Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о помиловании осужденных


Дмитрий Медведев без прошения осужденного и публичного раскаяния не хочет миловать

Дмитрий Медведев без прошения осужденного и публичного раскаяния не хочет миловать

Президент России Дмитрий Медведев поставил отрицательную резолюцию на заключение экспертов по вопросам помилования. Об этом агентству РИА Новости сообщил глава Совета по правам человека Михаил Федотов. По словам Федотова, президент в своей резолюции указал, что он не понимает, почему он должен миловать человека, который у него не просил о помиловании.
Владимир Кара-Мурза: Президент России Дмитрий Медведев поставил отрицательную резолюцию на экспертное заключение по институту помилования, разъяснявшее, что глава государства имеет право помиловать осужденного даже в том случае, если от него не поступало соответствующего прошения. Об этом сообщил глава Совета по правам человека Михаил Федотов. "Президент в своей резолюции указал, что он не понимает, почему он должен миловать человека, который у него не просил о помиловании", - сказал Федотов. "Это мнение президента, - добавил глава Совета по правам человека. - Мы ему представили мнение десяти специалистов в области конституционного права. Он с ними не согласился". Экспертное заключение, содержащее тезис о возможности помилования без просьбы со стороны осужденного, было передано Дмитрию Медведеву членами Совета 15 марта.
В начале февраля рабочая группа Совета по правам человека предложила президенту помиловать 32 осужденных, входивших в так называемый список политзаключенных, переданный оппозицией Михаилу Федотову.
Бывший судья Конституционного суда Российской Федерации и член рабочей группы Тамара Морщакова подчеркнула, что президент имеет право помиловать осужденного, не дожидаясь от него прошения о помиловании. В перечень лиц, по уголовным делам которых имеются сомнения в правомерности уголовного преследования и наказания, вошли 5 ученых, 12 человек, обвинения которых связаны с предпринимательской деятельностью, 5 человек по вызывающим сомнения обвинениям в причастности к терроризму, восемь человек, осужденных в связи с их гражданской активностью и протестной деятельностью.
В дискуссиях о праве помилования может поставить точку Конституционный суд.
О том, почему президент Дмитрий Медведев отказался помиловать тех осужденных, которые его об этом не попросили лично, мы сегодня беседуем с Валерием Борщевым, бывшим членом Комиссии по помилованию при президенте Российской Федерации, Александром Осовцовым, членом политсовета движения "Солидарность", Александром Подрабинеком, бывшим советским политзаключенным и Юрием Шмидтом, адвокатом Михаила Ходорковского. Как по-вашему, убедительна ли формулировка президента Дмитрия Медведева, отказавшего утвердить резолюцию, что глава государства имеет право помиловать осужденного даже в том случае, если от него не поступило соответствующего прошения?

Валерий Борщев: Прежде всего надо сказать, что конституция дает неограниченное право президенту помиловать. Слава богу, нет закона, в 90 годы хотели закон о помиловании сделать, он действительно мог бы связать руки президенту. Закона такого нет, поэтому все зависит от президента, как он посчитает нужным, есть прошение, нет прошения. Но проблема это старая. Я помню, в нашей комиссии тоже это обсуждалось. Действительно многие осужденные, которые считают, что они осуждены несправедливо, которые считают, что государство перед ними виновато, они не собираются обращаться к государству, которое перед ними виновно. Государство виновно, поскольку оно их осудило, как они считают, несправедливо. Это момент серьезный, он достоин уважения. И тогда мы предложили вариант: хорошо, пусть будет прошение родственников, священников, знакомых и так далее. Должен заметить, что до 17 года, когда царь миловал, отнюдь не всегда требовалось прошение. Я приведу известный пример, его многие знают, когда террорист Каляев убил Великого князя Сергия, то его жена Елизавета пришла к нему в тюрьму и сказала, что я попрошу государя, чтобы он вас помиловал. Каляев отказался, но важно то, что была возможность, что Елизавета Федоровна могла без всякого прошения Каляева обратиться к государю, и тот бы его помиловал. Нет такой проблемы, что обязательно должно быть прошение от осужденного, все в воле президента, как президент посчитает возможным, так и можно сделать. И плюс проведите аналогию с амнистией. Потому что, что такое помилование? Помилование – это адресная амнистия. Амнистию проводят без всякого прошения, чтобы человека амнистировали. Принимается решение, что такая-то категория осужденных подлежит амнистии, их амнистируют. По аналогии точно так же можно поступить и с помилованием.

Владимир Кара-Мурза: В вашем случае требовалось ли при закате советской власти личное, собственноручное прошение о помиловании от политзаключенных?

Александр Подрабинек: В 87 году, когда проводилась кампания по помилованию политзаключенных, от политзаключенных действительно требовали в какой-то форме прошение, направленное в Верховный совет с любым текстом, но важен был сам факт, что заключенный обращается в Верховный совет, ожидая от него помилования. Я бы хотел в дополнение к тому, что Валерий Васильевич сказал, добавить, что аргумент Медведева о том, почему он должен помиловать человека, который не писал прошение о помиловании, совершенно несостоятелен по той причине, что российское законодательство в некоторых случаях предусматривает именно такой порядок помилования. В случаях, когда человек приговорен к смертной казни, и отказывается писать помилование, то прокуратура составляет соответствующее заключение, это уход наверх, обрастает всякими подписями, ложится президенту на стол. И президент должен дать резолюцию о помиловании или отказе от помилования, невзирая на то, что прошения о помиловании от осужденного нет.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, связана ли вся коллизия с желанием заставить Михаила Ходорковского написать прошение о помиловании?

Александр Осовцев: Опосредованно да. Потому что я полагаю, что прежде всего желание нагнуть МБХ испытывает избранный президент Путин, а Медведеву это абсолютно все равно, его волнует его собственное будущее. И понятно, что в этих обстоятельствах, если он подпишет что-нибудь вроде помилования Ходорковскому, прежде всего в данном случае речь идет о нем персонально, то его отношения с Путиным перестанут быть столь благожелательными, как сейчас, и его политическое будущее вообще, и будущее премьерство в частности и в особенности могут пострадать. Я полагаю, что все еще действующий президент Медведев руководствовался прежде всего этими соображениями.



Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG