не исчерпывалась его славой. ''Я с 14 лет любила его песни, его необычайный голос, - пишет Барбара, - но я никогда не относилась к тем истеричкам, которые неистовствовали на его концертах''. К тому же я уже давно была его соседкой''. И вдруг, на одной из вечеринок в его доме Барбара заметила, что Фрэнк неотрывно на нее смотрит. В какой-то момент он взял ее за руку, увел в соседнюю комнату и попросил: ''Посидите со мной немножко''.

Диктор: ''От абсолютно неожиданной для меня перемены курса, я забыла об осторожности и дала опробовать на себе его магнетизм, который можно было сравнить разве что с силами природы. Как только Фрэнк включил свое обаяние, мои защитные инстинкты унесло, как ''перекати поле''. Когда мы сели на диван, наши глаза встретились, он притянул меня к себе и поцеловал. И от одного этого поцелуя я почувствовала, что стану новым завоеванием Синатры. Но ничего больше не случилось – ни в тот вечер, ни через неделю, ни через месяц. Это была игра Фрэнка. Он вывел меня на свою орбиту, и мое притяжение к нему было лишь делом времени. И хотя я считала его внимание не больше, чем порывом, я с нетерпением ждала следующего шага''.

Марина Ефимова: Барбара была всего на 9 лет моложе Фрэнка и имела немалый опыт отношений с мужчинами – правда, в основном, неудачный. Первым её мужем был игрок, от него она родила сына, которого долго растила одна. Стройная, очаровательная блондинка, Барбара в юности работала манекенщицей и выступала в Лас-Вегасе. Именно там за ней когда-то безрезультатно поухаживал Джон Кеннеди и так же безрезультатно – тот же Фрэнк Синатра. Она жила с телеведущим Джо Грэйдоном, а потом безопасно вышла замуж за пожилого, угасшего комика Зеппо Маркса, который помог ей растить сына и обеспечил безбедную, спокойную и довольно безрадостную жизнь. Фрэнк Синатра взорвал ее покой:

Диктор: ''Важным элементом того сердечного трепета, который возбуждал Фрэнк, было ощущение исходящей от него опасности, постоянного подспудного напряжения. Он был ''взрывоопасен''. Только близкие друзья знали, что достаточно одной остроумной фразы, чтобы смягчить его легко воспламенявшийся гнев. Фрэнк обожал смешное и мог рассмеяться в разгар очередного взрыва. Характерно, что ближайшими его друзьями были комики: Дон Риклс, Том Дризен, Джо Бишоп и самый близкий – Дин Мартин''.

Марина Ефимова: Добавим, что эта компания комиков по прозвищу ''The Rat Pack'' (крысиная стая), создала серию культовых телешоу. Их ведущим был певец Дин Мартин – действительно, самый очаровательный весельчак 60-х–70-х годов.
Описанное Барбарой начало отношений с Фрэнком далеко не сразу привело к браку. Дело дошло до свадьбы только через пять лет. Не исключено, что это снова была игра Фрэнка, и она вновь достигла цели. Его предложение, свадьба, путешествия медового месяца стали для Барбары уже почти нежданным счастьем.

Диктор: ''Я год привыкала к новому имени. В парикмахерской, в ресторане я произносила его почти шепотом – боялась, что это выглядит хвастовством''.

Марина Ефимова: По книге Барбары не очень легко понять, чем в действительности был их брак с Фрэнком. Безжалостный рецензент газеты ''USA Today'' Крэйг Уилсон пишет:

Диктор: ''Если вас интересуют гламурные браки звезд, мемуары Барбары Синатра - предсказуемое плавание по этому мелководью. Если нет, развлеките себя подсчетом имен знаменитостей, названных автором. Их – тысячи. Но домашняя жизнь со знаменитым певцом не всегда была сладкой. Барбара сама признает, что он был ''то Джекил, то Хайд''. Она вспоминает вечера, когда он напивался с приятелями (''джин делал его злобным''), устраивал сцены в отелях от Нью-Йорка до Гонконга, швырял в окна телефонные аппараты''.

Марина Ефимова: Во время интервью прямолинейность журналистов вызывала ответы Барбары, тоже вызывавшие сомнения в благополучии этого брака с точки зрения расхожей морали. Так, корреспондентка ''Нью-Йорк Таймс'' Робин Твоми напомнила Барбаре, что в начале их романа с Фрэнком у него продолжались отношения с бывшей женой Авой Гарднер, и спросила: ''Не пугали вас эти отношения?'' - ''Нет, - ответила Барбара. – Одна мудрая француженка как-то сказала мне: ''Не бойся старых возлюбленных. Бойся новых''.
Репортер ''Daily Mail'' упомянул о закрепившейся за певцом репутации Дон Жуана, на что Барбара сказала: ''Я следовала еще одному совету и в опасные моменты смотрела в другую сторону''. ''Как вы боролись с перепадами его настроений?'', - спросил журналист. ''Я не боролась, - сказала Барбара, - я с ними жила''. И всё же не вызывает сомнений искренность Барбары, когда она пишет: ''Я была счастливейшей женщиной на свете''. Джон Койн, в прошлом спичрайтер президентов, познакомился с Барбарой в 72-м году. Он пишет:

Диктор: ''За столом у Синатры говорили о литературе, о политике, о музыке. Потом приехала Барбара Маркс. Я и не заметил, как мы с ней разговорились. Она была одной из тех редких красавиц, которые ведут себя так естественно и приветливо, что в их присутствии каждый мужчина чувствует себя в своей тарелке. Бедная девушка из миссурийского городка, пройдя под всеми софитами и через все соблазны большого света, сумела стать умной, естественной женщиной, полной живых и искренних чувств. И судя по ее книге, она осталась такой 40 лет спустя''.

Марина Ефимова: Книга Барбары Синатра – это портрет мужчины, написанный любящей женщиной - портрет талантливого, сильного, страстного, щедрого, ревнивого, остроумного и странного человека. Её книга – больше, чем история ''гламурного'' брака. Это- история любви, начавшаяся в 1971 году и закончившаяся через 27 лет, в 1998-м. Фрэнк Синатра умер на руках у Барбары.
XS
SM
MD
LG